Не утратить рай

04.08.16
16:30
автор: Екатерина Шалина    |    просмотр: (3634)

Раскрывая тему «Убежище», фестиваль «Архстояние 2016» напомнил, какие опасности подстерегают современного человека, и показал, как и где от них можно укрыться.

Николай Полисский, «Белые ворота»

В этом году организаторы «Архстояния», куратор Антон Кочуркин, продюсеры Юлия Бычкова и Иван Полисский, подняли тему с многослойным психологическим подтекстом. Желание убежать и спрятаться от чего-то или кого-то периодически испытывает каждый человек, особенно живущий в большом городе, где состояние стресса – норма повседневности. В конце 1980-х в деревушку Никола-Ленивец на берегу Угры сбежали от цивилизации за вдохновением и покоем архитектор Василий Щетинин, художник Николай Полисский и их друзья. Это «место силы» сначала стало убежищем для резидентов маленького художественного поселения, а с 2006 года – и для гостей устроенного ими фестиваля ландшафтных объектов «Архстояние». Со временем гостей, правда, становилось все больше. Разрастался и «ареал обитания» инсталляций. Вернуть месту несколько подзабытый смысл, проложить новый маршрут и с его помощью обеспечить связность огромной уже территории арт-парка – такие задачи поставили перед собой в этом году устроители.

Николай Полисский

Обе идеи сошлись в «заглавном» объекте нынешнего фестиваля –  «Белых воротах» Николая Полисского, вставших в чистом поле, прямо по центру между двумя крайними точками арт-парка – деревнями Кольцово и Звизжи. Полисский по-прежнему мыслит Никола-Ленивец раем на земле, где художники, укрывшись от суетливого мира, могут свободно жить и творить на природе. Его новый объект, реинкарнация «Политехнических ворот», гостивших в прошлом году на ВДНХ, теперь стал своеобразными «вратами рая», всего художественного Убежища, которое представляет собой данная территория.

Собранные непостижимым образом из множества деревянных элементов, напоминающих детали какого-то сложного механизма или структуру днк, «Белые ворота» относятся к той же «научной серии» художника, что и инсталляция «Вселенский разум», поселившаяся на здешних просторах несколько лет назад. Ворота так же поражают парадоксальным сочетанием кустарности и конструктивной изощренности, какими мог бы отличаться какой-нибудь портал между мирами, возведенный представителями исчезнувшей высокоразвитой цивилизации. Впрочем, это и есть портал между мирами – повседности и творчества – или новый «пуп земли», как называет свое творение сам автор. Ворота активировали и обозначили несколько маршрутов – в деревню Звизжи и на Москву, в сторону Угры и «Бобура», еще одной «космической» скульптуры Полисского, расположенной на солидной дистанции от эпицентра «Архстояния». И, наконец, отсюда теперь начинается совершенно новый путь – через болотистую местность к ландшафтному парку Версаль, где сосредоточено большинство арт-объектов.

Ключевым звеном на этой оси «побега в природу», в принципе сделавшим ее возможной, стал «Вязаный мост», перекинутый через запруду, устроенную бобрами. Это самый функциональный и трудоемкий в исполнении проект нынешнего «Архстояния». Не имея возможности провести дорогостоящие гидрологические исследования, его авторы, архитекторы и интерны бюро Wowhaus, под началом Олега Шапиро, координатора проекта Ольги Рокаль и ведущего архитектора Есбергена Сабитова, придумали гибкую консольно-шарнирную конструкцию, способную адаптироваться к меняющимся сезонным условиям. Сначала в болотистую почву погрузили 9 блоков опор из колодезных колец, соединенных металлическими рамами. На них установили деревянные столбы, между которыми перекинули балки и горизонтальные секции моста.Секции соединены так, что могут слегка подниматься или опускаться в зависимости от изменений уровня воды. 

Фото Есберген Сабитов
Бюро Wowhaus, «Вязаный мост»

Бетон опор, с одной стороны – материал, который не несет угрозы здешнему животному миру, а с другой стороны – его не подточат острые зубы бобров. С ними у создателей моста возникла своего рода строительная конкуренция. Бобры продолжали усердно возводить плотины, уровень воды повышался, затрудняя стройку. Чтобы освободить течение, плотины приходилось постоянно расчищать, чем методично на протяжении месяца занимался Есберген Сабитов. Чтобы следить за строительством, он чуть ли не жил все это время на берегу в палатке. Мост стал не только связующим звеном между двумя частями парка, но и смотровой площадкой, откуда можно наблюдать за флорой и фауной. Это сооружение показало природу в разрезе, дав человеку возможность заглянуть в самое ее нутро – например, только отсюда открывается вид на самое настоящее, но нерукотворное убежище – хатку бобров. Таким оригинальным способом «Вязаный мост» соприкоснулся с темой фестиваля.

Дом бобра — природное образование, включенное в карту объектов «Архстояния». Находится в фарватере сухого старого русла реки Угра. С 2012 года это место начали обживать бобры — строить свои дома и плотины. В результате деятельности бобров за 4 года небольшое болотце превратилось в озеро.

Кроме того, само сооружение, по идее авторов, со временем должно «спрятаться», раствориться в ландшафте. Берега укрепили сеткой из ленточных обрезков кровельной жести, которую засыпали гравием и грунтом. Эту систему для организации вертолетных площадок использовали во время войны во Вьетнаме американские военные. А здесь в сетку высадят местные растения, и мост скроется за ними. Останется только путь. Треугольные края опорных рам станут основой для второй очереди строительства, запланированной на 2017 год, – ответвляющихся от моста променадов и площадок для отдыха.

Фото Ольга Гриб

Фото Ольга Гриб

Фото Ольга Гриб

Фото Ольга Гриб

Далее на пути гостей фестиваля поджидало первое рукотворное убежище – «Обитаемое вещество» Дмитрия и Елены Каварга, художников, работающих с полимерами в стиле, который они сами называют «биоморфным радикализмом, переходящим в конструктивизм».

На компактной полянке они поселили белоснежное, скорее даже не вещество, а «существо». Его остов сварен из 1 километра металлического прута, а причудливая «плоть» смоделирована из сплава стеклоткани, пластиковых бутылок и т.п. То ли это космический корабль, то ли это сам пришелец, в чрево которого можно забраться. Организаторы фестиваля в этот раз хотели отойти от негласного правила использования только природных материалов в создании объектов, и эта инсталляция стала, пожалуй, самым смелым экспериментом по внедрению искусственных субстанций в природный контекст. Вряд ли подобных объектов в этом арт-парке может быть много, но пара-тройка для «остроты ощущений» вполне имеет право на существование.

«Обитаемое вещество» тревожит и одновременно завораживает зрителя своей неопознаваемой биоморфностью. И, кажется, не столько отвечает, сколько ставит вопрос: может ли человек чувствовать себя спокойно и безопасно внутри незнакомой среды, пусть такой светлой и обволакивающей? 

Куратор «Архстояния» Антон Кочуркин во время пресс-тура по новым объектам.

«Вечная шишка», часть перформанса-экскурсии «Курс Муравицкого» — взаимодействие с объектом «Теневой павильон».

«Теневой павильон» Ирины Кориной и Ильи Вознесенского – тоже весьма противоречивое укрытие. Шишка - природный фрактал, бесконечно самовоспроизводящаяся форма – лейтмотив творчества Ирины. Для «Архстояния» был сооружен здоровый экземляр (высота – 5,6 м, площадь — 3,8 кв. м) из списанных оборонительных щитов. Из красиво заржавевших – внешний корпус, из блестящих, «свеженьких» – сердцевина-росток внутри. Форма – вроде бы прочная и надежная, но прямая ассоциация с полицейским кордоном создает напряжение. Защищает ли государство человека? «Шишка» провоцирует на размышления об этом, а вход – типовая малая форма на подсознательном уровне знакомая всем, кто родом из СССР (то ли павильон остановки, то ли беседка в детском саду с орнаментом из цветных металлических прутьев) – задает ассоциативному ряду определенное направление.

Далеко не всем доступный по форме, но самый распространенный по сути способ спрятаться от внешнего мира представила Ольга Кройтор в своем «Секретном перформансе». Этот автор постоянно подвергает себя очень сложным физически и психически опытам – такова ее область художественного исследования. В этот раз Ольга несколько часов просидела в коконе из полиэтилена на дереве. Зачем? Жить в коконе естественно для зародыша бабочки, мучительно и бессмысленно – для человека, и не только в прямом, но и в переносном смысле: мы часто сами не замечаем, как выстраиваем вокруг себя умозрительный кокон, как бы отгораживающий нас от проблем и других людей. Конечно, это лишь одна из возможных интерпретаций этой работы.

Вход в объект «Убежище G-500», бюро Archpoint

Ready-made от бюро Archpoint тоже в каком-то смысле обращается к нашей памяти. Архитекторы целиком закопали под землю Мерседес Гелендваген, который в первую очередь ассоциируется с автомобилем охраны из лихих 90-х. «Героям» тех лет нередко приходилось, да и сейчас, наверное, тоже приходится время от времени уходить в подполье и от кого-то прятаться. Почему бы не превратить в землянку своего железного коня? Внутрь попадают через люк в крыше. Можно и погреться, заведя мотор (вывод выхлопных газов на поверхность предусмотрен), и сухой паек прилагается. Хорошее укрытие, только долго в нем не просидишь – еда и бензин когда-нибудь кончатся.

Наиль Гареев в процессе интервью

Осознание себя, своей внутренней точки опоры – единственный способ выйти из-под влияния внешних негативных факторов, а один из самых вредоносных среди них – потоки недостоверной информации, каждый день обрушивающиеся на нас, считает психолог Наиль Гареев. Гостям «Архстояния» он дал возможность это прочувствовать. Поместил в клетку из арматуры с экраном, транслирующим противоположные версии одних и тех же событий, стул для зрителя. Сквозь мельтешение изображений в зеркальной поверхности зритель видел свое отражение. Но отражение – не сам человек, как и новости – лишь зеркало реальности, причем нередко кривое. Оказавшись в «Клетке» нужно было мысленно поймать себя и отделить от отражений. «В глобальной информационной медиа-войне, которая сегодня активно формирует самосознание, убежищем становится примат субъекта над отражением», –  хотел сказать всем этим автор.

Наиль Гареев, «Клетка»

Дмитрий Жуков, художник, живущий в Карелии, тоже призывает искать убежище внутри себя, в своем сердце. Однако для поиска нужно место, где бы человек мог остаться наедине со своими мыслями, чувствами и воспоминаниями. Все это в нем обычно переплетается, закручивается узлами, поэтому Дмитрий создал объект «Личная Вселенная №5», тоже напоминающий узел и одновременно капсулу космического корабля (центральное ядро скульптуры похоже на спускаемые аппараты, которые сейчас можно увидеть на выставке «Космос: рождение новой эры» на ВДНХ).

Дмитрий Жуков рассказывает о своем объекте «Личная Вселенная №5»

Самое поразительное в «Личной Вселенной» – техника работы с материалом. Пока не дотронешься, можно подумать, что это дерево, кряжистое, расслаивающееся, непонятным образом скомпонованное. Но это совершенно немыслимым способом «прирученный» металл. Автор стремится сделать непластичный материал, гибким пластичным и соединяет элементы методом диффузионной сварки, а потом обрабатывает – кует и расслаивает раскаленный до 1200 Cº материал разными инструментами.

Павел Суслов, Голова «Дом бомжа»

Высокой степени внутренней свободы, кажется, уже достиг еще один участник фестиваля – художник Павел Суслов. Хотя бы на то время, что он поселился на поляне Парка Версаль в условном доме в виде головы из 254  холстов. Каждый день художник вынимал из своего пристанища по полотну и уходил рисовать природные красоты и экспонаты Никола-Ленивца. Пока все вокруг суетились на стройках других объектов, вытаскивали кран, увязший в грязи после дождей, и преодолевали другие форс-мажорные обстоятельства, он сидел и все это писал, распространяя вокруг себя, по словам Антона Кочуркина, мир и покой.

Школа вокальной импровизации Music Inside во время перформанса «Метод редукции. Звуковое путешествие»

«Голова» –  на самом деле, пятнадцатый вариант конструкции из холстов на подрамниках, а идея проекта родилась в процессе регулярной практики поездок на пленэр и необходимости писать картины большого формата в полевых условиях. Конструкции – сначала это был куб, собранный из 9 холстов, потом яйцо, танк и т.д. – решали проблему хранения картин и одновременно являлись жилищем художника. К концу лета художник должен «расписать» всю голову, демонтировать ее и двинутся куда-то дальше. Оригинальное жилище, если и защищает от осадков, то на холодные времена года явно не рассчитано. Зато Павел Суслов может в буквальном смысле слова говорить, что его дом – искусство.

Коллекция «убежищ» была бы полной, если бы в ней не было никакого культового сооружения. «Походная пагода» Комитета Аполлона и Patkonen Projects – храм из армейских палаток. Специфическая форма ярусов, внутренняя вертикальная ось, выходящая в шпиль, и молитвенный барабан (из березовых дров) вроде бы отсылают к буддизму, но в то же время понятно, что это некое собирательное мистическое пространство, синтезирующее разные духовные и историко-культурные традиции. «Пагода» – объект временный, после фестиваля его должны были разобрать. Однако, благодаря конструкции, его можно легко перевести и быстро установить в любом месте, где требуется пообщаться с высшими силами.

Десять новых объектов, представленных на «Архстоянии 2016», организаторы сравнивают с эрмитажами ( уединенными жилищами монахов-отшельников). Но по сути большинство объектов в Никола-Ленивце так или иначе представляют собой своего рода «эрмитажи», где можно укрыться от забот, побыть наедине с собой и природой, насладиться невероятными видами. Эта территория — действительно кусочек рая на земле. И очень не хотелось бы, чтобы он исчез с ее лица. А такая опасность есть. Сегодня судьба арт-парка под вопросом. Он существует на землях (650 га), принадлежавших бизнесмену Максиму Ноготкову (компания «Связной»). Сейчас, в связи с огромными долгами, они переходят к его кредитору Олегу Малису (ОАО «Сити», группа Solvers). Как он всем этим распорядится, пока непонятно. Для сохранения арт-парка, по мнению его создателей, нужно найти спонсора, который бы выкупил и передал земли в ведение независимой музейной институции, организованной устроителями «Архстояния». По их подсчетам для этого нужно 100 миллионов рублей. Можно, конечно, собирать эту сумму «с мира по нитке». Под «Белыми воротами» Полисского для этих целей, в том числе, установлен специальный железный ящик, но на сборы средств таким образом может уйти много времени, а судьба земли будет решаться очень скоро.

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Фото (за исключением отдельно отмеченных "фотокредитами"): Екатерина Шалина

http://arch.stoyanie.ru/

Сохранить

 

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

 

автор: Екатерина Шалина |  просмотр:(3634)
Добавить в блог







Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey