Архитектура как область борьбы

04.02.14
13:14
автор: Екатерина Шалина    |    просмотр: (8932)

В Музее архитектурного рисунка в Берлине до 21 марта продлена выставка, рассказывающая историю драматического сосуществования и противостояния двух течений в русской архитектуре первой половины XX века – традиции и новаторства.

Над проектом «Архитектура как область борьбы» Сергей Чобан, архитектор, коллекционер и основатель Фонда Музея архитектурного рисунка, работал вместе Владимиром и Ириной Седовыми, известными российскими искусствоведами и кураторами. Вводную статью к каталогу выставки, написанную Владимиром Седовым, можно было бы рекомендовать в качестве обязательной литературы всем, кто перед детальным изучением хотел бы окинуть обозначенное «поле битвы» целостным взглядом. Исследователь ловко и деликатно раскладывает «по полочкам» суть и сложные перипетии развития петербургской неоклассики, затем истоки, натиск и вариации московского конструктивизма, борьбу двух течений и попытки их примирения в творчестве одних и тех же архитекторов, и, наконец, бескомпромиссную победу традиции исторического архитектурного языка. Успех проекта у берлинской публики, заставивший продлить выставку, открывшуюся еще в сентябре прошлого года, можно объяснить, как минимум, двумя обстоятельствами. Во-первых – на Западе не ослабевает интерес к русскому авангарду, во-вторых – тема жизнестойкости классической традиции в архитектуре XX века Берлину близка и знакома по собственному опыту.

В собрании Сергея Чобана период 1900 – 1953 годов (хронологический охват экспозиции) представляют около 100 рисунков мастеров первого ряда, среди них – Фомин, Жолтовский, Щусев, Троцкий, Иофан, Леонидов, Чернихов. «Небольшая, но очень качественная коллекция, позволила показать не только ключевые моменты, но и нюансы архитектурных коллизий тех лет», –  говорит Ирина Седова. Как куратор Ирина компоновала экспозицию и составляла каталог. В двух камерных залах берлинского музея (проект бюро SPEECH) разместилось более 60 работ. Группировка рисунков по времени и смыслу подчеркнута цветами фона – серым и белым. 

Экспозиция разбита на три больших раздела. Первый охватывает 1900 – 1917 годы. Это время накопления визуального опыта, академического образования, время, когда русские архитекторы вновь открывают для себя Италию, осваивают язык классических форм, чтобы затем свободно и уверенно заговорить на нем с целью продолжить ту Культуру, скорый уход которой они предчувствовали и переживали. 

А. Бенуа. Собор св. Петра в Риме. Вид на Arco delle Campane. 1903 . Акварель, гуашь, перо коричневым тоном, по наброску итальянским карандашом.
 

Здесь есть рисунки Александра Бенуа, внимание которого в Риме приковала арка, ведущая в Ватикан – Arco delle Сampane. «Грандиозное сооружение почти растворяется в ансамбле Площади Св. Петра, но Бенуа оно потрясло. Не архитектор, декоратор, он открывает его для себя и для других как очень интересный и позже многократно востребованный источник», – поясняет Ирина Седова. Тему восхищения классикой подхватывают римские и помпейские виды В.Г. Гельфрейха, зарисовки и проекты римского периода Б.М. Иофана, акварели И.В. Жолтовского, с упоением выписывавшего детали итальянских построек – карнизов, расписных кессонов и арок.  

Игорь Фомин. "Проект общественного здания. Фасад" 1920. Перо, кисть, тушь, акварель, карандаш.


В том же зале на первом выставочном этаже – период 1918 – 1932 годов. В борьбе традиций и новаторства, являющейся темой раздела, не было явного победителя. Новая власть не отвергла неоклассику – напротив, смотрела на нее как на наследие мировой культуры, которое можно и нужно поставить на службу пролетариату. Выставка затрагивает произошедшую при этом «мутацию» стиля. Тенденцию к упрощению, сведению ордера к формуле демонстрируют проектные рисунки Фомина. «Проект Крематория в Петрограде» Ноя Троцкого – пример другой линии развития, дающей выход экспрессии, как тревожной, так и героической.

Ной Троцкий. "Проект крематория в Петрограде. Перспектива башен. I вариант" 1919. Кисть, тушь, итальянский карандаш, на коричневой бумаге.

Архитекторы с берегов Невы, работавшие с традицией, не были обделены заказами. Но в то же время в Москве «зеленый свет» получают радикальные эксперименты, поиски абсолютно нового архитектурного языка для нового жизнеустройства. Удивительное место встречи традиций и новаторства, неоклассики и конструктивизма – ВСХВ 1923 года. В экспозиции этот знаковый эпизод отражен, например, соседством эскиза Жолтовского к одному из  павильонов с фронтоном и колоннами («Павильон луговодства, мелиорации, лесного отдела, садоводства и огородничества») и чертежей А.К. Бурова к типовому туалету и скамейкам – конструкциям простым и утилитарным. Характерная конструктивистская графика с ее любовью к жесткой геометрии, твердой линии, локальному цвету представлена конкурсным проектом Смоленского рынка в Москве (Красильников Н. А., Славина Л. С.).

Андрей Буров. "Проект типового туалета для ВСХВ в Москве. План основания, план, главный и боковой фасады, разрезы" 1923. Перо, рейсфедер, кисть, тушь, акварель, карандаш.

Кирилл Афанасьев. "Курортная гостиница. Перспектива." 1928. Перо, рейсфедер, тушь, карандаш.

Особая страница, открытие проекта, – чертежи К.Н. Афанасьева, профессора МАРХИ, выполненные, когда он учился у A. A. Веснина. Функциональное, смело и рационально вписанное в рельеф склона здание курортной гостиницы прорисовано почти изысканно — тонкой сетью линий, без цвета. Зафиксирована на выставке и высшая точка подъема экспериментальной мысли – сложносочиненные индустриальные фантазии Якова Чернихова с их головокружительными ракурсами и рафинированными цветовыми созвучиями.

Яков Чернихов. "Архитектурная фантазия. Вид с решетчатых мостиков на промышленный квартал" 1929-1933. Гуашь, по наброску карандашом, на желтой бумаге.

И этот натиск нового уже было заставил иных неоклассиков ломать голову над тем, как сплавить ордер с технократической  эстетикой, но Международный конкурс на Дворец советов 1932 года расставил все точки над «i». Выбор пал на неоклассиков – Иофана, Щуко и Гельфрейха. На выставке это событие отмечено уникальным рисунком Иофана к одному из вариантов Дворца, сделанным углем.

«Словарного запаса» конструктивистов оказалось недостаточно, чтобы прославить страну, героически строящую коммунизм. Опора на опыт мировой культуры стала главной программой, и далее лежавшая на поверхности борьба двух течений оборачивается для некоторых архитекторов уже внутренней борьбой – между страстным стремлением продолжать экспериментировать и необходимостью подчиниться требованиям времени. Об этом рассказывает экспозиция второго зала, посвященная 1932 – 1954 годам. Одни архитекторы лишь еще глубже погрузились в классику, чтобы извлечь из ее арсенала свои оригинальные авторские версии – Жолтовский, Фомин. Другие смогли без серьезных потерь отключиться от авангарда и с энтузиазмом присоединиться к «походу за Культурой, Красотой и Гармонией» – Буров, Мордвинов, Афанасьев. Были и те, кто, несмотря на опалу, продолжил модернистские опыты.

Иван Леонидов. "Проект здания Организации Объединенных Наций." Эскиз. 1947-1948. Калька, гуашь, белила, акварель, карандаш.

Эскиз к «Проекту здания Организации Объединенных Наций» Леонидов создал, будучи для власти уже маргинальной фигурой. Другой пример сопротивления – малоизвестные фантазии на тему деревянной архитектуры Чернихова. Владимир Седов считает, что в этих причудливых башнях выразилась реакция мастера на действительность – его тоска по Новому, которое не успело набрать силу и ушло, как в то же время уходило и деревянное зодчество.

Архитектурная фантазия. Фрагмент конструкции в виде башни с дощатой обшивкой с консолью, лестницами и переходами 1930–1940-е. Карандаш, гуашь.


Заключительная и самая помпезная глава в истории сталинской архитектуры – строительство семи высоток – рассказана монументальными листами Л.М. Полякова (гостиница «Ленинградская»), А. Г. Мордвинова и В.К. Олтаржевского (гостиница «Украина»). Тонкого цитирования античного наследия послевоенной архитектуре было уже мало.

Аркадий Мордвинов "Проект гостиницы Украина в Москве. Перспектива." 1948-1954. Кисть, акварель, белила; по чертежу карандашом.

Чтобы акцентировать мощь победившей нации, на мегаломанский масштаб нью-йоркских небоскребов потребовалось наложить элементы древнерусского декора, позаимствованного у башен Кремля. Историзм продолжил доминировать, но повернул в другое русло. «Один, из вопросов, на которые пытается ответить выставка: «Почему историзм и сталинский ампир так легко победили конструктивизм в начале 30-х годов?»  –  комментирует проект Сергей Чобан. Ясный ответ складывается из всех частей экспозиции: изучение прошлого было сквозной темой творчества целого поколения мастеров, и большинство из них в нужное время умело воспользовалось накопленным «культурным багажом», а конструктивизм расцвел яркой вспышкой, из которой просто не успело разгореться пламя. Совсем скоро интернациональный стиль возьмет реванш, начнется борьба с украшательством и классика отойдет в глухую тень. До-поры, как мы уже знаем, – до-времени.

О выставке на сайте Фонда Музей архитектурного рисунка: http://www.tchoban-foundation.de/

 

автор: Екатерина Шалина |  просмотр:(8932)
Добавить в блог







Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey