«Икона» по гамбургскому счету

14.12.16
15:20
автор: Юлия Шишалова    |    просмотр: (3512)

В полную силу Эльбская филармония, которую гамбуржцы называют «Эльфи», заработает только в январе 2017 года. Но уже с начала ноября, когда стало известно, что строительство и отделка формально завершены, одно из самых амбициозных зданий последних лет посетили десятки тысяч человек – и поток желающих не иссякает.

Фото©Michael Zapf

Посещение абсолютно бесплатно – получив в кассе формальный билет для прохода через турникет, каждый может попасть внутрь: обширное общественное пространство на высоте 37 метров – так называемая Плаза – доступна с утра до вечера. По размеру она, между прочим, превышает главную площадь перед гамбургской ратушей, не говоря уже про открывающиеся отсюда уникальные виды на город. Могли бы брать символические пять евро – очереди от этого вряд ли уменьшились. Но и свободный доступ, и ласковое прозвище, и уличный павильон, который «несет в массы» классическую музыку через встроенные в стены трубки-«звуководы», – все это доказательства того, что Эльбская филармония – проект общенародный. Ведь в начале 2000-х, когда стало очевидно, что портовое хранилище «Keispecher A» для кофе и табака почти всегда пустует, на его месте хотели построить офисный центр для медиа-индустрий – нашли на это деньги, провели конкурс. Но девелопер Александр Жерар неожиданно выступил с альтернативным предложением – заменить исключительно коммерческие площади знаковым культурным объектом.

 

Несохранившееся довоенное здание хранилища «Keispecher», на месте которого в 1965 году было сооружено новое кирпичное, трансформированное и надстроенное по проекту Herzog&de Meron.

Вообще-то Жерар думал о музее современного искусства: эффект Бильбао бередил воображение. Самому Гамбургу, конечно, не пристало жаловаться на отсутствие жизни и туристов – а вот району бывших доков Хафен Сити, процесс редевелопмента которого был тогда только в начальной стадии, какой-нибудь культурный «магнит» не помешал.

Фото©Maxim Schulz

Однако Жак Херцог и Пьер де Мерон, к которым девелопер обратился за идеей, увидели в здоровом кирпичном ангаре основу для  иного объекта. За считаные минуты они набросали эскиз, в котором над Эльбой взмывал раздувающийся парус – но не от ветра, и не для музея. Гамбург должна была захлестнуть волна звука и света – новая икона места, Эльбская филармония. Жерара эта идея вдохновила – ею он последовательно «зажег» городской совет и активных жителей, которые в поддержку проекта собрали 68 (!) миллионов евро. Под натиском такого всеобщего и «неголословного» лоббирования культуры власти отказались от офисов – и согласились на филармонию.

Фото©Michael Zapf

Впрочем, это совсем не тот случай, когда «сказано» значит «сделано». Если вести отсчет от «минутного эскиза», реализация замысла растянулась на 13 лет. Были предварительные и подробные исследования, насколько проект целесообразен и рентабелен; бюрократическая волокита с тендерами и созданием частно-государственного партнерства; колоссальное превышение бюджета и полная остановка работ в 2013 году; смена подрядчиков, заключение новых контрактов, изыскивание дополнительных средств (а для города это вылилось в «лишних» 256 миллионов евро).

Фото©Maxim Schulz

Хафен Сити, в центре которого оказалась филармония, успел за это время сам превратиться в музей – музей современной архитектуры: вместо промышленных доков здесь вырос университетский городок, офисные комплексы, жилые кварталы, благоустроенные набережные. Причем буквально каждый объект достоин отдельного изучения и «музейной» таблички. Некогда преимущественно портовый город с соответствующей инфраструктурой преобразился до неузнаваемости.
Но филармонию – ждали больше всех. Печатали на магнитах, кружках и брелоках. И как только появилась возможность – ринулись к ней, как в Мекку: проверять, оправдались ли ожидания. Свершилось ли волшебство «Эльфи» – стала ли она символом обновленного Гамбурга? Города, который постоянно подвергался разрушениям в результате наводнений, пожаров и войн – а потом пытался разрешить извечный конфликт сохранения своей истории и дальнейшего развития?

Фото©Jorg Modrow

Фото©Maxim Schulz

С того самого момента, когда причудливый абрис крыши, размытый облаками, возникает над ровным рядом кровель Хафен Сити, ты понимаешь: да, оправдались. И это не предчувствие, а ясная убежденность, и радостное предвосхищение будущей встречи, которое, должно быть, последние годы испытывали и гамбуржцы, несмотря на все перипетии. Петляя среди прочих выдающихся «экспонатов» архитектуры удивительного района, можно надолго потерять ее из виду. Ровно до тех пор, пока она не обрушивается на тебя всей мощью, возникая почти что перед самым поворотом с главной набережной.

Фото©Maxim Schulz

Мощь – во всем: в сочетании кирпичного параллелепипеда – олицетворения «традиционного» Гамбурга – и стеклянного переливающегося «фантома», реющего над ним; в трех гигантских портовых кранах, установленных вдоль фасада со стороны реки: сначала видишь рельсы и гадаешь, для каких же декораций эти краны предназначены, а потом замечаешь крепления – оказывается, они не более, чем «фасадный декор». Мощь излучает и старое хранилище само по себе: чтобы здание 1965 года могло выдержать 200 000 тонн, которые к нему «пристроили», к уже существующим 1111 железобетонным сваям в грунт Эльбы на глубину 15 метров вбили еще 650 свай. Так что ассоциации с айсбергом не менее уместны, чем распространенные с парусом и волной, – хочется скорее попасть внутрь и выяснить всю «подводную», скрытую часть.

Фото©Maxim Schulz

©Herzog&de Meuron

Впрочем, если считать «подводным» кирпичный ангар, то в него так просто не попадешь: многоуровневый паркинг, конференц-залы, спа, репетиционные комнаты и небольшой зал на 170 мест для выступления хоров и ансамблей сначала придется пропустить. После турникета у парадного входа ты оказываешься в туннеле – на эскалаторе, едущем вверх. Свет в конце туннеля не виден, потому что конец не виден вообще – своды у «трубы» (The Tube) выпуклые. Зато светятся стены туннеля – стеклянные панели покрыты штукатуркой так, чтобы нетронутые круглые участки светились и блестели в полумраке.

Фото©Michael Zapf

Фото©Michael Zapf

Как долго предстоит подниматься – тоже сразу непонятно: кажется, что фактические 2 с половиной минуты, за которые ты «проезжаешь» 87 метров, длятся гораздо дольше. Потолок в процессе подъема становится все ниже, ты вжимаешь голову в плечи и уже готов пригнуться – как вдруг распрямляешься, как пружина, ошеломленный Гамбургом, который прямо перед тобой – и в который ты «врезаешься» на полной скорости.

Фото©Iwan Baan

Детали, как всегда, осмысляются позже: смотровая площадка все-таки защищена стеклом, хотя и установленным таким образом, чтобы при первом впечатлении быть незаметным. И ты подходишь к нему как можно ближе, долго смотришь на реку и корабли – и лишь потом догадываешься обернуться, чтобы увидеть еще один эскалатор. Этот – короткий, 20 метров, и с уже предсказуемым завершением: ты – на крыше кирпичного хранилища, на шумной и просторной Плазе.

Фото©Oliver Heissner

Фото©Oliver Heissner

Здесь есть время выдохнуть и оглядеться – побродить под текучими потолками, рельеф которых подчеркивают «кристаллические решетки» светодиодов; проследить за наклоном колонн, словно развернутых на невидимый ориентир; оценить волнообразные прозрачные перегородки, отделяющие главное фойе от открытой части – прогулочного маршрута по периметру здания. Впоследствии выясняется, что форма перегородок не прихоть: они работают как «ветрорезы».

Фото©Oliver Heissner

Путешествие по внешнему широкому променаду открывает роскошные панорамы города. И то ли дело в самой атмосфере Хафен Сити, то ли в том, что смотровые площадки устроены в месте стыка старого и нового объемов здания, – именно здесь, при взгляде на Гамбург сверху, как нигде ощущается связь времен. И эти впечатления так захватывают, что невольно забываешь о том, что вообще-то находишься в филармонии, а значит – здесь должны давать концерты. И действительно: из того же центрального фойе можно попасть по изогнутым лестницам в два других, с дорогим дубовым паркетом, предваряющих вход в Большой зал на 2100 мест и Концертный зал поменьше, на 550 зрителей.

Фото©Iwan Baan

Фото©Iwan Baan

Их архитектура – отдельная «песня». Прежде всего, над акустическим решением работал ведущий мировой эксперт в этой области – Ясухиса Тойота из Nagata Acoustics. К слову, он же сейчас проектирует вместе с Владимиром Плоткиным (ТПО «Резерв») зал филармонии в парке «Зарядье». И так же, как в гамбургском Большом зале, оркестр там будет располагаться в центре, а зрители, как на стадионе, – в амфитеатре вокруг. С любого места – прекрасная слышимость и видимость: максимальная удаленность зрителя от сцены в Гамбурге – всего 30 метров.

Фото©Oliver Heissner

А вот за идеальную слышимость отвечает «белая кожа» – 10 000 модулей, формирующих сложнейшую и выверенную до миллиметра тектонику поверхностей Большого зала. Вместо традиционного дерева для их отделки Ясухиса Тойота придумал специальный материал – фибропанели из смеси гипсовой штукатурки и спрессованной переработанной бумаги. Гипсовая штукатурка специальная, с матовым сиянием, как будто достигнутым ручной полировкой. А вместе с панелями пришлось изобретать и способ их крепления между собой – особый спрей, который бы заделывал стыки, не влияя на акустические характеристики помещения.

Фото©Johannes Arlt

У всех панелей разный размер и толщина – в зависимости от места, которое они занимают в поверхностной «ткани», состоящей из миллиона ячеек общей площадью 6500 кв. м. Конфигурация и свойства этой «ткани» имеют решающее значение для акустики зала. В данном случае у нее 999987 изгибов и ни одного прямого угла – в итоге весь зал работает как резонатор. А на высоте 25 метров над сидящими звук отражается и распределяется огромной воронкой размером 10х15 метров в основании. В «отражателе» также спрятано световое оборудование и необходимые технические коммуникации.

Фото©Michael Zapf

Фото©Michael Zapf

Спрятаны, впрочем, не только они – мы же имеем дело с «айсбергом»! Чтобы достигнуть нужного уровня звукоизоляции и избежать любых внешних раздражителей (вспоминается печальный опыт «подземной» площадки в Кельне, где во время концертов по площади перед филармонией перекрывают проход), весь объем зала весом 12500 тонн, вместе с органом и зрительскими местами, подвесили на 362 гигантских пружинных креплениях, отделив зал от остальной части здания.

Фото©Michael Zapf

Фото©Michael Zapf

Фото©Michael Zapf

Для аналогичного «подвешивания» на рессорах малого Концертного зала креплений потребовалось всего 56. Здесь на стенах – 220 кубометров дуба  и 1100 уникальных рельефных элементов. 24 подъемных платформы создают сцену любой конфигурации, а из стен за 2 минуты при нажатии кнопки выдвигаются дополнительные сиденья, образуя амфитеатр.

Фото©Michael Zapf

Фото©Michael Zapf

В третий зал, Kaistudio, расположенный в кирпичной части, тоже можно попасть из центрального фойе – но не по лестнице, а на лифте. Лифт доставляет и в другие интересные места: интерактивный музей музыкальных инструментов, спа, за кулисы и в аудитории образовательного центра. Это – внизу, а в стеклянном «навершии» филармонии – помимо залов – разместился отель на 250 номеров (западный фасад) и 45 частных апартаментов (восточный).

Фото©Michael Zapf

Даже не зная расположение сторон света, их легко отличить. Зону отеля акцентируют стеклянные панели, напоминающие по форме рыбьи жабры, в то время как подковообразные ниши, чем-то похожие на камертон, формируют балконы жилых апартаментов. Каждый модуль шириной 4-5 метров и высотой более 3 метров зачастую совсем не плоский, уникальный, произведен в индивидуальном размере и покрыт рисунком из точек серого базальта. В этом, с одной стороны, секрет переливчатости стеклянных поверхностей, а с другой – идеально просчитанный рисунок точек для каждого модуля защищает здание от перегрева.

Фото©Thies Raetzke

Еще 8 криволинейных секций образуют крышу филармонии – узнаваемый волнообразный силуэт, ставший ее «визитной карточкой» и буквальным логотипом. На 7000 кв. метров стекла нанесены 600 мерцающих «блесток», и создаваемая ими игра света, особенно на закате, – тоже часть незабываемого образа «Эльфи», которая со стороны нового порта выглядит особенно величественно. И в самом деле – корабль под парусом, а может, даже атомный ледокол: испытания показали, что здание без потерь выдержит одновременно обильный ливень и ветер с порывами до 150 км/ч. Чем не символ Гамбурга, взявшего курс на перемены? Чем не туристический «магнит», перед которым невозможно устоять?

Фото©Iwan Baan

Фото©Thies Raetzke

Сейчас только и говорят о том, что время иконической архитектуры прошло. На фоне мирового кризиса, когда даже бюджеты федерального уровня не так велики, спрос на нее упал. Кажется кощунственным выбрасывать миллионы на проекты, замкнутые только на себе, – всем подавай «социальную значимость» и «контекстуальность». На Всемирном фестивале архитектуры в Берлине этой осенью «Лучшим зданием года» назвали музей в Польше, который, строго говоря, и не здание – большая его часть утоплена в землю. Но – крыша музея, она же городская площадь, стали для района важным общественным пространством для образования и досуга, а это сегодня ценится гораздо выше любого «вау-эффекта».

Фото©Iwan Baan

А пока жюри подводило итоги, в паре сотен километров в Эльбскую филармонию выстаивались первые очереди. Потому что, кажется, архитекторам Herzog&de Meuron удалось почти невозможное: создать безусловно иконическое и бесспорно социально значимое здание, реагирующее на контекст настолько, что является его квинтэссенцией. По гамбургскому счету.

Фото©Thies Raetzke

ПАРАМЕТРЫ
Общая площадь 125512 кв. м
Площадь кирпичного объема 61333 кв. м
Площадь стеклянного объема 64179 кв. м
Площадь концертных залов 30121 кв. м
Площадь общедоступной Плазы 3100 кв. м
Площадь отельных помещений 27000 кв. м
Площадь паркинга 22736 кв. м(540 м/м)
Площадь апартаментов 12801 кв. м
Высота уровня Плазы 37,2 м
Высота здания 110 м над уровнем моря
Общая площадь крыши 6200 кв. м

ЭТАПЫ СТРОИТЕЛЬСТВА
Июнь 2003 – эксизы от Herzog&de Meuron
Сентябрь 2004 – май 2005 – исследование на целесообразность и рентабельность
Осень 2006 – проектирование, бизнес-планирование.
Февраль 2007 – администрация Гамбурга единогласно голосует за строительство Эльбской филармонии и выделяет на это 272 миллиона евро.
Апрель 2007 – начало строительства.
Май 2010 – окончание реконструкции кирпичной части.
Ноябрь 2011 – почти полная заморозка строительных работ генеральным подрядчиком.
Апрель 2013 – заключение новых контрактов.
Июль 2013 – возобновление работ.
Сентябрь 2013 – сдача комплекта 3D-планов для крыши.
Ноябрь 2013 – завершение оболочки здания.
Декабрь 2013 – начало установки «белой кожи»
Январь 2014 – установка последнего модуля стеклянного фасада.
Весна 2014 – начало интерьерных отделочных работ.
Май 2014 – завершение фасадов.
Август 2014 – завершение конструкции крыши.
Январь 2015 – завершение установки «белой кожи» и «отражателя» в Большом зале.
Апрель 2015 – завершение технического блока Большого зала.
Февраль 2016 – презентация Большого зала прессе.
Октябрь 2016 – официальная сдача здания в эксплуатацию.

Фото©Thies Raetzke

Фото©Thies Raetzke

Фото©Thies Raetzke

Фото©Thies Raetzke

Фото©Iwan Baan

Фото©Iwan Baan

Фото©Iwan Baan

Фото©Iwan Baan

Фото©Iwan Baan

Фото©Iwan Baan

Фото©Iwan Baan

Фото©Michael Zapf

Фото©Michael Zapf

Фото©Michael Zapf

Фото©Michael Zapf

Фото©Michael Zapf

Фото©Thies Raetzke

Фото©Michael Zapf

 

Официальный сайт архитектурного бюро: http://www.herzogdemeuron.com/index.html

 

 

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

автор: Юлия Шишалова |  просмотр:(3512)
Добавить в блог







Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey