«Стоит задуматься о единой эстетике путей подземного движения»

08.12.14
11:34
автор: Екатерина Шалина    |    просмотр: (7320)

Рубен Аракелян, сооснователь бюро WALL, вышедшего в финал конкурса на архитектурно-художественную концепцию двух станций Калининско-Солнцевской линии метро, комментирует конкурсное задание, идеи для «Солнцево», разработанные вместе с партнером Айком Навасардяном, актуальные проблемы столичной подземки и возможные пути их решения в будущем.

От редакции.  Проектирование станций метро — горячая тема столичной архитектурной жизни. В будущем году московскому метрополитену исполняется 85 лет. С 2011 года, согласно программе, принятой городскими властями в ответ на проблемы и потребности резко выросшего мегаполиса, темпы его развития ускорились – к 2020 планируется проложить более 160 км новых путей и построить 78 станций. Международный конкурс на концепцию для станций «Солнцево» и «Новопеределкино», завершившийся в ноябре, стал первым, проведенным после долгого перерыва, и вызвал серьезный резонанс. Более 600 заявок от участников из разных стран. Десять проектов – по пять на станцию – прошли во второй тур. О предложениях победителей мы уже рассказывали. Сегодня беседуем с архитектором одной из команд, близко подошедших к победе, и планирующей участвовать в разработке объектов метро в дальнейшем.

Рубен, почему из двух станций вы выбрали для проектирования «Солнцево»?

Выбирали не мы. После подачи заявок все команды получили кодовые номера и название станции, которую следовало разработать. Кто успевал, мог спроектировать и вторую, это разрешалось, но мы решили сосредоточиться на одной. В первом туре требовалось подготовить по одной визуализации главных зон – входного павильона, подуличного перехода, кассового зала, платформы. Во втором мы по рекомендациям корректировали первое предложение, представляли дополнительные визуализации, концепцию освещения, навигации, раскладку материалов и смету. Затем защищали свой проект в Институте «Стрелка» (оператор конкурса – Прим.ред.) перед Жюри.


Как вы отразили в своем объекте специфику места проектирования?

Работа с контекстом, с городом – среди ключевых аспектов нашего проекта. Пространство станции метро расположено на территории парка «Центральный». При этом входные павильоны разделены улицей Богданова и удалены друг от друга по диагонали примерно на 100 метров. Мы посчитали необходимым показать их связь и выделить территорию метро на поверхности единой «землей» – специальным мощением, скомбинированным из серого гранита, дерева и бетонных плит. Это упрощает навигацию: оказавшись у одного входа, понимаешь, что по «плато» можно дойти до другого. Ориентация между входами – одна из проблем московского метро, которую мы здесь попытались решить.

Единая «земля» не прерывается проезжей частью?

В зоне пешеходного перехода предполагалось такое же мощение. Оно бы «притормаживало» автомобили, как, к примеру, на переходах от станции «Кропоткинская» к Пречистенке и Волхонке. Еще мы думали о том, что наземная часть метро должна интегрироваться в общественные пространства парка, стать звеном в цепочке пешеходных связей вместе с набережными Солнцевского пруда, площадками перед близлежащим храмом и кинотеатром. Мы представили, что все вместе эти пространства могли бы собираться у гуляющих по парку и прохожих в «коллекцию впечатлений». И в ней «земля метро» или, как мы ее назвали «плато» или «верхняя палуба», на всем протяжении примечательна ландшафтом: в мощение включаются островки озеленения, террасные структуры, углубления с небольшими водоемами. В «палубу» вмонтированы линейные светильники, по мере приближения ко входам их становится больше.

Как вы оформили точки входа в метро? Они в вашем проекте относительно незаметны.

По конкурсной программе обязательно нужно было спроектировать входные павильоны, но мы отказались от их традиционного решения в виде отдельных объемов. Учитывая контекст и видовые точки, не хотели замусоривать парк архитектурными объектами и заменили павильоны насыпями-холмами, еще раз подчеркнув, что лицом метро в данном случае может быть рукотворный ландшафт, близкий естественному, своеобразный живой парк с элементами «возмущения» рельефа. В темное время суток входы выглядели бы очень эффектно –  как щели в земле, из которых пробивается свет.

Спускаясь вниз, попадаешь в необычный подземный переход – не темный и мрачный, а светлый, облицованный матовым стеклом с подсветкой. Он ведет в такой же светлый кассовый зал с эскалаторами на «нижнюю палубу», платформу. Она тоже отделана гранитом, но, в отличие от «верхней палубы», белым. Смена напольных покрытий происходит в кассовом зале, таким образом обозначается преемственность между уличной и подземной территориями. Еще на платформе такие же, интегрированные в пол, светильники, как и наверху. Благодаря единому стилистическому языку станция осмыслена как целостный организм.

В платформенном зале у вас много шрифтовой графики, подсвеченные опоры, но в целом геометрия форм и дизайн поверхностей минималистичны, в то время как другие финалисты, в лучших традициях московского метрополитена, постарались придать своим станциям яркий индивидуальный облик, как-то пластикой или цветом обыграть название. Почему вы предпочли такое, в общем-то, нейтральное решение?

Нам кажется, что привязываться в архитектуре к названиям станций ни к чему. Они ведь теоретически могут когда-нибудь измениться. Оформление московского метро в прошлом служило своеобразной идеологической ширмой, декорацией, призванной продемонстрировать богатство и мощь Страны Советов. Из старых станций я больше всего люблю «Кропоткинскую» – за выразительную, но при этом благородную, «тихую» архитектуру. Сегодня метро в первую очередь должно быть функциональным транспортным средством, исправно доставляющим пассажиров из точки «A» в точку «B». Это вовсе не означает, что все станции должны быть на одно лицо, но когда из окон поезда ты сначала видишь теремные узоры, а на следующей остановке – «солнечных зайчиков», то чувствуешь себя, как в «Диснейленде». Мы стремились создать спокойное, расслабляющее пространство.

В первом варианте платформа у нас вообще выглядела  как «интровертная» белая комната, место-воспоминание. Пути отделялись от зала перегородками, как на некоторых станциях в Санкт-Петербурге или в Гонконге. Это и безопаснее. Однако при доработке во втором туре стены пришлось убрать, потому что пока из-за разницы в моделях поездов невозможно рассчитать места открывания дверей. Для финального варианта мы просто вырезали в этих перегородках отверстия по высоте вагонов, а в оставшихся верхних панелях разместили схему ветки и пересадок. Сейчас навигация на платформах устроена очень неудобно – на  несущих стенах, поезда ее перекрывают.

И не сразу разберешься, с какой стороны приходит нужный поезд, потому что указатель направлений часто висит в единственном месте — где-то высоко под потолком в центре зала.

Поэтому мы предложили разместить эти надписи по краям и в центре на опорах. А в скамейках, эргономично вписанных между столбами, предусмотрели розетки для подзарядки «гаджетов». То есть мы поставили акцент на визуальном комфорте и функциональности.

Если бы конкурсное задание предусматривало не только оформление, но и архитектурное проектирование станций, ваш вариант отличался бы от имеющегося?

Действительно мы имели дело с уже разработанным, более того – находящимся в реализации проектом. И обусловленных им ограничений оказалось больше, чем ожидалось. При проектировании с «нуля» мы бы, наверное, не стали рыть станцию в парке. Рациональнее было бы интегрировать ее в какое-нибудь многофункциональное здание, например. Или, возможно, сделали бы открытую платформу. Очень красивый проект с лесом, спускающимся к станции, предложило для «Новопеределкино» бюро FAS(t), но поскольку там уже есть стена в грунте, в данном случае он нереализуем.

Нужно ли придумывать для новых веток метро единый дизайн-код? Это бы как раз помогло избежать эффекта «Диснейленда».

Это очень важный вопрос. Нам кажется, что нужно. Единую стилистику можно было бы продумать уже для этого, строящегося участка Калининско-Солнцевской линии. Если наложить схему метрополитена на карту города, то можно увидеть, что «Солнцево» обозначает центр между «старой» и «новой» Москвой. Начинающийся отсюда отрезок со станциями, решенными в одном ключе, мог бы идентифицировать для пассажиров движение по недавно присоединенной части столицы. Необязательно при этом делать все платформы одинаковыми, но внедрять какие-то связующие, узнаваемые элементы, формирующие идентичность каждой из новых линий, на наш взгляд, стоит.

 

 

 

От редакции. Работы всех финалистов конкурса на разработку станций «Солнцево» и «Новопеределкино» совсем скоро можно будет рассмотреть на фестивале «Зодчество 2014» (18-20 декабря в Гостином дворе) на выставке «Московский метрополитен. 80 лет в поисках идентичности». Куратором экспозиции выступает главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Наряду с проектами нового времени экспозиция представит малоизвестные материалы по истории строительства столичного метрополитена, погрузит зрителей в творческий процесс, результаты которого до сих пор приводят в восхищение не только туристов, но и самих москвичей.

Тренд «метро» поддерживает и свежий 13 номер журнала speech: На его страницах, в обновленном дизайне – передовые примеры зарубежного и отечественного метростроения в сопровождении исторических экскурсов и интервью с ведущими специалистами в этой области.

P.S. Узнать больше о творческой позиции и развитии бюро WALL можно будет на встрече с его архитекторами в рамках 3-его блока программы I DO 18 декабря в Школе МАРШ.

 

автор: Екатерина Шалина |  просмотр:(7320)
Добавить в блог







Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey