От Пиранези до Кузнецова

25.07.14
19:30
автор: Екатерина Шалина    |    просмотр: (10166)

О том, какими предстали четыре века архитектурной графики на выставке «Только Италия!» в ГТГ.

Праздник, устроенный Государственной Третьяковской галереей совместно с Фондом Сергея Чобана, для всех любителей архитектурного рисунка, 27 июля завершился. Проект «Только Италия! Архитектурная графика XVIII-XXI веков» был хорошо встречен и публикой, и прессой. И трудно переоценить его вклад в изучение и популяризацию рисунка, посвященного архитектуре.

Пьетро ди Готтардо Гонзага. Архитектурная композиция, 1790-е годы. ГТГ

Концепция, залогом успеха которой стала любовь широкого зрителя к Италии, позволила Третьяковке достать из запасников уникальные, известные разве что по репродукциям вещи. Cреди них –  фантазия по римским мотивам Баженова, листы из альбомов Дуайена, панорама Москвы Кваренги (раздел россики). И когда еще в Москве можно будет увидеть шедевры из личной коллекции Сергея Чобана и его Фонда, базирующегося в Берлине, – листы Пиранези, Гонзаги, Лео фон Кленце?

Джованни Баттиста Пиранези. Архитектурная фантазия с дворцом и ростральными колоннами. Середина XVIII века. Коллекция Сергея Чобана

Архитектурный рисунок давно признан особым явлением в истории искусства, но специальной литературы по теме до сих пор не так много. Ирина Седова, автор каталога, сокуратор «Только Италии!», посетовала, что информацию пришлось собирать по крупицам из разрозненных источников. Экспозиция, которую они составили вместе с экспертом ГТГ Ниной Марковой, конечно, не  являла картину развития направления во всей полноте. Такая задача и не ставилась, однако ракурс, заявленный в названии, достаточно широк, чтобы говорить об общих тенденциях, специфике, эволюции жанра. Со времен его зарождения в XVIII веке и по сию пору архитекторов и художников со страшной силой влечет в Италию. Нет нужды перессказывать здесь причины — они совершенно понятны и обстоятельно изложены в целом ряде рецензий на выставку.

 

Джованни Паоло Панини. Архитектурная фантазия на римскую тему с храмом Конкордии (Сатурна) на Римском Форуме, 1740-е. Коллекция Сергея Чобана

Габриель Франсуа Дуайен. Вид с мостом. Первая половина 1750-х. ГТГ

Экспозиция показала, как уже в XVIII веке в Риме возникли и, переплетаясь, дожили до наших дней два подхода к изображению архитектуры. Условно их можно назвать романтическим и археологическим. Рядом с Лежеем, Панини, Персье, Ганди, мастерами идилличных и порой немного скучноватых композиций, сконструированных из прилежно зарисованных антиков, ренессансных и барочных памятников, работали такие страстные натуры, как Пиранези, Шалль, Дуайен. Их рисунки кажутся сделанными в состоянии какой-то душевной экзальтации от увиденного или додуманного, как мог бы выглядеть Рим во времена былого величия. Это уже не художественно уложенные и расставленные руины, но целостные городские ансамбли. По искусной незавершенности, экспрессии и динамике работы этих авторов поразительно современны.

Шарль Шалль. Архитектурная фантазия. Площадка с обелисками и арочным мостом у подножия императорского дворца на Палатине в Риме. Третья четверть XVIII века. Коллекция Сергея Чобана

Пьер Фонтен. Вид Римского Форума. 1788. Коллекция Сергея Чобана

 

К концу XVIII — началу XIX веков видно, как графическая речь усложняется, как расширяется география итальянских путешествий. Мастеров рисунка все больше увлекают панорамы, героические масштабы презентации архитектуры, подробности.

Тома де Томон. Вид Храма Адриана (Таможни) в Риме. 1788. Коллекция Сергея Чобана

Максим Никифорович Воробьев. Набережная Санта Лючия в Неаполе. 1845-1846. ГТГ

Век двадцатый, словно устав от лишних слов, выводит на первый план эмоции, учится выражать архитектурные переживания абстрактным языком, свободнее обращается с цветом. Тенденцию красочно иллюстрировал рисунок Ирины Затуловской, изобразившей раскрытую веером площадь Сиены ярким пятном, напоминающим дольку апельсина. 

Александр Герасимов. Флоренция. Старый мост (Понте Веккьо). 1934. ГТГ

Ирина Затуловская. Площадь в Сиене. 1998. ГТГ

Взгляд из XXI века, представленный на выставке в отдельном круглом зале, являет скорее исключение, чем правило. Четыре архитектора – Сергей Чобан, Сергей Кузнецов, Максим Атаянц, Михаил Филиппов принадлежат к небольшому числу современников, графика которых позволяет говорить о связи времен и развитии классического архитектурного рисунка. В век, когда архитекторы лучше владеют компьютерной мышкой, чем карандашом, эти авторы продолжают оттачивать навыки ручного рисунка, уверенно работают во всевозможных его техниках и единодушно, несмотря на приверженность разным архитектурным стилям, любят Италию. Зарисовки исторической архитектуры находят затем своеобразные отклики в практике каждого из них.

Максим Атаянц. Пестум. Храм Цереры.1992. Собственность автора

Максим Атаянц виртуозно соединяет «археологическую» и «романтические» линии. Храм Цереры в Пестуме запечатлевает с педантичностью рисовальщиков XVIII-XIX веков. Сама античная натура обуславливает манеру – сдержанную, подчеркивающую симметрию, тектонику, передающую «телесность» памятника, понесшего значительные утраты. И совсем по-другому «велит» рисовать себя церковь «Санта Мария делла Салюте» в Венеции, модель, кстати, любимая многими.

Максим Атаянц. Санта Мария делла Салюте. 2004. Собственность автора

Кажется, зарядившись от завитушек характерных валют, сангина летит по бумаге взволнованно, быстрыми закручивающимися штрихами, и все здание на листе вибрирует. Зачем Максиму Атаянцу необходимы эти пленэрные, а затем иногда и долгие студийные, штудии — ясно. Он мастер современной классики, а классика, даже в современной версии, требует постоянных графических упражнений и анализа наследия. То же и с Михаилом Филипповым. В рисунках он бьется над разгадкой тайны красоты старых городов, чтобы воссоздать ее в своих фантазиях и проектах. Трудноуловимая красота эта втягивает мастера и увлекает за собой зрителя диагоналями композиций и ускользает тающими карандашными линиями в бесконечной белизне бумажного листа, растворяется в прозрачных акварельных далях.

Михаил Филиппов. Венецианская фантазия. 2000. ГТГ

Михаил Филиппов. Амальфитанское побережье. Минори. Вид на Равелло. 1992. Собственность автора

В работах Сергея Кузнецова много людей. Он изображает не только отдельные здания, но и стремится передать среду, что для главного архитектора города, несомненно, важно. И сами здания он видит скорее как живые организмы: каменные массы у него кажутся шевелящимися, разрывающими пределы листа.

Сергей Кузнецов. Арена ди Верона. 2011. Собственность автора

Сергей Кузнецов. Падуя. Сант Антонио. 2010 Собственность автора

Графика Сергея Чобана отличается удивительным сплавом рацио и эмоций. Как и в своей архитектуре, он сосредотачивается на деталях, фактуре стен старых зданий, вновь и вновь убеждаясь, что в сложной пластике поверхностей сокрыта одна из причин их неувядающей красоты.

Сергей Чобан. Собор и колокольня в Амальфи. 2006. Коллекция Фонда Сергея Чобана

Сергей Чобан. Венеция. Церковь Санта Мария делла Салюте. 2009. Коллекция Фонда Сергея Чобана

Нередко Чобан выбирает монохромные решения, работает холодными тонами, белилами, сепией, отчего совершенство исторических сооружений приобретает какой-то внеземной, космический характер. И у него одного на этой выставке прошлое встречается в фантазиях с будущим, вдруг нависающим над Римским форумом причудливыми, ультрасовременными конструкциями. Это не то будущее, о котором он сам мечтает — такие картины рисует неподвластное логике воображение.

Сергей Чобан. Архитектурная фантазия. Римский форум. 2013

Многие из наших читателей знают, что четверо героев современного раздела «Только Италии!» вновь вошли в состав жюри конкурса «АрхиГрафика», открывшего на днях новый сезон. И в контексте нашего смотра было очень интересно найти на выставке ответ на один из вопросов, которым задавались эксперты, оценивая работы участников в прошлом году.

Василий Суриков. Коллизей. 1884. ГТГ

Есть ли разница между тем, как изображают архитектуру художники и зодчие? Есть мнение, что первые больше внимания уделяют природе, световоздушной перспективе, колористическим нюансам, настроению, и на выставке это подтверждают Сильвестр Щедрин, Филипп Якоп Хаккерт, Василий Суриков. А вторые  рисуют аналитичнее, суше, концентрируются на самих зданиях, предпочитают линию пятну и строгий монохром буйству красок, как Лео фон Кленце, Константин Тон и его брат Александр, Борис Иофан.

Иван Жолтовский. Фрагмент Плафона зала Палаццо Леттими в Римини, 1902-1912. Коллекция Сергея Чобана

Есть также мнение, что архитекторы, даже работая с натурой, должны не соревноваться с художниками, а преследовать какие-то свои, профессиональные цели. «Только Италия!» никакого «водораздела» между архитекторами и художниками не проводит. Их работы соседствуют и в некоторых случаях разрушают вышеописанный стереотип. К примеру, зарисовки фрагментов зданий и росписей Ивана Жолтовского – своеобразная коллекция, которую он собирал явно в познавательных, профессиональных целях. И одновременно это очень свободная, акварельная живопись по едва заметному наброску карандашом.

Александр Лактионов. Вид Площади Капитолия и Капитолийской лестницы (Кордоната) в Риме, 1962. Коллекция Сергея Чобана

Обратный пример —  художник Александр Лактионов. Уже написав знаменитое «Письмо с фронта», он едет в Рим и рисует «Вид Площади Капитолия и Капитолийской лестницы», неожиданно строго, архитектурно.  Действует карандашом с растушевкой так, что масса здания проступает на листе частями, как при проявке фотоснимка. «Только Италия!» свидетельствует: неважно кто автор – архитектор или художник, неважна манера. Главное – чувство, которое движет рукой, запечатлевающей натуру или конструирующей из ее элементов что-то свое.

Таир Салахов. Рим. 1986. ГТГ

У всех художников и зодчих, представленных на выставке, это чувство одно – восхищение архитектурой Италии. В нем могут варьироваться оттенки –  от благоговейного трепета до страстной жажды познать, возвратить к жизни и даже превзойти творения предков или просто навсегда вобрать в себя и увезти домой в альбомах портреты любимой страны.

Нельзя не отметить архитектуру самой экспозиции – работу Агнии Стерлиговой из бюро SPEECH. Архитектурный рисунок, особенно исторический, – материал рафинированный, но не всегда легко усвояемый, не «экшн». А в необычных круглых и овальных залах, напоминающих об античных храмах и барочных церквях, инсталлированных в пространство Инженерного корпуса, тема раскручивалась так эффектно и динамично, что зритель не успевал устать.

 

О выставке на сайте ГТГ: www.tretyakovgallery.ru

 

автор: Екатерина Шалина |  просмотр:(10166)
Добавить в блог







Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey