TAG: Рубен Аракелян (Ruben Arakelyan)

Рисунок архитектора: метод и медитация

09.02.18
09:58
Категории: | События | Лекции

20 февраля в рамках конкурса «АрхиГрафика 5» в ЦДА пройдет лекция члена жюри конкурса, сооснователя бюро WALL Рубена Аракеляна.

Рубен Аракелян не мыслит свою профессиональную деятельность, впрочем, как и жизнь за ее пределами, без рисования. В 2013 году он победил в первом конкурсе «АрхиГрафика» – в номинации «Рисунок с натуры» с работами из серии «Ереван. Конд». Натурные этюды, выполненные графитовым карандашом к диссертации, посвященной жилым пустотам, представляли фрагменты городской ткани, выхваченные из реальности в остром столкновении тени и света. Такому изучению рукой фактур, пропорций, масштабов, освещения Аракелян учит своих студентов. С такого аналитического и одновременно чувственного рисования начинаются и его собственные размышления над любым проектом в бюро.

«Путь к архитектуре лежит не только в плоскости архитектурного образования. Это интимное путешествие и переживание каждого из архитекторов, не всегда основанное на профессиональном ремесле. Сегодня известно множество примеров, когда все начиналось с журналистики, литературы и даже бокса. Мой путь связан с графикой. Это один из первых приобретённых навыков. И я попытаюсь рассказать, как личная графическая интуиция сопряжена с интуицией архитектурной. Как процесс порождения архитектуры переплетается с графической медитацией», – говорит Рубен Аракелян. В жюри «АрхиГрафики 5» он представляет поколение 30-летних архитекторов, верящих в силу «мыслящей руки» не меньше, чем в возможности цифровых инструментов.

Справочная информация

Рубен Аракелян учился рисунку и живописи в Художественной школе №1 им. Серова, закончил МАрхИ с красным диплом и Золотой медалью. Преподавал в МАРхИ и МАРШ. Шесть лет работал в бюро «Проект МЕГАНОМ». В 2013-м году вместе с партнером Айком Навасардяном открыл бюро WALL. В числе их ключевых проектов: объект ТПУ Павелецкая, многофункциональные жилые комплексы СИМВОЛ [генпроектирование] и ZILART для компаний ДОНСТРОЙ и LSR Group, павильоны на территории ВДНХ, зона ЭКСПО в консорциуме с архбюро SPEECH, ТПУ Новопесчаная, 4 многоэтажных жилых дома на Хорошевском Шоссе для компании RDI, кампус МГУТУ, концепция развития территории Архангельское, концепция развития ТПУ в Марселе совместно с DELLIVERS&ASSOCIES, проект винодельни в Армении. Бюро номинировалось и стало призером множества конкурсов: Первая российская молодежная архитектурная биеннале 2017, АРХНОВАЦИЯ 2017, Золотое сечение 2017, АРХ Москва 2015, 2016, 2017, Московская Архитектурная Биеннале 2014, 2016.

В 2016 году бюро представило авторскую инсталляцию [ЭХО] в здании Аптекарского Приказа Государственного Музея архитектуры им. А. В. Щусева МА [выставочная программа Кредо ]. В 2017 году графика Рубена Аракеляна экспонировалась на выставке ARGO, раскрывающей творческую «кухню» бюро WALL в галерее L’appartment.

Открытый международный конкурс «АрхиГрафика 5» проводится архитектурным сайтом Archplatforma.ru (Группа интернет-ресурсов 360.ru) при содействии Фонда Сергея Чобана – Музей архитектурного рисунка, при поддержке главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова, Союза архитекторов России, Союза московских архитекторов. Цель конкурса – представить разные стороны архитектурного рисунка, привлечь внимание широкой аудитории к этому виду искусства и дать возможность авторам, которые к нему обращаются, продемонстрировать свое мастерство. Прием работ открыт по 1 марта 2018 года на площадке http://competitions.archplatforma.ru

Союз московских архитекторов (СМА)творческий союз и общественная организация, деятельность которой направлена на популяризацию и развитие отечественной архитектуры и градостроительства, охрану архитектурного и исторического наследия, интеграцию российских архитекторов в мировое культурное сообщество. Подробнее на www.moscowarch.ru

Программные партнеры конкурса «АрхиГрафика»: Фонд Сергея Чобана – Музей архитектурного рисунка, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов, Союз архитекторов России, Союз московских архитекторов.

Партнер проекта «АрхиГрафика» в номинации «Рисунок к проекту»: LAUFEN (компания Roca Group)

Информационные партнеры: Интернет-порталы: archi.ru; Архсовет Москвы, журналы speech:, Проект Балтия, Проект Россия, Tatlin

Вход свободный.

Желательна регистрация: https://moscowarch.timepad.ru/event/663229/

Время проведения лекции: 20.02. 2018, 19:00

Место: ЦДА, фойе. Москва, Гранатный переулок, д. 9

Материнская плата

30.09.16
10:11

На территории ВДНХ завершилось строительство Павильона Департамента Информационных технологий города Москвы (ДИТ) по проекту архитектурного бюро WALL.

Павильон Департамента Информационных технологий города Москвы расположен на территории ВДНХ, на пересечение Кольцевой дороги и Сиреневой аллеи к востоку от Главной Аллеи. Строительство этого объекта продолжает концепцию развития территории Парка Знаний— в контексте комплексного обновления ландшафта ВДНХ.

"Мы прочитали образ информационных технологий через матрицу, которая несет не только смысловой, но и визуальный каркас. На смысловом уровне матрица переведена в концепцию умного пола с имплантацией инженерных коммуникаций, позволяющих гибко использовать пространство. На визуальном уровне матрица переведена в рисунок барельефа на бетонных плитах, сформированных по индивидуальной технологии бюро", — говорит Рубен Аракелян, сооснователь бюро WALL.

Павильон представляет собой трехчастную структуру с пластическим функциональным зонированием. Экспозиционная зона, деловой и детский центр соединены центральным коммуникационным пространством. Уступчатая структура тематических зон образует открытые пространства для гибкого использования в летнее время (открытые выставки, лектории, workshop, детские мероприятия). 

Умный пол задает новые алгоритмы использования пространств, способствует тематической гибкости и вариабельности за счет перманентного распределения точек подключения по всей плоскости. Система световой навигации, инженерные системы, электрика, освещение и отопление имплантированы в единую плиту.

Световые проемы акцентируют внимание на знаковых пространственных событиях и впечатлениях: входная группа, экспозиционная зона, детский центр и логистика. 

Внешняя облочка сформирована бетонными плитами размером 2000x1000 с пластически выявленным рисунком. Подобная пластика в эстетике материнской платы продолжена в открытом пространстве двора входной группы.

 
ПАРАМЕТРЫ
Общая площадь  1599.66 кв.м.
Габариты 167.5м x 25.6м
Высота 6 м
 
Функциональные зоны
Сервисная зона 250.8 кв.м.
B Образовательная зона 273.24 кв.м.
С Деловой Центр 254.58 кв.м.
D Техническая зона 158.77 кв.м.
E Экспозиционая зона 698.57 кв.м.
F Открытые пространства 1038.88 кв.м.
 
ЭТАПЫ СОЗДАНИЯ
Проектирование 10/2015-05/2016
Строительство 05/2016-09/2016
 
Фото: Илья Иванов, бюро WALL

Архитектура off-line: трилогия на сцене Московской Биеннале

03.03.16
19:33
Категории: | Новости | Архитектура

С 18 по 22 мая в ЦДХ параллельно с АРХМосквой пройдет 5-я Московская Биеннале Архитектуры. Планами своей части кураторской программы делится Рубен Аракелян, сооснователь бюро WALL.

Фото: Алина Турчак
Бюро WALL, слева направо: Аракелян Рубен, Митина Настя, Гусенцова Марина, Козицкий Владимир, Назмеева Алина, Навасардян Айк, Козлова Анна, Талыкова Юля, Оганян Мария


В прошлом году кураторы Барт Голдхорн, Елена Гонсалес и основатель компании «Экспо-парк» Василий Бычков пригласили Рубена Аракеляна стать сокуратором предстоящей Биеннале. На АРХМоскве 2015 бюро WALL победило в разделе Архитектура NEXT, представляющем творчество молодых архитекторов. Мы попросили Рубена напомнить, с чем они тогда выступили.

Р. А.: Каждому из участников в экспозиции куратора Елены Гонсалес выделили квадрат – 2x2 м, на котором нужно было представить любое высказывание на тему архитектуры. Мы придумали инсталляцию [MEMORIA...WHEN FUTURE CREATES PAST...] «Память. Там где будущее формирует прошлое». О том, что архитектура как физическая материя может когда-нибудь исчезнуть из физического мира, перейти в его цифровые аналоги. Ощущение массы, тактильности уже сейчас убывает. Захотелось сделать что-то весомое, осязаемое.

Мы представили, как далекое будущее поколение, для которого настоящее станет античностью, найдет плиты с отпечатками архитектурных планов, не исключено, что это единственный способ сохранить их в материи для потомков. В особой технике были изготовлены и расставлены по периметру квадрата четыре стелы с музеефицированными в гипсе приближениями архитектуры, нашими проектами – город, квартал, общественное пространство, интерьер. Одинокие и потерянные во времени, они стали напоминанием о прошлой материальности среды обитания.

В какой технике была выполнена инсталляция?

Технологию изобрел мой партнер Айк Навасардян. Наши чертежи были переведены на оргстекло и прорезаны. Потом листы оргстекла использовались как основа для опалубки. Их положили на большую плоскость, обрамили пенокартоном, установили два слоя арматуры. У арматуры были загибы – опоры стел. Сверху залили гипс и сняли оргстекло. На его месте получились гладкие, как мрамор, поверхности, а в местах, где трещины и отверстия – фактурные, шероховатые углубления. Стелы вышли по 70 кг, при этом тонкие – 8 мм. Поэтому глубина контррельефов проступает на свету, в тени изображения исчезают, сливаясь с фоном.

Сейчас вы готовитесь к Биеннале. Чему она будет посвящена, и за что вы отвечаете в ее программе?

Кураторы Елена Гонсалес и Барт Голдхорн, которым мы очень благодарны за приглашение к соучастию и доверие, опубликовали на сайте АРХМосквы манифест. Биеннале пройдет под придуманным Еленой Гонсалес заголовком «Архитектура и жизнь», отсылающим к популярному в советское время журналу «Наука и жизнь». Идея выставки аналогичная – показать, как архитектура и жизнь переплетаются между собой в разных ипостасях. В фойе на втором этаже ЦДХ мы хотим выставить трилогию из ключевых в практике архитектора моментов: образования, проектирования и критики.

Рабочее название экспозиции – [Архитектура off-line. Трилогия]. Она должна раскрыть публике анатомию, биологический цикл архитектурной культуры на стадиях рождения (образования) архитектора, порождения и критики проекта. Это будет смена актуального угла зрения и ролей. Созерцание не последствий, а причин. Когда наблюдатель является не пассивным свидетелем результатов градостроительной деятельности, а активным участником лаборатории архитектуры, происходящее в которой во многом определяет и формирует среду обитания, физическую и пространственную повседневность. Таким образом, объектом экспонирования станет процесс.

Как это будет выглядеть? По описанию можно вообразить некий архитектурный перформанс, сеанс проектирования в присутствии зрителей.

Фактически мы развернем в ЦДХ филиал бюро WALL. В отведенном пространстве планируем возвести куб – хорошо бы из гипса – с внутренней оболочкой. Между внешними и внутренними стенами разместятся рабочие столы, будем сидеть – рисовать, сооружать макеты, обсуждать проекты. Во внешних стенах предусмотрены отверстия, через которые можно будет подглядеть за тем, что мы делаем, можно будет поговорить с архитекторами, даже потрогать их. 

В раздел «Образование» позвали «Вышку» (НИУ ВШЭ – Прим. ред.) с проектом про мусор. Еще будут представлены работы студентов МАрхИ групп Юрия Григоряна и Андрея Некрасова и моей дипломницы с темой [Москва. Интервалы], а также МАРШ – работы бакалавров и студии Ольги Алексаковой и Юлии Бурдновой из Buromoscow. Опять же ставим задачу собрать не готовые продукты, рендеры и чертежи на планшетах, а пути и методы, которыми будущие архитекторы и урбанисты приходят к cвоим результатам. Площадка в центре куба станет местом проведения различных открытых мероприятий, возможно, защит или презентаций курсовых проектов. 

Интересно, как вы представите третью часть –  критику.

В настоящий момент идут переговоры с Архсоветом Москвы, думали один из дней посвятить открытому заседанию, но в виду ограниченности пространства скорее всего он будет устроен на 3-ем этаже выставки. Еще не все определенно.

Посетителям Биеннале, наверняка, будет интересно заглянуть на «архитектурную кухню», но многие приходят посмотреть  именно на результаты работы проектировщиков, узнать, что будет строиться в городе.  Можно ли  будет увидеть ваш резонансный проект для территории у Павелецкого вокзала и обсудить его с авторами, воспользовавшись их перманентным присутствием на выставке?

Нашу концепцию развития территории и подземного пространства Павелецкой площади планируется включить в экспозицию под кураторством Елены Гонсалес. Для выставки на третьем этаже отбираются девелоперские проекты, создающие новые, комфортные пространства в городе. В нашей истории, например, помимо многоуровневого подземного комплекса с ТПУ, предполагается обустройство парка, обширной прогулочной зоны перед Павелецким вокзалом.

Мы, конечно, будем готовы рассказывать о наших идеях, заложенных в этот проект всем желающим. Но есть еще один сюжет, который хотелось бы развернуть на Биеннале – [Архитектура без Архитектора]. Это среда обитания, сформированная в большей степени стихийным путем, не архитекторами, а пользователями архитектуры. В Европе и США таких «кейсов» полно, нам интересно посмотреть, происходит ли что-то подобное в российских городах. Сейчас собираем примеры и будем рады любой информации по теме.

Идеи для раздела [Архитектура без Архитектора] можно направлять бюро WALL по адресу: 30n.wall@gmail.com

Вес глобализации

15.01.15
15:42
Категории: | Новости | Архитектура

В поисках материальной метафоры для идентичности российской архитектуры бюро WALL во главе с Рубеном Аракеляном и Айком Навасардяном первоначально собиралось представить на выставке «Генетический код» обугленное дерево. Затем иллюстративная, вещественная часть концепции несколько изменилась, но суть авторского «месседжа» осталась прежней – локальные черты исчезают под давлением общемировых процессов. 

В процессе работы над проектом идея показать трудную судьбу архитекторов в России через превращение дерева в уголь трансформировалась. Для экспозиции архитекторы соорудили из небольшую, но внушительную по весу (40 кг) башню из гипса. Гипс не успел просохнуть, и во время выставки влага потихоньку испарялась, оправдывая название объекта –  «И.С.П.А.Р.Е.Н.И.Е.» (авторы - Рубен Аракелян, Айк Навасардян, Владимир Козицкий). Таким образом, концепция перехода материи из одного состояния в другое (см. видео) сохранилась. В виде фактурного оттиска на стенах башни присутствовало и дерево. Давление тяжелого, глухого «верха» на нижнюю часть с прорезями в форме изб, выступило метафорой поглощения локальной культуры глобальными явлениями.

Фото: бюро WALL

Фото: бюро WALL

Фото: Глеб Анфилов

Фото: Елена Петухова

Фото: Елена Петухова


Пояснение от авторов:

ИСПАРЕНИЕ – метафора состояния взаимодействия двух актуальных процессов - глобального и локального. Локальное или идентичное музеефицируется, оказываясь на нижних слоях археологии. Идентичность испаряется, превращаясь в пустоту под массой глобальных процессов.
ИСПАРЕНИЕ – метафора рождения материи. Следы [пробирки] – бетонной опалубки как одной их древних технологий изготовления строительного материала.
ИСПАРЕНИЕ  массы –  архитектура теряет [массу]. Все становится одноразовым и временным. За видимостью [Массы] скрывается [пустота] ( пустота внутри инсталляции).

Фото: Глеб Анфилов
Общий вид выставки «Генетический код» на фестивале «Зодчество 2014», Гостиный двор, 18-20 декабря 2014

 О спецпроекте «Генетический код»

Над материалом работали: Елена Петухова ("Генетический код"), Глеб Анфилов, Елена Галянина (видеоoтдел группы сайтов 360.ru), Екатерина Шалина (редакция Archplatforma.ru)

В проекте использованы фотографии Глеба Анфилова, из личных архивов бюро WALL, куратора Елены Петуховой, из открытых источников.

 

«Стоит задуматься о единой эстетике путей подземного движения»

08.12.14
11:34

Рубен Аракелян, сооснователь бюро WALL, вышедшего в финал конкурса на архитектурно-художественную концепцию двух станций Калининско-Солнцевской линии метро, комментирует конкурсное задание, идеи для «Солнцево», разработанные вместе с партнером Айком Навасардяном, актуальные проблемы столичной подземки и возможные пути их решения в будущем.

От редакции.  Проектирование станций метро — горячая тема столичной архитектурной жизни. В будущем году московскому метрополитену исполняется 85 лет. С 2011 года, согласно программе, принятой городскими властями в ответ на проблемы и потребности резко выросшего мегаполиса, темпы его развития ускорились – к 2020 планируется проложить более 160 км новых путей и построить 78 станций. Международный конкурс на концепцию для станций «Солнцево» и «Новопеределкино», завершившийся в ноябре, стал первым, проведенным после долгого перерыва, и вызвал серьезный резонанс. Более 600 заявок от участников из разных стран. Десять проектов – по пять на станцию – прошли во второй тур. О предложениях победителей мы уже рассказывали. Сегодня беседуем с архитектором одной из команд, близко подошедших к победе, и планирующей участвовать в разработке объектов метро в дальнейшем.

Рубен, почему из двух станций вы выбрали для проектирования «Солнцево»?

Выбирали не мы. После подачи заявок все команды получили кодовые номера и название станции, которую следовало разработать. Кто успевал, мог спроектировать и вторую, это разрешалось, но мы решили сосредоточиться на одной. В первом туре требовалось подготовить по одной визуализации главных зон – входного павильона, подуличного перехода, кассового зала, платформы. Во втором мы по рекомендациям корректировали первое предложение, представляли дополнительные визуализации, концепцию освещения, навигации, раскладку материалов и смету. Затем защищали свой проект в Институте «Стрелка» (оператор конкурса – Прим.ред.) перед Жюри.


Как вы отразили в своем объекте специфику места проектирования?

Работа с контекстом, с городом – среди ключевых аспектов нашего проекта. Пространство станции метро расположено на территории парка «Центральный». При этом входные павильоны разделены улицей Богданова и удалены друг от друга по диагонали примерно на 100 метров. Мы посчитали необходимым показать их связь и выделить территорию метро на поверхности единой «землей» – специальным мощением, скомбинированным из серого гранита, дерева и бетонных плит. Это упрощает навигацию: оказавшись у одного входа, понимаешь, что по «плато» можно дойти до другого. Ориентация между входами – одна из проблем московского метро, которую мы здесь попытались решить.

Единая «земля» не прерывается проезжей частью?

В зоне пешеходного перехода предполагалось такое же мощение. Оно бы «притормаживало» автомобили, как, к примеру, на переходах от станции «Кропоткинская» к Пречистенке и Волхонке. Еще мы думали о том, что наземная часть метро должна интегрироваться в общественные пространства парка, стать звеном в цепочке пешеходных связей вместе с набережными Солнцевского пруда, площадками перед близлежащим храмом и кинотеатром. Мы представили, что все вместе эти пространства могли бы собираться у гуляющих по парку и прохожих в «коллекцию впечатлений». И в ней «земля метро» или, как мы ее назвали «плато» или «верхняя палуба», на всем протяжении примечательна ландшафтом: в мощение включаются островки озеленения, террасные структуры, углубления с небольшими водоемами. В «палубу» вмонтированы линейные светильники, по мере приближения ко входам их становится больше.

Как вы оформили точки входа в метро? Они в вашем проекте относительно незаметны.

По конкурсной программе обязательно нужно было спроектировать входные павильоны, но мы отказались от их традиционного решения в виде отдельных объемов. Учитывая контекст и видовые точки, не хотели замусоривать парк архитектурными объектами и заменили павильоны насыпями-холмами, еще раз подчеркнув, что лицом метро в данном случае может быть рукотворный ландшафт, близкий естественному, своеобразный живой парк с элементами «возмущения» рельефа. В темное время суток входы выглядели бы очень эффектно –  как щели в земле, из которых пробивается свет.

Спускаясь вниз, попадаешь в необычный подземный переход – не темный и мрачный, а светлый, облицованный матовым стеклом с подсветкой. Он ведет в такой же светлый кассовый зал с эскалаторами на «нижнюю палубу», платформу. Она тоже отделана гранитом, но, в отличие от «верхней палубы», белым. Смена напольных покрытий происходит в кассовом зале, таким образом обозначается преемственность между уличной и подземной территориями. Еще на платформе такие же, интегрированные в пол, светильники, как и наверху. Благодаря единому стилистическому языку станция осмыслена как целостный организм.

В платформенном зале у вас много шрифтовой графики, подсвеченные опоры, но в целом геометрия форм и дизайн поверхностей минималистичны, в то время как другие финалисты, в лучших традициях московского метрополитена, постарались придать своим станциям яркий индивидуальный облик, как-то пластикой или цветом обыграть название. Почему вы предпочли такое, в общем-то, нейтральное решение?

Нам кажется, что привязываться в архитектуре к названиям станций ни к чему. Они ведь теоретически могут когда-нибудь измениться. Оформление московского метро в прошлом служило своеобразной идеологической ширмой, декорацией, призванной продемонстрировать богатство и мощь Страны Советов. Из старых станций я больше всего люблю «Кропоткинскую» – за выразительную, но при этом благородную, «тихую» архитектуру. Сегодня метро в первую очередь должно быть функциональным транспортным средством, исправно доставляющим пассажиров из точки «A» в точку «B». Это вовсе не означает, что все станции должны быть на одно лицо, но когда из окон поезда ты сначала видишь теремные узоры, а на следующей остановке – «солнечных зайчиков», то чувствуешь себя, как в «Диснейленде». Мы стремились создать спокойное, расслабляющее пространство.

В первом варианте платформа у нас вообще выглядела  как «интровертная» белая комната, место-воспоминание. Пути отделялись от зала перегородками, как на некоторых станциях в Санкт-Петербурге или в Гонконге. Это и безопаснее. Однако при доработке во втором туре стены пришлось убрать, потому что пока из-за разницы в моделях поездов невозможно рассчитать места открывания дверей. Для финального варианта мы просто вырезали в этих перегородках отверстия по высоте вагонов, а в оставшихся верхних панелях разместили схему ветки и пересадок. Сейчас навигация на платформах устроена очень неудобно – на  несущих стенах, поезда ее перекрывают.

И не сразу разберешься, с какой стороны приходит нужный поезд, потому что указатель направлений часто висит в единственном месте — где-то высоко под потолком в центре зала.

Поэтому мы предложили разместить эти надписи по краям и в центре на опорах. А в скамейках, эргономично вписанных между столбами, предусмотрели розетки для подзарядки «гаджетов». То есть мы поставили акцент на визуальном комфорте и функциональности.

Если бы конкурсное задание предусматривало не только оформление, но и архитектурное проектирование станций, ваш вариант отличался бы от имеющегося?

Действительно мы имели дело с уже разработанным, более того – находящимся в реализации проектом. И обусловленных им ограничений оказалось больше, чем ожидалось. При проектировании с «нуля» мы бы, наверное, не стали рыть станцию в парке. Рациональнее было бы интегрировать ее в какое-нибудь многофункциональное здание, например. Или, возможно, сделали бы открытую платформу. Очень красивый проект с лесом, спускающимся к станции, предложило для «Новопеределкино» бюро FAS(t), но поскольку там уже есть стена в грунте, в данном случае он нереализуем.

Нужно ли придумывать для новых веток метро единый дизайн-код? Это бы как раз помогло избежать эффекта «Диснейленда».

Это очень важный вопрос. Нам кажется, что нужно. Единую стилистику можно было бы продумать уже для этого, строящегося участка Калининско-Солнцевской линии. Если наложить схему метрополитена на карту города, то можно увидеть, что «Солнцево» обозначает центр между «старой» и «новой» Москвой. Начинающийся отсюда отрезок со станциями, решенными в одном ключе, мог бы идентифицировать для пассажиров движение по недавно присоединенной части столицы. Необязательно при этом делать все платформы одинаковыми, но внедрять какие-то связующие, узнаваемые элементы, формирующие идентичность каждой из новых линий, на наш взгляд, стоит.

 

 

 

От редакции. Работы всех финалистов конкурса на разработку станций «Солнцево» и «Новопеределкино» совсем скоро можно будет рассмотреть на фестивале «Зодчество 2014» (18-20 декабря в Гостином дворе) на выставке «Московский метрополитен. 80 лет в поисках идентичности». Куратором экспозиции выступает главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Наряду с проектами нового времени экспозиция представит малоизвестные материалы по истории строительства столичного метрополитена, погрузит зрителей в творческий процесс, результаты которого до сих пор приводят в восхищение не только туристов, но и самих москвичей.

Тренд «метро» поддерживает и свежий 13 номер журнала speech: На его страницах, в обновленном дизайне – передовые примеры зарубежного и отечественного метростроения в сопровождении исторических экскурсов и интервью с ведущими специалистами в этой области.

P.S. Узнать больше о творческой позиции и развитии бюро WALL можно будет на встрече с его архитекторами в рамках 3-его блока программы I DO 18 декабря в Школе МАРШ.

 

Городские фактуры

24.01.14
10:00
Категории: | События | Интервью

О загадочной графической серии «Ереван», связанных с ней исследованиях, планах открыть собственное бюро и других вопросах архитектурной практики и образования – наш разговор с Рубеном Аракеляном, победителем конкурса «АрхиГрафика» в номинации «Рисунок с натуры».

 

Конкурс архитектурного рисунка «АрхиГрафика», проведенный сайтом Archрlatforma.ru в прошлом году, – далеко не первый, в котором архитектор Рубен Аракелян получил первую премию. В свои 29 лет он является призером и лауреатом впечатляющего списка различных профессиональных соревнований. Рисунку и живописи учился в Художественной школе №1 им. Серова (с отличием), архитектуру изучал в МАрхИ (красный диплом и Золотая Медаль), в настоящее время преподает в альма-матер вместе с Юрием Григоряном и Марко Михич - Евтичем. Недавно кандидатская диссертация Рубена по теме «Повышение качеств жилой среды с учетом ценностей традиционных жилых образований» была номинирована на Премию Президента РФ для молодых ученых в области науки и инноваций за 2013 год и вошла в шорт-лист. А в декабре 2013 года, после шести лет работы в бюро «Проект Меганом», он вышел в свободное плавание – вот-вот откроет свою студию. Словом, за строчками официального досье стоит личность с незаурядной волей к победе и большими перспективами.

Рисунок из серии «Ереван» [свет / тень], представленный на конкурс «АрхиГрафика»


В нашем конкурсе Рубен выступил в номинации «Рисунок с натуры» с двумя сериями – «Прага» и «Ереван» [свет / тень]. Признался, что ставил на «Прагу», однажды уже выигравшую Международный конкурс рисунка в Словакии. Но Жюри во главе с архитектором Сергеем Чобаном, Фонд которого идейно поддержал «АрхиГрафику», неожиданно выбрало «Ереван». В рисунках графитовым карандашом на белой бумаге запечатлены фрагменты городской ткани, эффектно вырезанные из реальности. Резкая светотень, интригующая недосказанность. «Что это такое?», – спрашивали посетители сайта конкурса, несмотря на наличие внятного авторского описания. Уточнили и мы.

AП (АрхПлатформа): Рубен, как возникли эти рисунки, о чем они?
Р.А.: Рисунки были выполнены в историческом центре Еревана, в Конде. Это средневековый квартал XVII века (в этом регионе в ту пору были еще Средние века). Ереван, или точнее «Эребуни», на 20 лет старше Рима, но с учетом сложного исторического цикла до наших дней дошел лишь фрагмент крепости, сейчас это музейный экcпонат. Современный Ереван – город начала XX века, спроектированный практически с нуля Таманяном по принципу города-сада Говарда. Тотальная перестройка была вызвана необходимостью городского контроля – средневековая планировочная структура с учетом появления механизированного городского транспорта сложно поддавалась территориальному и политическому регулированию.

Ереван. Конд. Фото Рубена Аракеляна


Единственным районом, сохранившим свою идентичность в виду социального сопротивления, оказался Конд. Сейчас это деградирующий городской сегмент с низким социальным уровнем жизни, но с архитектурно – пространственной точки зрения он представляет собой удивительное, на мой взгляд, художественное наследие с обилием фактур, материалов и литературой свето-теневой игры. И в этом таинственным образом умещается вся социо-культурная и географическая ментальность Армении. Я отбросил рациональную часть исследования, которую проводил в Конде, поддался художественному искушению и сфокусировался на локальных фрагментах зданий. Ловил реальность света и тени и сделал около 30 быстрых зарисовок, на каждую ушло примерно по полчаса.

Ереван. Конд. Фото Рубена Аракеляна


AП: Что Вы исследовали в Конде?

P.A: Это было исследование для моей диссертации, в большей степени посвященное жилым пустотам. Меня вдохновил курс Юрия Григоряна «Общественные пространства», который он вел на «Стрелке». Там тема бралась широко. Я решил локализовать ее до полуприватных пространств – дворов, разъяв при этом материю – квартал, здание, и окружающую его пустоту. Про здания – типологию, развитие застройки, известно многое, пустота же осталась малоизученной, а ведь ее можно рассматривать как «тело», как объект, у которого есть габариты, границы, функции и даже какая-то плотность. Зафиксировав эти позиции, я рассмотрел, как они менялись под воздействием различных факторов на протяжении трех эпох – доиндустриальной, индустриальной и постидустриальной.

Ереван. Конд. Фото Рубена Аракеляна

Для натурного обследования выбрал жилые образования Армянского нагорья. Пользовался обмерами других ученых, доступное обмерял самостоятельно. Конд взял как пример традиционного жилого образования доиндустриальной эпохи. Оно интересно тем, что сформировалось естественным путем, исходя из потребностей обитателей, а не архитектурного планирования города, политики, экономики. В каждый из охваченных исторических эпох у пустот были свои ценности, которые я и постарался выявить.

АП: Для чего?
Р.А. С учетом этих ценностей можно вывести новые принципы формирования пространств и повысить качество современной жилой среды. И это тоже часть моей работы. Возможно, она еще поможет переосмыслить понятие «историческая реконструкция». Сегодня это откровенная и порой бессмысленная интерпретация материи, а большую ценность,на мой взгляд, имел нематериальный актив – расстояние между домами, отношение между их высотами, пропорции пространства. Проведенное исследование не рассчитано на быстрое извлечение практической пользы, но оно может принести плоды через несколько лет.

Ереван. Конд. Фото Рубена Аракеляна

АП: Бюро, которое Вы собираетесь открыть, будет заниматься подобными исследованиями?
Р.А.: В планах много направлений – исследование, образование, проектирование. Проектирование – в широком масштабном диапазоне от S до XXL. Прежде всего, конечно, интересна работа с городом. При этом хочется создать компанию нового типа. Поясню. В XX веке, если брать парадигму маркетинга, компании развивались по принципу «пауков», имели жесткую вертикальную структуру. В современных условиях они не обладают территориальной и производственной гибкостью. Будущее – за «полицентричными» объединениями с диверсифицированным принципом управления. Такие состоят из независимых участников, готовых в нужный момент собраться вместе и выдать какой-то продукт, проект например, и все будут знать этот продукт, а не его создателей.

АП: Как собираетесь развивать образовательное направление? Хотите создать новую архитектурную школу?
Р.А. Архитектурных школ должно быть много. Здоровая конкуренция между ними – залог интересного образовательного контекста, дискуссии, взаимообмена. У нас до недавнего времени была монополия МАрхИ – большой, всеохватной и довольно неповоротливой структуры. Здорово, что появились «Стрелка» и МАРШ. Они затрагивают другие аспекты архитектуры, «Стрелка» – более глобальные, МАРШ – локальные. Но трех тоже мало. Поработать над новым образовательным проектом в перспективе было бы интересно. А для начала хотелось бы просто предоставить в собственной студии (сейчас заканчиваем ее ремонт) помещение своим будущим студентам из МАрхИ для нормальной работы над учебными проектами. В институте у них есть аудитория на пять-шесть групп, где два раза в неделю проводятся консультации, но там неудобно хранить материалы, макеты. Важно, чтобы у человека было свое место, и преподаватели видели, как развивается, эволюционирует его работа.

АП: Каких методов преподавания Вы придерживаетесь?

Р.А. Сам я учился в МАрхИ у Андрея Некрасова, а на пятом курсе прошел преддипломную практику в бюро Юрия Григоряна, где потом остался работать. Таким образом, в моем формировании традиционная образовательная база соединилась с новым концептуальным мышлением. На мой взгляд, продуктивен синтез разных подходов. В МАрхИ я преподаю в группе студентов вместе с Юрием Григоряном. Мы стараемся выстраивать общение со студентами в форме диалога, профессионального обмена идеями. Стремимся обогатить их инструментарий. К слову, для меня это также возможность больше общаться и продолжать учиться у Юрия Григоряна, которому я очень благодарен за опыт совместной работы в «Проект Меганом».

Архитектуру мне нравится представлять как химическую реакцию – в конце получается некий продукт, но его ингредиенты могут быть очень разными: искусство, наука, литература, музыка. В Высшей школе архитектуры Страсбурга (EAS), где я стажировался, как одну из форм рассказа о проекте использовали танец. Чтобы раскрепостить мышление и расширить «языковой» инструментарий наших учеников, я предложил упражнение на «временное сжатие». Студенты в среднем по 6 месяцев проектируют объекты различных типологий. А как выработать идею, если сократить срок до дня, часа, 15 минут или даже 30 секунд? Здесь подключаются самые разные навыки: за минуту можно придумать слово, за пятнадцать – что-нибудь нарисовать, за час – написать текст и так далее. Чем больше инструментов в руках, тем интереснее результат. Сам я пробовал применять научный подход, немного танец, но главная часть моей кухни, то, с чего всегда начинаю, – рисунок.

 

Рисунок из серии «Ереван» [свет / тень], представленный на конкурс «АрхиГрафика»

АП:  Ваши первые рисунки к проектам – абстрактные эскизы, смутные ассоциации, или в них уже ясно прочитываются варианты реальных очертаний?
Р.А: Возможны оба варианта. Например, всю свою диссертацию я сначала полностью нарисовал от руки. Для меня рисунок – это еще и терапия организма, отдых. Пражские зарисовки начинал делать с натуры, а потом неспешно заканчивал их дома. Даты в уголках листов – те дни, когда я брался за рисунок, то есть это своего рода дневник, который я вел для себя.

АП: Какие у Вас остались впечатления от «АрхиГрафики»?
Р.А.: На мой взгляд, это один из самых красивых конкурсов прошлого года. Я очень хотел выиграть, как всегда, сильно волновался, думал, что больше шансов у «Праги» – более традиционных и понятных рисунков. Интересно, что данному Жюри оказался ближе иной подход. Хорошо бы «АрхиГрафика» стала регулярным смотром.

Ереван. Конд. Фото Рубена Аракеляна






Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey