Премия за гуманизм

20.09.12
17:26
автор: Екатерина Шалина    |    просмотр: (6662)

Победа Японии на текущей Венецианской биеннале, еще раз про павильон России и общемировые тренды в архитектуре.

Неоднократно доводилось слышать: Венецианская биеннале – это политика. Странам-участницам «Золотых Львов» здесь дают не столько за выдающиеся экспозиции в национальных павильонах, сколько в знак поддержки по каким-то политическим мотивам или в качестве стимула, поощряющего недавно присоединившихся продолжать выставляться. Поэтому у Бахрейна или Польши, лауреатов прошлых архитектурных сессий, априори шансов было больше, чем у постоянных крупных игроков вроде США, Великобритании, Германии, Франции. На этот раз выбор жюри одновременно и подтверждает, и опровергает бытующее мнение.

Foto: Giorgio Zucchiatti. Courtesy: la Biennale di Venezia
Павильон Японии

Япония, безусловно, относится к «столпам» Биеннале. Собственным павильоном на территории Джардини она обзавелась еще в середине 1950-х годов, и делала здесь выставки, которые пользовались успехом у публики хотя бы потому, что Страна восходящего солнца и ее своеобразная архитектурная мысль – это всегда интересно. Если сам павильон долго не получал первых премий, то причастные к нему в разные годы мастера – Кадзуо Седзима, Дзунья Исигами – в других номинациях их получали. И у заслуженного Тойо Ито, учителя Кадзуо Седзимы, куратора нынешней победоносной выставки, тоже  был до того «Золотой Лев» -  присудили в 2002 году за общий вклад в профессию, как сейчас Алвару Сизе.

Foto: Giorgio Zucchiatti. Courtesy: la Biennale di Venezia

Экспозиция, которую Ито в этом году сделал в национальном павильоне, формой презентации не выделялась. Панорамные фото во всю стену - как у Германии и Швейцарии. Рукодельные макеты из деревянных брусочков, веточек и прочих подручных материалов - как у Финляндии и ее североевропейских соседей. Словом, страна высоких технологий показала тот самый лоу-тек и хэнд-мейд, от которого Россия, готовясь к нынешней выставке, намеренно отказалась.  

Фото Екатерина Шалина

Победу Японии обеспечило в первую очередь содержание проекта. Выставка «Архитектура. Возможно здесь? Дом-для-всех» (Architecture. Possible here? Home-for-All) посвящена людям, потерявшим жилье из-за цунами 2011 года. Пейзажи на стенах – фотографии Наойи Хатакеямы (Naoya Hatakeyama), сделанные на месте стертого волной с лица земли портового города Рикузентаката, где проживало 26 тысяч человек. Модели сооружений, расставленные на пеньках-подставочках, - результаты работы, проделанной группой архитекторов - Кумико Инуи (Kumiko Inui), Cоу Фудзимото (Sou Fujimoto) и Акихиса Хирата (Akihisa Hirata) - под руководством Тойо Ито и при поддержке Фонда Японии.

Фото Екатерина Шалина

Встретившись в октябре 2011 года, они начали серию исследований: выезжали на место бедствия, общались с пострадавшими, живущими во временных сооружениях в лагерях социальной помощи. Вопросы, которые участники проекта ставили перед собой: нужна ли вообще архитектура людям, пережившим катастрофу, как и чем она может помочь им? Речь не шла о постройках первой необходимости, имелась в виду некая знаковая архитектура. Что можно построить на опустошенной цунами земле, чтобы выразить дух места и его сложные обстоятельства? Что могло бы стать символической точкой отсчета жизни «после»?

Фото Екатерина Шалина

Из разговоров с жителями постепенно выяснилось, что им не хватает организованного пространства, где можно было бы встречаться с родственниками, друзьями, знакомыми, оказавшимися в разных временных пристанищах. Места памяти о разрушенном городе и места умиротворения. Подходящую площадку архитекторы нашли на холме, откуда открываются виды на океан и долину Рикузентакаты. Появилась идея задействовать в строительстве стволы деревьев, выкорчеванных стихией. Из разных вариантов, предложенных архитекторами, для реализации выбрали структуру с крытыми и открытыми платформами-террасами, связанными на разных уровнях лестницами. В павильоне на Биеннале, чтобы передать ощущение от придуманного сооружения, Тойо Ито расставил такие же стволы-столбы.

Комиссар японского павильона Тойо Ито, Министр внутренних дел Италии Анна Мария Канечелльери, Президент Венецианской биеннале Паоло Баратта.


Конечно, «Золотой Лев», присужденный Японии, - символ поддержки и сочувствия мирового сообщества пострадавшей стране. Можно сказать, что решение жюри во многом обусловлено, если не политическими, то общечеловеческими соображениями. Но причина успеха и в том, что Япония со своим проектом стопроцентно попала в русло размышлений об архитектуре, заданное  куратором Биеннале Дэвидом Чипперфильдом в его проекте Сommon Ground, подразумевающем не только «общую землю», но и общий бэкграунд, общие интересы, точки пересечения и все, что может быть общим в архитектурном процессе.  В центре внимания многих участников оказались малобюджетные, социальные, направленные на реабилитацию и реорганизацию проблемных территорий и экономию ресурсов проекты. На пресс-конференции Чипперфильд подчеркнул, что эта Биеннале не столько про последствия экономического кризиса, сколько про проблемы самоидентификации архитекторов и их осознание своей роли в меняющемся мире. Поэтому японцы с их рефлексией (быть или не быть, и если быть, то как?) попали в самую точку. Если и мог с ними кто-то конкурировать из тройки «специально упомянутых» (Польша, Россия, США), то не Россия, а скорее США с историей  о различных инициативах по улучшению качества жизни и городской среды, предпринятых архитекторами, дизайнерами и простыми гражданами (проект «Спонтанные интервенции»).

Foto: Francesco Galli, Courtesy: la Biennale di Venezia
Павильон США

Россия в общий тренд не попала (дорогая электронно-орнаментальная экспозиция, дорогой проект «Сколково», дорогие звезды архитектуры, привлеченные к работе над ним). Зато попала на первые полосы венецианских газет, писавших о Биеннале, и во многие другие зарубежные СМИ. Команда отечественного павильона, о чем мы уже рассказывали, представила настолько запоминающуюся и ни на что не похожую выставку, что, кажется, получила свою особую Премию в том числе за выпадение из общего ряда. Григорий Ревзин на презентации российского проекта, прошедшей недавно на «Стрелке», сообщил, что это был пик, на котором он хотел бы оставить должность комиссара павильона.

Фото предоставлено пресс-службой «Сколково»
Павильон России

Стоит ли России дальше пытаться улавливать мировые тренды, как-то встраиваться в мейнстрим, выставляясь в Венеции?  Здесь этого от нас, похоже, давно не ждут - привыкли, что русские все равно «поперек». Когда все про этику – Россия про эстетику, все про редукцию и реорганизацию имеющегося, Россия – про расширение и стройку века, все про хай-тек – мы про хэнд-мейд и наоборот, и так далее, поэтому темы и впредь можно выбирать, ориентируясь только на то, что самим представляется в данный момент актуальным. Большим вызовом для следующей команды, которая примет вахту в российском павильоне на Венецианской биеннале архитектуры, будет заданная в этом году планка художественного и технологического качества экспозиции.

автор: Екатерина Шалина |  просмотр:(6662)
Добавить в блог







Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey