«Стоит задуматься о единой эстетике путей подземного движения»

08.12.14
11:34

Рубен Аракелян, сооснователь бюро WALL, вышедшего в финал конкурса на архитектурно-художественную концепцию двух станций Калининско-Солнцевской линии метро, комментирует конкурсное задание, идеи для «Солнцево», разработанные вместе с партнером Айком Навасардяном, актуальные проблемы столичной подземки и возможные пути их решения в будущем.

От редакции.  Проектирование станций метро — горячая тема столичной архитектурной жизни. В будущем году московскому метрополитену исполняется 85 лет. С 2011 года, согласно программе, принятой городскими властями в ответ на проблемы и потребности резко выросшего мегаполиса, темпы его развития ускорились – к 2020 планируется проложить более 160 км новых путей и построить 78 станций. Международный конкурс на концепцию для станций «Солнцево» и «Новопеределкино», завершившийся в ноябре, стал первым, проведенным после долгого перерыва, и вызвал серьезный резонанс. Более 600 заявок от участников из разных стран. Десять проектов – по пять на станцию – прошли во второй тур. О предложениях победителей мы уже рассказывали. Сегодня беседуем с архитектором одной из команд, близко подошедших к победе, и планирующей участвовать в разработке объектов метро в дальнейшем.

Рубен, почему из двух станций вы выбрали для проектирования «Солнцево»?

Выбирали не мы. После подачи заявок все команды получили кодовые номера и название станции, которую следовало разработать. Кто успевал, мог спроектировать и вторую, это разрешалось, но мы решили сосредоточиться на одной. В первом туре требовалось подготовить по одной визуализации главных зон – входного павильона, подуличного перехода, кассового зала, платформы. Во втором мы по рекомендациям корректировали первое предложение, представляли дополнительные визуализации, концепцию освещения, навигации, раскладку материалов и смету. Затем защищали свой проект в Институте «Стрелка» (оператор конкурса – Прим.ред.) перед Жюри.


Как вы отразили в своем объекте специфику места проектирования?

Работа с контекстом, с городом – среди ключевых аспектов нашего проекта. Пространство станции метро расположено на территории парка «Центральный». При этом входные павильоны разделены улицей Богданова и удалены друг от друга по диагонали примерно на 100 метров. Мы посчитали необходимым показать их связь и выделить территорию метро на поверхности единой «землей» – специальным мощением, скомбинированным из серого гранита, дерева и бетонных плит. Это упрощает навигацию: оказавшись у одного входа, понимаешь, что по «плато» можно дойти до другого. Ориентация между входами – одна из проблем московского метро, которую мы здесь попытались решить.

Единая «земля» не прерывается проезжей частью?

В зоне пешеходного перехода предполагалось такое же мощение. Оно бы «притормаживало» автомобили, как, к примеру, на переходах от станции «Кропоткинская» к Пречистенке и Волхонке. Еще мы думали о том, что наземная часть метро должна интегрироваться в общественные пространства парка, стать звеном в цепочке пешеходных связей вместе с набережными Солнцевского пруда, площадками перед близлежащим храмом и кинотеатром. Мы представили, что все вместе эти пространства могли бы собираться у гуляющих по парку и прохожих в «коллекцию впечатлений». И в ней «земля метро» или, как мы ее назвали «плато» или «верхняя палуба», на всем протяжении примечательна ландшафтом: в мощение включаются островки озеленения, террасные структуры, углубления с небольшими водоемами. В «палубу» вмонтированы линейные светильники, по мере приближения ко входам их становится больше.

Как вы оформили точки входа в метро? Они в вашем проекте относительно незаметны.

По конкурсной программе обязательно нужно было спроектировать входные павильоны, но мы отказались от их традиционного решения в виде отдельных объемов. Учитывая контекст и видовые точки, не хотели замусоривать парк архитектурными объектами и заменили павильоны насыпями-холмами, еще раз подчеркнув, что лицом метро в данном случае может быть рукотворный ландшафт, близкий естественному, своеобразный живой парк с элементами «возмущения» рельефа. В темное время суток входы выглядели бы очень эффектно –  как щели в земле, из которых пробивается свет.

Спускаясь вниз, попадаешь в необычный подземный переход – не темный и мрачный, а светлый, облицованный матовым стеклом с подсветкой. Он ведет в такой же светлый кассовый зал с эскалаторами на «нижнюю палубу», платформу. Она тоже отделана гранитом, но, в отличие от «верхней палубы», белым. Смена напольных покрытий происходит в кассовом зале, таким образом обозначается преемственность между уличной и подземной территориями. Еще на платформе такие же, интегрированные в пол, светильники, как и наверху. Благодаря единому стилистическому языку станция осмыслена как целостный организм.

В платформенном зале у вас много шрифтовой графики, подсвеченные опоры, но в целом геометрия форм и дизайн поверхностей минималистичны, в то время как другие финалисты, в лучших традициях московского метрополитена, постарались придать своим станциям яркий индивидуальный облик, как-то пластикой или цветом обыграть название. Почему вы предпочли такое, в общем-то, нейтральное решение?

Нам кажется, что привязываться в архитектуре к названиям станций ни к чему. Они ведь теоретически могут когда-нибудь измениться. Оформление московского метро в прошлом служило своеобразной идеологической ширмой, декорацией, призванной продемонстрировать богатство и мощь Страны Советов. Из старых станций я больше всего люблю «Кропоткинскую» – за выразительную, но при этом благородную, «тихую» архитектуру. Сегодня метро в первую очередь должно быть функциональным транспортным средством, исправно доставляющим пассажиров из точки «A» в точку «B». Это вовсе не означает, что все станции должны быть на одно лицо, но когда из окон поезда ты сначала видишь теремные узоры, а на следующей остановке – «солнечных зайчиков», то чувствуешь себя, как в «Диснейленде». Мы стремились создать спокойное, расслабляющее пространство.

В первом варианте платформа у нас вообще выглядела  как «интровертная» белая комната, место-воспоминание. Пути отделялись от зала перегородками, как на некоторых станциях в Санкт-Петербурге или в Гонконге. Это и безопаснее. Однако при доработке во втором туре стены пришлось убрать, потому что пока из-за разницы в моделях поездов невозможно рассчитать места открывания дверей. Для финального варианта мы просто вырезали в этих перегородках отверстия по высоте вагонов, а в оставшихся верхних панелях разместили схему ветки и пересадок. Сейчас навигация на платформах устроена очень неудобно – на  несущих стенах, поезда ее перекрывают.

И не сразу разберешься, с какой стороны приходит нужный поезд, потому что указатель направлений часто висит в единственном месте — где-то высоко под потолком в центре зала.

Поэтому мы предложили разместить эти надписи по краям и в центре на опорах. А в скамейках, эргономично вписанных между столбами, предусмотрели розетки для подзарядки «гаджетов». То есть мы поставили акцент на визуальном комфорте и функциональности.

Если бы конкурсное задание предусматривало не только оформление, но и архитектурное проектирование станций, ваш вариант отличался бы от имеющегося?

Действительно мы имели дело с уже разработанным, более того – находящимся в реализации проектом. И обусловленных им ограничений оказалось больше, чем ожидалось. При проектировании с «нуля» мы бы, наверное, не стали рыть станцию в парке. Рациональнее было бы интегрировать ее в какое-нибудь многофункциональное здание, например. Или, возможно, сделали бы открытую платформу. Очень красивый проект с лесом, спускающимся к станции, предложило для «Новопеределкино» бюро FAS(t), но поскольку там уже есть стена в грунте, в данном случае он нереализуем.

Нужно ли придумывать для новых веток метро единый дизайн-код? Это бы как раз помогло избежать эффекта «Диснейленда».

Это очень важный вопрос. Нам кажется, что нужно. Единую стилистику можно было бы продумать уже для этого, строящегося участка Калининско-Солнцевской линии. Если наложить схему метрополитена на карту города, то можно увидеть, что «Солнцево» обозначает центр между «старой» и «новой» Москвой. Начинающийся отсюда отрезок со станциями, решенными в одном ключе, мог бы идентифицировать для пассажиров движение по недавно присоединенной части столицы. Необязательно при этом делать все платформы одинаковыми, но внедрять какие-то связующие, узнаваемые элементы, формирующие идентичность каждой из новых линий, на наш взгляд, стоит.

 

 

 

От редакции. Работы всех финалистов конкурса на разработку станций «Солнцево» и «Новопеределкино» совсем скоро можно будет рассмотреть на фестивале «Зодчество 2014» (18-20 декабря в Гостином дворе) на выставке «Московский метрополитен. 80 лет в поисках идентичности». Куратором экспозиции выступает главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Наряду с проектами нового времени экспозиция представит малоизвестные материалы по истории строительства столичного метрополитена, погрузит зрителей в творческий процесс, результаты которого до сих пор приводят в восхищение не только туристов, но и самих москвичей.

Тренд «метро» поддерживает и свежий 13 номер журнала speech: На его страницах, в обновленном дизайне – передовые примеры зарубежного и отечественного метростроения в сопровождении исторических экскурсов и интервью с ведущими специалистами в этой области.

P.S. Узнать больше о творческой позиции и развитии бюро WALL можно будет на встрече с его архитекторами в рамках 3-его блока программы I DO 18 декабря в Школе МАРШ.

 

Яркие обложки: проект LIAG

05.12.14
15:30
tags: | LIAG architecten |

В 2014 г. в городе Зуретмере (Нидерланды) было построено здание для NDB Biblion, производителя электронного оборудования для библиотек. Оформление фасадов намекает на специализацию фирмы: цветные вставки похожи на книги, расставленные на полках.

Фото © Hannah Anthonysz

NDB Biblion решили построить новое здание, чтобы снизить себестоимость своей продукции. Раньше их офисы и производство находились в двух зданиях, и сотрудникам приходилось по работе ходить с этажа на этаж. Планировка, которую придумали архитекторы  LIAG, существенно улучшила логистику производства.Площадь здания — 14 000 кв. м., из них 9 300 кв. м. занимают офисы, а 4 700 — производство.

Фото © Hannah Anthonysz

Снаружи сооружение выглядит, по озорному выражению архитекторов, как «стопка бумаги, обрезанная по краям по форме участка». Фасад опоясывают горизонтальные белые полосы на уровне перекрытий. Они, как разъясняют архитекторы, символизируют  взаимосвязанность процессов, протекающих в здании. А ещё, как уже было сказано, полосы напоминают библиотечные полки, на которых стоят книги в ярких переплётах — цветные простенки между окнами. Простенки работают как жалюзи — отсекают прямые лучи солнца. Поэтому во всём здании они параллельны друг другу, а к изогнутым поверхностям фасадов оказываются повёрнуты то под одним, то под другим углом.

Фото © Ben Aarts Photography

Фото © Ben Aarts Photography

Здание оснащено сложными системами энергосбережения, которые в таких небольших постройках встречаются редко. В нём есть тепловые насосы и подземное хранилище энергии, которое летом медленно аккумулирует тепло, а зимой, обогревая здание, медленно остывает. В частности, тёплый воздух из-под земли используется для того, чтобы растапливать снег на крыше производственного корпуса, где устроена автостоянка. Летом, наоборот, остывшее за зиму подземное хранилище охлаждает здание. Планировка помещений такова, что максимально часто и долго они освещаются дневным светом. А в тех редких случаях, когда свет всё-таки приходится включать, на него не уходит много энергии: всё искусственное освещение на светодиодах. Всё это, в конечном счёте, тоже снижает себестоимость продукции NDB Biblion.

Фото © Ben Aarts Photography

Фото © Ben Aarts Photography

Фото © Ben Aarts Photography

Фото © Ben Aarts Photography

Официальный сайт архитектурного бюро: liag.nl 

 

Красиво горит

03.12.14
10:20

Здание любого назначения может стать арт-объектом. Ярким, в прямом смысле, примером тому служит мусоросжигательный завод в предместьях Роскилле по проекту Эрика ван Эгераата. На днях сооружние удостоилось премии Media Architecture Biennale в категории «Архитектура и анимация». 

Фото © Tim van de Velde

Эрик ван Эгераат любит делать «громкую» архитектуру. Он всегда ищет в работе вызовы и отвечает на них смело, в атакующей манере, так, чтобы всем даже издалека было видно, как виртуозно он справился с трудной задачей. В данном случае вызовов было несколько. Во-первых, исторический и культурный контекст: небольшой ныне город Роскилле — древняя столица Дании, в центре которой расположен собор, заложенный еще в 12 веке и до сегодняшнего дня являющийся усыпальницей королевской династии. Во-вторых, само назначение здания — новый корпус мусоросжигательного завода — мягко говоря, не слишком соответствует творческому методу архитектора, так как обычно требует сугубо функционального подхода и сдержанной стилистики. Третий вызов заключен в местоположении объекта. Он находится в индустриальном предместье города на открытом ландшафте и хорошо виден с дороги.

Фото © Tim van de Velde

Здание 6-ой линии завода компании Kara/Noveren имеет площадь 7 400 кв. м. Здесь не просто сжигают отходы, которые не могут быть подвергнуты вторичной переработке, а превращают их в тепло для окружающих домов. Что собственно и определило концептуальное решение, которое условно называют «Энергетическая башня». Массивная постройка цвета коричневой глины напоминает гигантскую ржавую улитку: имеет угловатую форму, отсылающую к крышам других корпусов завода. Венчает ее 100 метровая «башня», скрывающая трубу. Аллюзии на кирпичную кладку и шпили готического собора очевидны, также как и стремление архитектора создать новую архитектурную доминанту.

Фото © Tim van de Velde


На самом деле, здание имеет двойной фасад. Его функциональная часть закрыта нарочито грубо обработанными алюминиевыми панелями с лазерной перфорацией, причем размеры и количество отверстий нарастают к верхней части.

Фото © Tim van de Velde

Фото © Tim van de Velde

Фото © Tim van de Velde

Фото © Tim van de Velde

За панелями расположена цветная динамическая подсветка, и в темное время суток разыгрывается настоящий спектакль: раз в час возникает «искра» и мгновенно здание само на несколько минут оказывается охваченным пламенем. Постепенно оно угасает, оставляя лишь «тлеющие угли». Символика опять же более чем прозрачная.

Фото © Tim van de Velde

Фото © Tim van de Velde

Фото © Tim van de Velde

Постройка завершена совсем недавно, но ее эффектный фасад, созданный в соавторстве с датским специалистом по световой архитектуре Гунвером Хансеном, уже отмечен престижной наградой. Профессиональное жюри Media Architecture Biennale в Орхусе единогласно присудило ему первый приз в категории «Архитектура и анимация». Причем соперники у здания Эрика ван Эгераата были очень серьезные: концертный зал Haгpa в Рейкъявике и медиа-фасад Центра современного искусства в Кордове.

Фото © Tim van de Velde

Официальный сайт архитектурного бюро: erickvanegeraat.com

Под крылом беркута

30.11.14
15:26

Международный аэропорт Мехико станет одним из самых больших в мире. Проект интернациональной команды в составе Foster + Partners, Fernando Romero Enterprise (FR-EE) и Netherlands Airport Consultants (NACO) был выбран по конкурсу, и Лорд Норман Фостер, уже не в первый раз, нацелен совершить революцию в аэропортостроении.

Наверное, трудно найти среди архитекторов более опытного «специалиста по аэропортам», чем Лорд Норман Фостер. Сам он объясняет это своей службой в королевских военно-воздушных силах Великобритании и возникшей уже тогда настоящей страстью к полетам и авиации.

Фото © Foster + Partners

Международный аэропорт Мехико станет одним из самых больших в мире — 470 000 кв.м и три взлетно-посадочные полосы (в перспективе расширение до шести полос). При этом архитекторы решили сломать традиционную систему терминалов со сложными переходами и внутренним транспортом. Единое и довольно компактное пространство, даже не разбитое на этажи или уровни в традиционном понимании этого слова, по их мнению, существенно упростит навигацию, ускорит перемещение и позволит повысить пассажиропоток. За счет Х-образной формы постройки по периметру удастся разместить сразу 95 выходов к самолетам.

Фото © dbox / Foster + Partners

Внутреннее пространство перекрыто стальной остекленной конструкцией, выполняющей роль и крыши и стен. Длина ее пролетов составит больше 100 метров, а самого большого — целых 170 м. Сама конструкция очень легкая (вес критически важен для местной почвы), недорогая и собирается довольно быстро без возведения лесов. В центре светлого просторного терминала разместится круглая многофункциональная сцена. И, конечно же, предусмотрены магазины, рестораны и кафе.


Проект Фостера претендует на экологический сертификат LEED Platinum. На строительство огромного терминала уйдет меньше материалов и потреблять он будет меньше энергии, чем обычный городской квартал. Инженеры постарались максимально использовать специфику местного климата и большую часть года для создания комфортной температуры будет использоваться внешнее тепло. Стеклянное «покрывало» и обеспечивает естественное освещение, и позволяет защититься от жесткого солнца, а так же задействовано в системе отопления и даже используется для сбора дождевой воды. Все трубы и коммуникации при этом будут проведены под землей и не нарушат целостности образа.

Фото © dbox / Foster + Partners

На гербе Мексики изображен сидящий на кактусе беркут, пожирающий змею. И эта символика почти буквально повторена в проекте. Уже на подъезде к аэропорту расположится сад кактусов, который, как змея, «обовьет» дорога, а над ним «раскроет крылья» собственно терминал.

По предварительной оценке реализация проекта займет всего около четырех лет. Новый транспортный узел создаст большое количество рабочих мест. Особо отмечается, что проект будет реализован при помощи местных конструкторов и строителей, хорошо знающих специфику почвы и климата. Но и в процессе эксплуатации потребность в высококвалифицированных сотрудниках будет высока, что существенно повысит уровень жизни в близлежащих районах, улучшит их инфраструктуру.

Официальные сайты архитектурных бюро: fosterandpartners.com, fr-ee.org

 

Станция метро «Солнцево»: проект Nefa Architects

26.11.14
14:01
tags: | Nefa Architects |

В отличие от ситуации с «Новопеределкино» (см. предыдущую публикацию о Международном конкурсе на архитектурно-художественную концепцию для двух станций Московского метрополитена), в случае со станцией «Солнцево» никаких проблем с выбором победителя не было. И профессиональное жюри, и «народное голосование» единодушно отдали предпочтение проекту, представленному московской студией во главе с Дмитрием Овчаровым.

В соответствии со звучным названием станции и района главная тема проекта – солнце. Символизирующий его большой оранжево-желтый круг будет встречать пассажиров метрополитена уже в конце перехода под улицей Богданова и в месте размещения касс.

Помимо знаковой функции, эмблема наделяется и навигационным назначением — супрерграфический оп-арт указывает выход в город, к солнцу. Изображений солнца на станции должно быть несколько – и на потолке, и на стенах, и даже на полу. Также на всех ее поверхностях будет множество просто желтых «пятен» самых разных размеров и конфигураций. Движущиеся поручни эскалаторов и лестничные перила тоже планируется сделать желтыми. Поскольку основная цветовая гамма облицовки и окраски интерьеров «Солнцева» основывается на оттенках металлически-серого, эти вкрапления создадут энергичный контраст.

Наземные павильоны с двускатной крышей и продольными стенами из бетона и остекленными торцами, по словам авторов, восходят к самой незамысловатой жилой или хозяйственной постройке из русской деревни. Неожиданное, на первый взгляд, уподобление не случайно – это связь проекта с историей места, где в начале XX века был дачный поселок. Павильоны вытянуты по горизонтали вдоль Боровского шоссе, составляя единую пространственную композицию с подобием маленького дачного садика посередине.

Множество прозрачных проемов в железобетонной кровле двухскатной крыши и в стенах пропускают солнечный свет внутрь станции. Над платформой устраивается двухслойный потолок, конструкция которого позволяет создать иллюзию естественного освещения. Обращенные к пассажирам круглые отверстия нижнего потолка освещаются отраженным от верхнего потолка рассеянным светом искусственного происхождения. Общее количество света увеличивают глянцевые поверхности металлических листов облицовки стен и потолка. Та же роль светоотражателя отводится массивным пилонам, колоннам-столбам с навигацией и цилиндрическим тумбам, на которые можно облокотиться или присесть.

Отвечая на вопросы корреспондента «Архплатформы», руководитель студии Nefa Дмитрий Овчаров сказал: «Мне нравится лаконичная образная архитектура, в которой главную роль играет свет. Моя любимая старая московская станция метро– «Кропоткинская». В то же время он отдал должное «простым и стильным образцам модернизма шестидесятых–семидесятых годов». В проекте «Солнцево» обе отечественные творческие традиции органически синтезированы.

Официальный сайт архитектурного бюро: www.nefa-architects.com

 

Станция метро «Новопеределкино»: проект U-R-A

26.11.14
14:00

24 ноября на Архитектурном совете были награждены победители и финалисты Международного конкурса на архитектурно-художественное оформление двух станций Калининско-Солнцевской линии московского метро. Работы – по пять для каждого объекта – оценивало компетентное жюри. Однако для «Новопеределкино» исход борьбы решило общественное голосование. Рассматриваем, за что проголосовал народ.

В «народном голосовании» на сайте «Активный гражданин» приняло участие около 300 000 человек. В случае с «Новопеределкино» большинство поддержало проект латвийского бюро United Riga Architects (U-R-A). Несмотря на то, что мнение синклита профессионалов склонялось в пользу других конкурсантов, председательствовавший в жюри руководитель строительного комплекса столицы Марат Хуснуллин объявил победителями именно «народных фаворитов». В СМИ уже поднимался вопрос, можно ли в архитектурных конкурсах полагаться на глас народа. От редакции сразу скажем, что поддерживаем специалистов, справедливо обращавших внимание на то, что между красивыми рендерами, которыми руководствуются простые люди, и реальностью, складывающейся из нюансов, понятных только профессионалам, может быть большая разница. Однако проект выбран. Как он будет реализован, согласно планам, увидим в 2017 году. Сейчас просто рассмотрим детали победившей концепции.

United Riga Architects предложили возродить «русский стиль» в эпоху хай-тека – соединить хорошо узнаваемые орнаментальные мотивы с современными строительно-дизайнерскими технологиями.
«Мы пытались сделать станцию уникальной. Очень московской и очень русской по стилю и не похожей ни на одну другую станцию в мире», – сообщил корреспонденту «Архплатформы» главный архитектор U-R-А Евгений Леонов. По его словам, основа декора «Новопеределкино» – металлические световые панели, перфорированные «отверстиями в виде русского узора». Узоры становятся главным стилеобразующим элементом, сквозной темой оформления вестибюлей и подземных интерьеров. На выбор заказчика представлены три варианта декоративного орнамента: «Березки», «Хохлома» и «Метрополитен» с возможностью совмещения всех изобразительных тем.

Ключевым мотивом в декоре наземных павильонов выбраны проступающие на поверхности облицовочных стекол гравированные узоры в виде стволов и ветвей берез или сосен. В ночное время светодиодная подсветка должна создавать почти объемный образ леса. Предлагаемое решение связано с тем, что территория современного района Новопеределкино исторически славилась густыми лесами. Стандартные объемы павильонов с таким декором становятся визуальными акцентами в застройке Боровского шоссе.

Панели объединяются в световые короба c встроенными излучателями RGB-LED, способными создавать эффект многоцветного кружевного освещения. Как отмечают сами авторы, впервые подобная схема светодекорирования была применена на станции Hafen City в Гамбурге. Над платформами, где общий характер оформления интерьера традиционно лаконичен, короба плоские, а в кассовом зале и зоне эскалаторов и лестниц они напоминают своды кремлевского Теремного дворца. Максимально выразительный эффект планируется обеспечить минимальными средствами: светильники размещаются только по верхнему и нижнему периметру «свода», а размещенная между ними белая поверхность экранирует и рассеивает свет.

Пространство кассового зала визуально расширено: его потолок кажется значительно выше, чем на самом деле. Стекла-экраны с просвечивающими узорами станут главной достопримечательностью станции «Новопеределкино». В праздники и в дни разного рода специальных мероприятий пассажиры и специально приехавшие гости смогут лицезреть свето-цветовое шоу, в том числе и с использованием цифрового видео. Как планируют авторы, цвет станции и отдельных ее помещений может медленно меняться в течение суток и в самые обычные будние дни.

 

 
Подробнее о конкурсе: http://archsovet.msk.ru/competitions/metro-solncevo-i-novoperedelkino

 Cайт архитекторов: http://www.u-r-a.lv/

Облака с потолка

25.11.14
16:57
tags: | 3gatti | Китай |

Дизайн фэшн-бутика в финансовом центре китайского города Чунцин разработан архитектором Франческо Гатти из Рима, поэтому неудивительно, что в решении интерьера проглядывают приемы итальянской барочной сценографии.

Фото © Shen Qiang

Непременной составляющей каждой театральной постановки в эпоху барокко были пышные декорации с многослойными клубящимися облаками. В этом интерьере «облака» не клубящиеся, а скорее слоистые, и именно они создают нужную атмосферу магазина модной марки, делая его насколько необычным, настолько же и привлекательными для посетителя. Действительно, одно только желание получить эмоции и впечатление от пребывания в таком странном пространстве заставит заглянуть сюда.

Фото © Shen Qiang

Изначальная идея архитектора Франческо Гатти (Francesco Gatti) и его команды состояла в том, чтобы максимально освободить пол помещения, свесив вешалки для одежды с потолка, и позволив тем самым посетителям свободно перемещаться в пространстве магазина – модная марка, которой принадлежит бутик, периодически устраивает здесь вечеринки для своих клиентов и друзей. Однако затем чисто утилитарный ход развился в более красивое и концептуальное решение, когда пустоте пола противопоставляется насыщенность в верхней части пространства. Это контраст двух поверхностей – сложной эфемерной над головой и плоской твердой под ногами.

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Смоделированный с помощью 3D программ и набранный 10-ю тысячами полос ткани разного размера и формы рельеф зависает над всем пространством магазина и визуально увеличивает его площадь. На этот же эффект работают и зеркала, закрывающие часть стен и уводящие взгляд в бесконечность. Запутанное с помощью зеркал пространство и «пейзаж наоборот» позволяют посетителям почувствовать себя антиподами из сказки Льюиса Кэрролла.

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Свешивающиеся с потолка полосы «облаков» сделаны из тонкой стекловолоконной ткани. Эта ткань была выбрана архитектором за ее прозрачность, нетоксичность и негорючесть, а также способность отражать свет. Благодаря всем этим качествам материала, его присутствие на потолке не помешало разместить там же вентиляцию, кондиционирование, динамики и другое необходимое техническое оснащение. Источники света также находятся внутри этого «облачного» слоя, что создает эффект свечения фрагментов его выразительной поверхности.

Фото © Shen Qiang

Облачный пейзаж – безусловно, главный герой интерьера; темная древесина пола становится для него фоном, тоже, впрочем, весьма качественным и живописным. Фрагменты стен и полки отделаны этим же материалом – обработанными старыми досками, взятыми из сельских построек столетней давности. Мебель архитекторы разработали таким образом, чтобы она не создавала лишнего «шума», не нарушала концепции двух контрастных поверхностей. Это простые кубические объемы, покрытые мягкой серой тканью – они используются как диваны, прилавки, витрины, стойки касс и ди-джея.

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Тканевое скульптурное облако полностью заполоняет собой потолок бутика, оно чуть колеблется от потоков воздуха, словно живое, и «прилипает» к витражам окон, еще с фасада демонстрируя прохожим свое волшебное присутствие. Если клубящиеся облака из барочных спектаклей создавали пафосную атмосферу, то слоистые облака этого интерьера организуют таинственное и интимное пространство.

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Официальный сайт архитектурного бюро: 3gatti.com

Гордо зеленеет

24.11.14
19:30

Появилось основание утверждать, что лучшее высотное здание в мире находится в австралийском Сиднее. Чикагский Совет по высотному строительству и городской среде (CTBUH) присудил это громкое звание комплексу One Central Park, выстроенному по проекту Ateliers Jean Nouvel и PTW Architects.

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

Всего 88 зданий были представлены в этом году на суд авторитетного профессионального сообщества. Из них выбрали 4-х лидеров: Северную и Южную Америку представляла реконструкция административного здания EGWW в Портленде, Европу – голландский проект De Rotterdam Рема Колхаса, Азию — небоскреб Cayan Tower бюро SOM, Австралию — будущий единоличный победитель One Central Park Жана Нувеля.

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

Здание высотой 130 м и общей площадью 97 000 кв.м обошлось почти в 375 млн долл. Нижнюю, единую часть постройки занимает пятиярусный торгово-развлекательный центр. Над ним возвышаются две жилые башни. В большей, 34-этажной, расположены просторные квартиры, отделкой которых занималось бюро Koichi Takada Architects. В меньшей, 12-этажной — так называемые обслуживаемые апартаменты, предназначенные в основном для краткосрочной аренды, за их интерьеры отвечала Smart Design Studio. В общей сложности – 623 квартиры. Казалось бы, вполне привычная программа.

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

Однако 50 % площади фасадов комплекса One Central Park занимают различные зеленые зоны, активно взаимодействующие с соседним городским парком. Для их разработки привлекли известного мастера вертикального озеленения, ботаника Патрика Блана.

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

Площадь только вертикальных «садов» составляет около 1100 кв.м. Благодаря гидропонному методу выращивания, низкому рельефу профилей фасадов и специальным кабелям здесь хорошо себя чувствуют даже вьющиеся и стелющиеся виды.

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

Меняясь в зависимости от времени года, разрастаясь и завивая стеклянные плоскости, лоджии и выступающие балкончики, растения создают естественный микроклимат во внутренних помещениях, обеспечивают защиту от лишних солнечных лучей, шума, пыли. Можно смело снимать кавычки в словосочетании «зеленая архитектура», условное понятие обрело свой совершенно буквальный смысл. Хотя конечно же, все современные энерго- и ресурсосберегающие технологии в проекте присутствуют.

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

На уровне 29 этажа одной из башен расположен уникальный навес, с также «зеленой» смотровой площадкой. А под ним подвешена система гелиостатов — множество подвижных зеркал автоматически ориентируется на солнце и обеспечивает прекрасный уровень естественного освещения в расположенной между башнями зоне отдыха с бассейном, выходящих на нее квартирах и даже атриуме торгового центра.

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

В темное же время суток этот гигантский объект превращается в световую инсталляцию, сценарий которой разработал художник Янн Керсали. Собственно, в этом «сплаве» вполне прагматичной программы, несколько утопичной, но виртуозно претворенной в жизнь страсти к природе в современном мегаполисе и ярчайших визуальных эффектов, и кроется, наверное, секрет успеха проекта One Central Park.

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

Фото © Frasers Property Australia and Sekisui House Australia

 

Официальный сайт архитектурного бюро: jeannouvel.com

Официальный сайт проекта: centralparksydney.com

 

Устройство «Солнечной системы»

20.11.14
11:30

Мини-город, возводимый по концепции архитектора Максима Атаянца в округе Химки, в октябре удостоился международной премии European Property Awards (Лондон) в двух номинациях «Лучшее жилое высотное здание в Европе» и «Лучшее жилое высотное здание в России». Публикуем проект с авторским видеокомментарием.

На фоне остальных подмосковных «Городов для жизни» (авторский формат жилых комплексов эконом-класса: «Новосходненский», «Город набережных», «Опалиха О2»), создаваемых девелоперской компанией Urban Group в сотрудничестве с архитектором Максимом Атаянцем, «Солнечная система» выделяется высотностью (до 17 этажей), «центробежным» планировочным решением и многоуровневой организацией территории, разводящей транспортные и пешеходные маршруты.

Сложность и одновременно преимущество градостроительной ситуации, с которой столкнулся архитектор в начале проектирования, заключалась в отсутствии «точек отсчета». «Солнечная система» строится на Северо-западе Подмосковья, в 4,4 км от МКАД по Ленинградскому шоссе в округе Химки. Напротив, по другую сторону автострады, расположены гипермаркеты «Ашан», «Мега» и «Икеа». Участок ЖК имеет сложную, неправильную форму, прежняя его застройка формировала рядовую, ничем не примечательную промзону. Появление рекордно высоких для Urban Group домов обусловлено не только экономикой проекта – неподалеку планируется строительство офисно-делового центра c мощными вертикальными акцентами.

В «Солнечную систему» входят многоквартирные монолитно-кирпичных дома средней и высотной этажности (5 – 17 этажей).

Центральным элементом планировочной структуры комплекса будет круглый в плане, зрительно уподобленный древнеримскому амфитеатру «дом-солнце». Его внутренний двор площадью 7,8 тыс. кв. м решено оформить как ландшафтный парк, спроектированный по мотивам «небесной механики» Исаака Ньютона. Вокруг «светила» концентрируются «планеты»  –  обильно озелененные кварталы разнообразной формы с застройкой по периметру.

Максим Атаянц, мастер современной классики, спроектировал этот комплекс в традициях своей, петербургской градостроительной, школы — как ансамбль монументальных зданий, рассчитанных на восприятие и издали, и вблизи. Со стороны автотрассы мини-город будет восприниматься единым массивом. Наиболее крупные здания комплекса планируется сделать уступчатыми по объемной композиции, с постепенным сдвигом линии фасадных стен вглубь участка по мере нарастания высоты. Использование этого приема создает эффект пространственной глубины и позволяет сделать верхние и средние части многоэтажных домов визуальным фоном для их выступающих на первый план нижних частей. Такой «живописный» подход заставляет вспомнить о том, что автор этого комплекса не только архитектор, но и художник, постоянно совершенствующий свое мастерство в зарисовках архитектурной «натуры».

В процессе движения по территории создается эффект постоянной и часто совершенно неожиданной «смены кадров», напоминающий о прогулке по историческому городу. Подобно старым нью-йоркским небоскребам, относительно небольшие «высотки» «Солнечной системы» будут иметь выразительное цветовое и пластическое, сомасштабное человеку оформление фасадов на уровне нижних этажей. Средний ярус характеризуется более сдержанным декором, а верхний должен стать максимально лаконичным по внешнему облику.

Нижние уровни домов проработаны в классическом стиле – разноцветные фасады с балконами, колоннами, арками.

Здесь предоставим слово автору:

В каждом дворе «Солнечной системы» сделаны трехуровневые паркинги, что позволило поднять высоту внутриквартальных пространств настолько, чтобы удалось реализовать многоярусность самого генплана. То есть проезжая часть находится на уровне земли, а пешеходный уровень - на 7-8 метров выше. Повышенные дворовые внутриквартальные зоны между собой соединяются пешеходными мостами, которые перекинуты над улицами.

В заключение добавим несколько слов про транспорт. Общеизвестные трудности со слишком частыми в Химках многокилометровыми пробками могут быть преодолены в обозримом будущем за счет создания рядом с мини-городом транспортно-пересадочного узла. Он будет включать в себя новую железнодорожную станцию Химки-2, крупную перехватывающую парковку, крытую автостоянку, автовокзал, К МЕГА Химки от станции метро Планерная планируется проложить линию легкого метро «Стрела»  –  сейчас этот проект находится в активной стадии согласования. Также предполагается масштабная реконструкция Ленинградского шоссе, которая предусматривает строительство нескольких новых развязок и расширение полос.

Буквально на днях Urban Group объявила о выводе на рынок нового проекта  – «Опалиха О3».  Тот же главный архитектор, тот же формат («Город для жизни»), но одновременно это новая, особая история – с приглашением к сотрудничеству итальянского мастера – Этторе Марии Маццолы, нововведениями в инфраструктуре, террасными квартирами и другими примечательными чертами, достойными отдельного рассмотрения.  

Вырезы в штрихкоде

19.11.14
15:03
tags: | A-lab | Норвегия |

Здание, спроектированное A-lab, объединяет в себе и офисную, и жилую функции. Новостройка стала частью масштабного проекта общественно-делового центра Barcode, растущего в норвежской столице.

Фото © Luis Fonseca 

В рамках проекта строятся сразу несколько узких высотных зданий в районе Бьёрвика, в центре Осло. Все они расположены параллельно и торцами выходят на береговую линию. Это место еще называют «Оперный квартал», так как неподалеку находится здание Национальной Оперы. В проектировании Barcode (штрихкод – англ.) участвуют также MVRDV, Snohetta, Solheim&Jacobsen и Dark Arkitekter.

Фото © Ivan Brodey 

Фото © Ivan Brodey  

Постройка, спроектированная а-lab, получила название The Carve (в дословном переводе «вырезанный»). Она тоже имеет вытянутую узкую форму — 105 х 21 м при высоте не более 54 м. На нижних восьми этажах сконцентрированы офисные пространства. А верхние cемь занимает 41 квартира. Общая площадь здания 22 000 кв.м. Для отделки архитекторы выбрали необычное сочетание белых панелей испанского мрамора Blanco Macael и натурального темного дерева.

Фото © Ivan Brodey 

Регулярный рисунок гладкой мраморной облицовки нарушен в местах повышенной структурной нагрузки, что создает интересный оптический эффект — ровная плоскость фасада неожиданно «плывет». Размер окон также нерегулярный. Но это не только и даже не столько визуальное решение, сколько инженерное. Архитекторам, с одной стороны, необходимо было добиться высокой энергоэффективности здания (не более 126 кВтч/кв.м) и сократить потери тепла, а с другой – обеспечить хороший уровень естественного освещения. Практически взаимоисключающие в холодном климате требования удалось выполнить, «утеплив» фасады (толщина изоляционных материалов в среднем составляет 500 мм) и тщательно просчитав необходимый размер оконных проемов.

Фото © Luis Fonseca

Сквозная уступчатая арка в нижней части обозначает обязательную для всех зданий «Штрихкода» внутреннюю пешеходную улицу. Она связывает квартал с соседним Центральным вокзалом, экспрессом в аэропорт и другими важными транспортными артериями города. Архитекторы так же использовали эту арку для организации отдельного входа в жилые апартаменты.

Фото © Luis Fonseca

Прием повторяется и в верхней части здания на уровне 9-го этажа. Четырехуровневая открытая терраса с переходами и панорамным лифтом в центре занимает около 900 кв.м. Это своеобразная буферная зона для владельцев квартир между общественным и частным пространством. Отсюда открываются прекрасные панорамные виды на город и фьорды. Для архитекторов было очень важно максимально убрать или скрыть все конструктивные элементы в этой зоне, что было совсем не просто, учитывая климатические условия и связанные с ними ограничения.

Фото © Luis Fonseca

Ступенчатая кровля с открытыми зелеными террасами помогла улучшить доступ естественного освещения в квартиры и создать необходимые открытые зеленые зоны (по требованию заказчика они должны составлять не менее половины площади фундамента).Совокупность внешних и внутренних открытых пространств позволила архитекторам выполнить еще одно жесткое требование: каждая квартира должна иметь окна, как минимум, на две стороны.

Фото © Ivan Brodey 

Архитекторы The Carve были ограничены в своей работе буквально со всех сторон, но сумели не просто ответить на вызовы, а сделали вынужденные, обязательные решения главными плюсами проекта. При этом вся эта «кухня», вся сложная «внутренняя работа» полностью скрыта от глаз стороннего наблюдателя.

Фото © Luis Fonseca

Фото © Luis Fonseca

Фото © Luis Fonseca

Фото © Luis Fonseca 

Фото © Luis Fonseca

Фото © Luis Fonseca

Фото © Luis Fonseca 

Фото © Ivan Brodey 

Фото © Oslo S Utvikling/Morten Knudsen

Фото © Oslo S Utvikling/Morten Knudsen

Фото © Oslo S Utvikling/Morten Knudsen

Фото © Oslo S Utvikling/Morten Knudsen

Официальный сайт архитектурного бюро: a-lab.no

Под рукотворными холмами: проект Urban Architecture Office

17.11.14
21:00

Комплекс музея науки компании Komatsu, производителя горного оборудования, похож горную гряду, визуально соединяющуюся с горами на горизонте вокруг Токио.

Фото © Daici Ano

Музей занимает бывшую заводскую площадку. Компания всегда была ориентирована, прежде всего, на производство, но миропонимание нового века диктует свои правила: открытость как необходимая составляющая деятельности и важность преемственности в профессии стали побуждающими мотивами к созданию этого музейного комплекса. В него вошли коммуникационный центр, научно-экспериментальный центр, учебно-производственный центр, центр культивации и театр. В большой степени музей ориентирован на детей, на развитие их интереса к горному делу.

Фото © Daici Ano

Архитектура комплекса необычная, и, тем не менее, сооружение имеет аналоги среди построек последнего десятилетия. Четыре лентообразные волны, под которыми разместились помещения музея, являют собой пример синтеза архитектуры и ландшафта.

Фото © Daici Ano

Форма волн на всей их протяженности постоянно меняется во всех трех измерениях, здесь нет прямых линий – проектирование велось при помощи программ 3D моделирования, что делает эту архитектуру максимально приближенной к естественным природным образованиям, таким как морские волны или дюны. В результате возникают динамичные и одновременно плавные линии, среди которых как необходимый акцент поставлен купол – под ним находится театр.

Фото © Daici Ano

Рельеф, образуемый бетонными волнами-холмами, превращается в искусственный ландшафт, газоны и дорожки на их поверхности делают их прекрасным местом для прогулок. Такое решение позволяет комплексу выполнять заодно и функцию общественного парка.

Фото © Daici Ano

Грунт служит эффективной теплоизоляцией сооружения, а система водостоков собирает и накапливает воду для полива растений на склонах. Абрис бетонных волн прорисован с учетом траектории движения солнца, благодаря чему разумно регулируется количество лучей, проникающих вовнутрь.

Фото © Daici Ano

Если поверхности «волн» формируют среду, близкую к природной, то на уровне их основания возникает городская среда со своими площадями и улицами, причем этот город явно футуристический, он запутанный, многослойный, а потому интересный. А еще он отстраненный и холодноватый, что является непременным атрибутом технократического будущего, по крайней мере, в нынешних представлениях.

Фото © Daici Ano

Особый аттракцион комплекса – индикатор ветра. По всей территории расставлены led-фонари, снабженные ветряками; они горят, когда дует ветер и призваны наглядно демонстрировать экологически чистый способ получения энергии.

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Мари Ито (Mari Ito), автор проекта и основательница бюро Urban Architecture Office, считает, что вместе с традиционными обычаями и образом жизни, которые все очевиднее уходят в прошлое, актуальность утратили и традиционные архитектурные формы. В своих работах она использует архетипические образы, которые близки человеку с древнейших времен, а воспроизводит их с помощью инновационных технологий. 

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

Фото © Daici Ano

 

Официальный сайт архитектурного бюро: u-a-o.jp

Один дом, три сада

14.11.14
20:33

Молодой бельгийский архитектор Дитер де Вос основал собственное бюро — Dieter De Vos Architects — только в 2009 году, но до этого успел получить солидный опыт работы у Доминика Перро, Дэвида Аджайе и в других крупных мастерских. Этот частный дом на границе жилого района и лесного массива в предместьях Гента он «сложил» буквально из трех «кубиков».

Фото © Filip Dujardin

Строение площадью 306 кв.м абсолютно симметрично и состоит из трех соединенных вместе кубических объемов. Единственное, что демонстративно нарушает эту идеальную симметрию — вытянутый прямоугольник навеса для парковки машины. Необычная форма продиктована стремлением максимально использовать естественный свет. Соответственно, и три сада, разбитых в тупых внешних углах между кубами, «работают» каждый в свое время — утром, днем или вечером.

Фото © Filip Dujardin

Конструкции здания собраны из бетонных блоков, а фасады выложены традиционным для этих мест пестрым кирпичом из торфа. Рамы эффектных арочных окон выполнены из твердых пород дерева.

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Сложной формы внутреннее пространство первого этажа едино, что позволяет лучше прочувствовать его причудливую организацию. Интерьер полностью просматривается с улицы, но при желании, можно добиться уединения, задернув панорамные окна уютными шторами. Здесь расположены кухня, гостиная с камином и домашний кинотеатр, отгороженный шкафом. В лишенных окон торцевых стенах находятся встроенные системы хранения. Цветовая гамма очень спокойная и теплая: натуральное дерево, различные оттенки коричневого, светлые, немного розоватые пол и рабочая поверхность кухни.

Фото © Filip Dujardin

Эффектная винтовая лестница с одной опорой ведет на второй этаж, где размещены три спальни, каждая со своим санузлом. От центрального пространства их отделяют шкафы со скрытыми в боковой части дверями. Естественный свет попадает в спальни через небольшие прямоугольные окна, по одному на комнату, и отверстия в плоской крыше дома. Для приватной зоны выбрана светлая гамма — белое ограждение лестницы, молочные лакированные шкафы и панели цвета слоновой кости на стенах.

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

Фото © Filip Dujardin

 

Официальный сайт архитекурного бюро: dieterdevos.eu

 

Футуристический перформанс

13.11.14
14:19
tags: | UNStudio |

В небольшом южноголландском городе Спейкени́ссе в октябре торжественно открылся Theatre de Stoep. Театр всегда воспринимается как зримый образ чудесных метаморфоз и иллюзий. Архитекторы UNStudio не стали разрушать этот стереотип и придали зданию облик с богатым ассоциативным рядом, заложив во внутреннее пространство возможности разнообразных трансформаций.

Фото © Peter de Jong

Это здание задумывалось, проектировалось и строилось (за шесть лет) как современный символ Спейкени́ссе. Оно расположено в окружении сохранившихся фрагментов исторической застройки, на берегу водоема. Перекрывающая водное пространство площадь с пешеходным мостиком перед входом в театр напоминает о всей Голландии, стране, столетиями отвоевывающей землю у моря. 

Фото © Peter Guenzel

Планировочными контурами постройка похожа на цветок с двумя вытянутыми лепестками, соединенными узкой центральной частью, где располагается фойе. Кому-то из критиков в объемном решении видится туфелька на платформе. При взгляде из средних и верхних этажей соседних домов напрашивается сравнение с инопланетным космическим кораблем. Снизу он имеет светящуюся во тьме полосу остекления. Основная часть фасадов выполнена из алюминиевых панелей с перфорацией.

Фото © Jean Paul Mioulet

При всей своей футуристичности композиция здания четко связана с окружающей средой. Cкругление стен верхнего объема авторы проекта объясняют намерением не препятствовать потоку ветра, необходимого для работы расположенной поблизости мельницы. Можно добавить, что тема мельницы, еще одного векового символа Нидерландов, подхвачена и чисто визуально.

Фото © Peter Guenzel

Фото © Peter Guenzel

Общий объем здания составляет 5800 кв. м. Оно многофункционально: помимо основного зрительного зала, рассчитанного на 600 мест, и вспомогательного – на 200, в нем обустроены офисы,  помещения c переменной функцией «для удовлетворения разнообразных потребностей городского сообщества», зоны отдыха VIP-персон, кафе, открытое в сторону площади и водоема, и крупный ресторан.

Фото © Peter Guenzel

Фото © Peter Guenzel

По концепции Бена ван Беркеля, театр – место энергетического взаимодействия между зрителями и исполнителями, с особой магической аурой, ощутимой и теми, кто приходит в это здание для участия в социальных и корпоративных мероприятиях.

Фото © Jean Paul Mioulet

Фото © Peter Guenzel

«Магия» суггестивного воздействия архитектурно-дизайнерского решения особенно ощутима в фиолетовом большом зале и в многосветном фойе с лаконичными гладкими стенами, полами, потолками и перилами фигурных лестниц. Остекление нижнего яруса позволяет дневному свету проникать и в верхнюю часть открытого внутреннего пространства здания, создавая причудливые эффекты контраста освещенных и затененных поверхностей. На фасадах фиолетовый внутренний слой алюминия выразительно просвечивает через ритмически расположенные «перфорационные» отверстия. Эффект лаконичной экспрессии цветового решения поддерживают открытые для обозрения извне яркие стены нижнего яруса.

Фото © Peter Guenzel

По своей основной функции, театр de Stoep предназначен, прежде всего, для исполнения музыкальных представлений различных жанров. Для обеспечения универсальности акустических свойств пространства архитекторы использовали компьютерные технологии. По подсказке специально разработанной программы авторы спроектировали потолки зрительных залов таким образом, чтобы можно было варьировать их высоту и угол наклона – оба эти параметра непосредственно влияют на уровень звукового восприятия произведений исполнительного искусства.

 

Официальный сай архитектурного бюро: unstudio.com

 

Нью-Йорк берет новые высоты

11.11.14
22:26

По проекту Рафаэля Виньоли на Манхэттене, между 56-й и 57-й улицами, достраивается самый высокий небоскреб Западного полушария.

Фото © DBOX

Высота 96-этажной жилой башни 432 Park Avenue, составит 425, 5 метров. Тонкий призматический объем уже стал доминантой в архитектурной панораме не только Манхэттена, но и всего Нью-Йорка — сооружение видно из всех районов города, и на момент завершения строительства в 2015 году небоскреб из стекла, бетона и стали побьет высотные рекорды, установленные в Западном полушарии.

Фото © DBOX

В основу архитектурной концепции Виньоли заложил множество раз повторяющуюся форму квадрата, характерную для всего района с его жесткой квартальной сеткой, но здесь посредством рисунка фасадов возведенную в математический абсолют. Феномен выдавливания площадей вверх, подробно описанный Рэмом Колхасом в «Delirious New York», в данном проекте, кажется, достиг апогея.

Фото © CIM Group and Macklowe Properties

«Свою главную задачу я видел в том, чтобы вписать постройку в образ Большого яблока. Я стремился создать знаковое, вневременное сооружение, которое станет неотъемлемой частью горизонта, новым символом города»,  – комментирует проект автор.

Фото © Richard Berenholtz

Основа конструкции — бетонный стержень, на который «нанизано» шесть вертикальных секций. В них размещаются 104 квартиры. Чем выше, тем их меньше на этаже. В верхней части — по одной, с видами на все четыре стороны. Между секциями для снижения ветровой нагрузки на стены запроектированы полые яруса.

Фото © DBOX

Апартаменты стоимостью от 7 до 80 миллионов долларов предлагаются, в том числе, с готовыми интерьерами. Автор оформления – декоратор Дебора Брейк, известная такими проектами, как Рокфеллеровский центр искусств в Нью-Йорке и отель James в Чикако. Однако главной изюминкой интерьеров, по задумке архитектора, станут окна 3x3 метра, «кадрирующие» головокружительные нью-йоркские панорамы.

Фото © Richard Berenholtz

Фото © Richard Berenholtz 

«Начинка» небоскреба продумана так, что жильцы могут целыми днями не выходить в город, получая самый роскошный сервис в пределах своего высокого дома. Для прогулок предусмотрена терраса, для поддержания здорового образа жизни – фитнес-центр и сауна, а также бассейн с естественным освещением, для гедонистов – закрытый клубный ресторан, винный погреб и бильярдный зал, для интеллектуалов – библиотека, для семей с детьми – игровая зона, и это еще не полный перечень услуг.

Фото © Richard Berenholtz 

Официальный сайт архитектурного бюро: rvapc.com

Официальный сайт объекта: 432parkavenue.com

Свидетельства миллионов

10.11.14
14:59

Разработанный в мастерской Захи Хадид проект центра изучения проблем геноцида в столице Камбоджи, призван не столько «пугать» ужасным прошлым, сколько через память и знание внушать надежду на просвещенное и гуманистичное будущее.

Название института — Sleuk Rith — можно перевести как «сила листьев». Именно высушенные пальмовые листья традиционно использовались в некоторых регионах Азии вместо бумаги и сегодня являются ценнейшими свидетелями времени. В здании общей площадью около 8000 кв.м. расположатся: сам институт, тематическая библиотека, уникальное собрание более миллиона документальных свидетельств преступлений режима красных кхмеров, исследовательский центр с архивом и специализированная школа.

Собственно, и зданий скорее не одно, а пять. При разработке общего решения архитекторы держали в памяти сложную объемную композицию храмового индуистского комплекса Ангкор-Ват — одного из символов Камбоджи. Экологичные деревянные конструкции высотой от 3 до 8 этажей (до 42,5 м) напоминают мангровые заросли. Они разъединены на уровне фундамента (его общая площадь 80 м х 30 м), что позволяет каждому подразделению работать независимо, но расширяются и объединяются в верхней части (88 х 38 м), создавая необходимую возможность коммуникации между сотрудниками, студентами, преподавателями и посетителями. 

Композиция оправдана и с инженерной точки зрения: более широкие и залитые солнцем верхние части создают комфортную мягкую тень в нижних этажах. Но несмотря на то, что сама форма здания уже позволяет уменьшить воздействие солнца, для каждого этажа просчитана оптимальная схема затенения, позволяющая сохранить комфортный уровень естественного освещения. Наиболее «капризные» зоны — архив и выставочные помещения — имеют дополнительную термозащиту. Чтобы еще повысить энергоэффективность здания, на скрытых от взглядов плоских поверхностях крыш разместят солнечные батареи и нагревательные элементы — в условиях местного климата они очень эффективны.

Постройка расположится к югу от центра Пномпеня, на месте бывшей школы, здание которой использовалось красными кхмерами в качестве исправительного лагеря. В этом месте река Тонлесап впадает в Меконг, и чтобы защитить постройку от сильного половодья в сезон дождей разработана особая система террас и водоемов с перекинутыми через них мостками. 

Игра с отражением в воде — еще один прием, отсылающий к архитектуре исторических храмовых комплексов, и конечно же, это дополнительные резервуары для сбора дождевой воды, включенные в системы жизнеобеспечения здания. Еще одно интересное решение — система конденсации влаги из воздуха. Полученная таким образом вода очищается на месте и используется повторно. 

Все это вместе — бассейны, мостки, система террас, то разделяющиеся, то на разных уровнях сливающиеся воедино деревянные конструкции — создает множество эффектных и комфортных общественных пространств.

Здание оказывается тесно связано с окружающим мемориальным парком. Его обратный уклон и особая планировка — еще одна защита от наводнений. Расположенные на площади около 68 000 кв. м спортивные площадки, огороды, плодовые сады, объекты современной скульптуры, открытые лужайки и тенистые лесные зоны призваны сделать парк привлекательным пространством отдыха для местных жителей. 

 

Официальный сайт архитектурного бюро: zaha-hadid.com

 

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15    






Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey