Проект-манифест

02.02.18
12:53

На площадке Pinwin.ru прошел конкурс «LG SIGNATURE: Эстетика современного интерьера». Победитель — Арсений Леонович, руководитель архитектурного бюро Panacom — в своем концепте Unité d'Habitation 2020 выразил философию жилья недалекого будущего.

Согласно заданию, участники должны были представить на конкурс образы благоприятной жилой среды с интеграцией одного или нескольких продуктов бренда премиум-класса LG SIGNATURE (подробнее о нем здесь). Арсений Леонович придумал не просто интерьер, в котором разместилась вся техника, представленная в линейке на данный момент — телевизор, холодильник, стиральная машина, климатический комплекс, но целую философию жилого пространства, актуального, по его мнению, в ближайшем будущем, когда границы внешнего и внутреннего станут еще условнее. 

Название проекта отсылает, как минимум, к двум революционным «жилым единицам» (L’unite’ d’habitation)  Одна – марсельский 17-этажный комплекс Ле Корбюзье (1950), эксперимент по тотальному, вплоть до встроенной мебели в квартирах 27-типов, обустройству среды обитания человека, где важными принципами были компактность, рациональность и многомерность пространства. Вторую итальянский дизайнер-футурист Джоэ Коломбо показал в рамках выставочного проекта «Визиона-1969». Он явил миру интерьер-систему, где преобладали «умные вещи»  –  предметы-трансформеры из новейших синтетических материалов: контейнеры для хранения, подвесные книжные полки со встроенным полукруглым телевизором и светильниками, тахта из пуфов с интегрированным кофейным столиком и тому подобное. Интерьер Коломбо – история про мобильность, эргономику и полифункциональность, про новый раскрепощенный и неформальный образ жизни. А неоновая подсветка и обтекаемые формы мебели создавали модную в то время космическую атмосферу. 

Автор Unite’ d’habitation 2020  вспомнил концепции предшественников и развил в своем проекте идею, провозглашенную еще Фрэнком Ллойдом Райтом: «Лучшие квартиры — это такие квартиры, в которых есть встроенная мебель, являющаяся единой частью целого». Правда, придуманное Леоновичем жилое образование трудно назвать квартирой, и уж в нем точно нет дефицита квадратных метров. Есть сочетание камерности и простора, рациональности и роскоши в том смысле, в котором ее может понять современный, нестандартно мыслящий человек.

Круглая жилая «капсула», оснащенную «умной» техникой LG SIGNATURE, встроена в огромный ангар. Возможно, это мастерская или арт- галерея или что-то еще. При этом внутри ядра с прозрачными и полуоткрытыми, но при необходимости закрывающимися глухими панелями стенами сосредоточены функции бытовой активности – кухня, столовая, мини-прачечная, а зоны релакса – спальня и гостиная – вынесены на территорию лофта. При необходимости капсулу с главными опциями «жизнеобеспечения» можно транспортировать в другое место.

Легко представить обитателями такого жилища людей творческих, гостеприимных, без комплексов и страхов перед большими открытыми пространствами. Но на то он и концепт, чтобы намечать общие контуры. А наполнены они могут быть по-разному при том, что основой является «умная» бытовая техника, повышающая качество жизни.

Ультратонкий телевизор, холодильник, позволяющий увидеть, что у него внутри, не открывая дверцу, стиральная машина с двумя барабанами и компактный климатический комплекс, очищающий воздух, органично и почти незаметно вписались в это пространство. Но на самом деле именно их стильный минималистичный облик послужил отправной точкой для всего проекта. По словам Арсения, такая ситуация вполне может стать в скором времени определяющей – интерьерный дизайн будет рождаться из технологий. Особого внимания достойна не только визуализация концепции, но и описывающий ее манифест:   

«Со времен промышленной революции Дизайн решает важную задачу перевода с языка технических и инженерных концепций на понятный и осязаемый язык форм. В 21 веке мы все становимся свидетелями перестановки полярностей – содержание любой формы (наполнение, контент, информация) становится во многом значительнее самих форм – упаковок этих кодов и смыслов. Самые замечательные сдвиги мы наблюдаем почти ежедневно в системе микрореволюционных находок ответственных и передовых компаний, мыслящих будущим, воплощающих прогнозы! Дизайн первой четверти 21-го века – сейсмограф тектонических изменений, меняющих быт, поведение, пространства, повседневности. 

Скорость отклика, адаптивность, обучаемость, чувствительность (а уже скоро, наверное, и чувственность) мы делегируем нашим завтрашним соседям по планете – бытовой технике и домашним роботам. Они же, в свою очередь, все сильнее влияют на привычную атмосферу и форму обиталища – жилища, интерьеры отдыха и работы. Концептуальная жилая капсула содержит в себе полный набор естественных функций 24/7. 

В центре сосредоточения пространства жизни ближайшего будущего – бытовые электронные помощники, работающие по новым принципам, предвидящие наши желания. Настолько же незаметные, насколько и незаменимые. Мы привыкаем к ним не благодаря формальным изыскам, ярким выделяющимся или дорогим элементам дизайна, а именно благодаря их сущностному наполнению, без которого нам , чем дальше, тем сложнее будет представить свою счастливую жизнь.

Главное становится очевидным – масштаб, свобода, воздух, образность пространств, возможность выбора и персонализация ответственности. Мы заново открываем свои желания и истинные эмоции, остальное дело новой техники. PS. Площадь концептуального жилого павильона, содержащего в себе холодильник LG LSR100RU, телевизор OLED65W7V, стиральные машины LSWD100 и климатический комплекс LSA50A в остекленном периметре – 150 кв. метров. Лофт-пространство индустриальной эры 19-20 века – от 500 до 2000 квадратных метров».

Стиль московских поликлиник: версия ARCH.625.

05.12.17
12:16

На платформе «Активный гражданин» открыто голосование за фирменный стиль московских поликлиник в рамках программы их реновации. Публикуем проект Сергея Наседкина "ARCH 625 +".

 

Вектор всех архитектурных решений поликлиники направлен на достижение общей целостности, основательности и одновременной лёгкости форм. В данном проекте применены износостойкие, экологические не дорогие и красивые материалы, с большим сроком эксплуатации, что немаловажно. Это светло серый керамогранит, имитирующий натуральный камень, ламинат Eggerwood с текстурой натурального дуба, дерево на стенах. Перегородки и двери сделаны из калёного стекла, очень прочного, современного материала с высокими светопропускающими и звукоизоляционными показателями.

 

Учитывая коридорную планировку поликлиник, одну сторону и некоторые кабинеты, не требующие приватности, предлагается сделать цельностеклянными. Такие конструкции добавят лёгкости интерьеру. Стекло может быть матовым, тогда стена будет работать как светящаяся плоскость. 

 

Потолок предполагается натяжной,тканевый и также светопрозрачный. Тканевые потолки сложно повредить или порвать. Полотно выдерживает самые тяжёлые нагрузки, сохраняя при этом свой первоначальный внешний вид. Но главное, натяжной тканевый потолок создаёт ощущение неба над головой!

 

 

В детских поликлиниках разумно использовать цветное стекло. В организации и дизайне интерьера есть отсылки к поликлиникам советских времен, но с учётом современных технологий, трендов и тенденций. Такой приём необходим для связи поколений, для того, чтобы в этом пространстве было комфортно и молодым, и пожилым людям.

Также разработана простая и удобная навигация в виде стильных аллегорических значков и логотипов (аппликация и гравировка) на полу и стенах.

Все проекты, участвующие в конкурсе, можно увидеть на сайте «Активный гражданин»

 

Как создавался «неземной» свет

14.07.16
17:11
tags: | ВДНХ |

В Центральном павильоне ВДНХ проходит выставка «Космос. Рождение новой эры». Особого внимания достоин светодизайн экспозиции, подчеркивающий уникальные экспонаты, – проект авторского коллектива под руководством Оксаны Ланикиной.

Фото©Елена Петухова

Выставка «Космос. Рождение новой эры»
Организаторы: Политехнический музей, ВДНХ, РОСИЗО
При поддержке ГАЗПРОМБАНК и РОСГОССТРАХ
Павильон №1 «Центральный». ВДНХ
11 июня 2016 года – 10 января 2017 года

Дизайн экспозиции: архитектор Алексей Кононенко, творческая мастерская «Обледенение архитекторов»
Световой дизайн: Оксана Ланикина (руководитель проекта), Наталья Шальнева, Артём Масорин, Дмитрий Ермошкин.

Влияние света на восприятие архитектурной формы и пространства трудно переоценить. С особой силой оно ощущается на выставках, демонстрирующих объемные объекты, скульптуру, современное искусство и паблик-арт. Профессионально выстроенный световой сценарий не только отвечает за законченность экспозиции и визуальную доступность ее информации, но и позволяет зрителю получить эмоции, без которых любая выставка теряет смысл.

Фото©Елена Петухова

Выставка «Космос: рождение новой эры» – пример экспозиции, в которой светодизайн играет едва ли не ключевую роль. Она стала продолжением нашумевшего в прошлом году в Великобритании проекта «Cosmonauts: Birth of the Space Age», задуманного лондонским Музеем науки еще в 2011 году. Благодаря партнерству с «РОСИЗО» и Политехническим музеем кураторам удалось собрать совершенно уникальную коллекцию экспонатов: скафандры первых космонавтов, спускаемые аппараты, межпланетные посадочные модули, редкие архивные документы, личные вещи Сергея Королева и Юрия Гагарина.

Фото©Елена Петухова

Под московскую экспозицию был отведен знаменитый Центральный павильон ВДНХ, служащий своеобразной визитной карточкой выставки, но, к сожалению, находящийся не в лучшем состоянии сохранности и еще только ожидающий комплексную реставрацию. Специфика пространства павильона заставила организаторов пересмотреть концепцию общего дизайна экспозиции и подготовить решение, отличающееся от лондонского.

Фото©Елена Петухова

По задумке архитектора Алексея Кононенко знакомство с артефактами на площадке ВДНХ должно было пройти в антураже лунного пейзажа. Это значит, что все экспонаты должны быть представлены в черно-белой гамме, освещаться с одной стороны, отбрасывая резкую тень. Но из-за архитектурных особенностей помещения команде светодизайнеров под руководством Оксаны Ланикиной, преподавателя курса «Световой дизайн» в Архитектурной школе МАРШ, пришлось пойти против воли архитектора и отказаться от театральности.

Фото©Елена Петухова

«Уже на этапе моделирования, мы поняли, что имеем дело с фантастическими экспонатами, – рассказывает Оксана Ланикина. – При ярком свете становится видна их история, например, у спускаемых аппаратов это обгоревший при прохождении через атмосферу металл. Каждый экспонат уникален, и мы работали с каждым из них индивидуально, подчеркивая разные материалы и акцентируя детали, от старой изоленты до названий, которые выведены на объектах кисточкой специальным шрифтом».

Фото©Елена Петухова

Проблема заключалась в том, как выделить экспонаты, которые, действительно, хочется рассматривать очень долго, и скрыть недостатки обветшавшего помещения. Было принято решение затемнить пространство, сделать его контрастным и с цветовыми эффектами. За основу взяли светодиодные технологии. На практике выяснилось, что цветные светодиоды «выжигают» пространство, делают его плоским, полностью синим или красным. Тогда применили белые светодиоды с оранжевым и синим фолиевыми фильтрами. Это позволило слегка тонировать стены, оставляя нетронутой фактуру. Благодаря такому решению цвет оказался менее интенсивным, появилась необходимая глубина пространства.

Фото©Елена Петухова

Любопытно, что интуитивно выбранные цвета, на которых выстроено освещение (белый, оранжевый, синий), присутствуют на фотографиях из космоса. И вместе с музыкой, звучащей из динамиков и напоминающей мотив из «Соляриса» Тарковского, они делают свое дело – погружают в атмосферу холодного космического пространства.

Фото©Елена Петухова

В каждом из шести залов выставки сделаны особые световые акценты, при этом каждый экспонат, а их более 38, не считая тех, что находятся внутри витрин, прорабатывался отдельно. На каждый объект приходится по 3-4 диммируемых светодиодных светильника, все они размещены под особым углом, и на каждом из них установлен свой корректирующий фильтр.

Фото©Елена Петухова

Самой интересной частью работы, отмечает один из специалистов светодизайнерской команды Артём Масорин, была как раз настройка осветительного оборудования. «Поскольку изначально не было возможности поработать с объектами, то все решения по их освещению приходилось принимать на ходу. Это и нацеливание светильников, и поиск правильных углов, и установка фильтров для устранения ослепляющего эффекта и изменения цветовой температуры светильников, и выявление и передача определенных цветов объектов».

Фото©Елена Петухова

Если учесть, что у светодизанеров не было возможности выстроить фермы, то найти нужный ракурс оказалось трудной задачей. К тому же были жесткие ограничения по срокам реализации проекта. «Нам было отведено всего две недели на подготовку и десять дней на монтаж. В конце мы работали 32 часа без перерыва», – объясняет Оксана Ланикина.
Музейное освещение считается наиболее сложным из всех видов освещения и требует известной изобретательности, а в проекте, готовящемся в авральном режиме, ответственность за результат становится, пожалуй, ничуть не меньше, чем перед подготовкой запуска ракеты в космос.

Фото©Елена Петухова

Необходимость действовать быстро в рамках ограниченного бюджета вынудила идти на разные светодизайнерские хитрости – многие светильники были сделаны своими руками. «Некоторые объекты невозможно было осветить ни сверху, ни снизу, требовался боковой свет, и работающий с нами в команде промышленный дизайнер Дмитрий Ермошкин придумал специальные телескопические трубки, которые можно регулировать по высоте экспоната. Через них пропущены кабели, сверху трубок закрепили подвижные штативные головки от фотоаппаратов, благодаря которым удалось разместить светильники под нужным углом», – рассказала светодизайнер Наталья Шальнева.

Фото©Елена Петухова

Активно использовались светодиодные ленты Mix White без рассеивателя, позволяющие получить тени с переходом от холодного к теплому свечению. «Когда мы моделировали освещение, оказалось, что холодный свет «упрощает» старый металл, он становится плоским, а теплый – старит его. Был риск, что при использовании светодиодных лент возникнут блики, но все сложилось. Обычному глазу эту игру цвета не различить, а смотришь – и экспонат кажется объемным, потому что его тень состоит из теплых и холодных оттенков», – говорит Оксана Ланикина.

Фото©Елена Петухова

Особенно хорошо эту работу разных светодиодов и корректирующих фильтров видно на представленной модели Лунахода-1, который буквально врезается в память. Но он только готовит посетителя к финальной точке экспозиции – Лунному кораблю, точнее посадочному модулю корабля ЛК-3, который так никогда и не прилунился, а теперь стоит под куполом с эффектом небосвода.

Фото©Елена Петухова

«Чтобы купол стал синим, снова пришлось изобретать, – рассказывает Артём Масорин. – На этот раз пришлось разрабатывать специальные крепления для цветных фильтров на существующие металлогалогенные лампы, чтобы избежать их плавления от жара. Для того, чтобы их закрепить, нужно было ползать под потолком по узкому бортику шириной где-то 40 см». Заметим, что высота здесь 50 метров!

Фото©Елена Петухова

Анализируя любую выставку, всегда убеждаешься, что проект освещения состоит не просто из обязательной технической части. Главным оказывается творческое осмысление тематики экспозиции и специфики экспонатов, в результате которого рождается уникальный дизайн. О чем этот проект? О том, что иногда светодизайнер вынужден идти против воли архитектора, о важности вовремя найти консенсус, о том, что ограничения бюджета не является помехой на пути создания интересной запоминающейся экспозиции, о том, что свет, как и космос, бывает очень разным и его необходимо изучать.

Фото©Елена Петухова

Фото©Елена Петухова

Фото©Елена Петухова

Кадры с монтажа выставки

Фото©Артем Масорин

Фото©Артем Масорин

Фото©Артем Масорин

Фото©Артем Масорин

Фото©Артем Масорин

Фото©Артем Масорин

Фото©Артем Масорин

Фото©Артем Масорин

Фото©Артем Масорин

Фото©Артем Масорин

Фото©Артем Масорин

Фото©Артем Масорин

Фото©Артем Масорин

Фото©Артем Масорин

Осенью 2016 года Архитектурная школа МАРШ запускает новый образовательный курс «Световой дизайн», на котором у студентов будет возможность научиться работать со светом, с такой же выразительностью и мастерством, как это удалось команде профессиональных дизайнеров под руководством одного из преподавателей курса Оксаны Ланикиной.

Подробнее о специфике курса можно узнать на сайте школы МАРШ march.ru/courses/svetovoy-dizayn/

 

Город-курорт в Подмосковье

22.09.15
10:01

Новый совместный проект архитектора Максима Атаянца и компании Urban Group – «Митино О2» –  объединит насыщенную урбанистическую среду и оздоровительно-рекреационный комплекс.

«Митино О2» – пятый объект в разработанном Urban Group, одним из крупнейших застройщиков Подмосковья, формате «городов для жизни». До этого были «Опалиха О2», ЖК «Город набережных», на данный момент полностью сданные и заселенные, а также «Солнечная система» и «Опалиха O3», которые сейчас возводятся. У всех этих комплексов общая концепция, сформулированная девелопером, – доступность эконом-класса, комфорт бизнес-класса, архитектура премиум-сегмента – и собственно архитектор, облекающий эту концепцию в форму,  – Максим Атаянц. Многие удачные решения, найденные в первых проектах, воспроизводятся и развиваются в дальнейших. Одновременно в каждом «городе для жизни» реализуются свои инновации и своя градостроительная программа-легенда.

До сих пор самой артикулированной и необычной для Подмосковья историей отличался «Город набережных», благодаря естественным водным границам и двум искусственным каналам снискавший славу «маленькой Венеции». У «Митино O2» образ не менее выразительный. На участке площадью 41 га в 15 км от метро «Митино» по Пятницкому шоссе началось строительство города, рассчитанного примерно на 20 000 жителей, с насыщенной, многофункциональной средой, в которую включается обширная рекреационная территория вокруг озера (6 га) и лесопарк (10 га). Ключевая идея проекта состоит в том, чтобы предоставить горожанам разнообразие видов отдыха, в том числе специфически загородного или курортного, в шаговой доступности от их квартир.

К созданию города-курорта в первую очередь располагал потенциал места: близость леса, участок правильной геометрии, спускающийся от леса к низине реки, просторная, крупнее, чем у «Города набережных», и не имеющая таких жестких природных границ территория, позволяющая сделать озеро с чистой, пригодной для купания водой. В этих условиях наиболее естественную основу для мастер-плана Максим Атаянц, приверженец современной классики, увидел в российской классицистической традиции – градостроительстве времен Екатерины II, когда новую, регулярную планировку получили многие уездные города, по числу жителей в те времена, кстати, сопоставимые с «Митино O2». «Тогда же появились лучшие усадьбы с парками и садами, строились первые ливадийские курорты, формировалась  традиция курортной и оздоровительной практики», – говорит архитектор об исторических источниках вдохновения. Так комплекс из 15 жилых домов от 4 до 8 этажей получил регулярную квартальную сетку, торговую улицу между въездами в город, центральным зданием которой стал гостиный двор с колоннадой – в духе классических образцов этой типологии. Перпендикулярный торговой улице бульвар зеленой рекой втекает в курортную зону и гармонично соединяет с ней застройку.

От торговой площади к озеру бульвар идет с понижением, образуя верхний и нижний променады с откосами – систему, также исторически традиционную для российского градостроительства. Однако и застройщик, и архитектор стремятся к тому, чтобы комплекс не выглядел многоэтажной реконструкцией какой-то одной эпохи. По замыслу он должен производить впечатление многослойного исторического города. Поэтому фасады разделены на регистры. Четыре нижних этажа выделены цветной штукатуркой и проработаны фактурным декором в классицистическом ключе, выше кирпичные, проще украшенные стены – как будто верхние этажи были надстроены позже. Подобное решение уже внедряется в «Солнечной системе». Но специально для города-курорта были придуманы застекленные лоджии с балюстрадами, вносящие в городские квартиры атмосферу дачных посиделок на верандах.

И принципиальным новшеством, экспериментом, который ставится в «Митино О2», являются секции в модернистской стилистике, разработанные молодыми архитекторами «Мастерской Максима Атаянца» и интегрированные в каре домов-кварталов. Появление таких секций оправдано идеей разновременной застройки и желанием девелопера предложить покупателям возможность выбора, «в каком стиле жить». По словам главного архитектора проекта, гармоничное сочленение классической и модернисткой лексики в данном случае предопределено общей четко прописанной структурой жилья – квартирографией, высотой потолков и т.д. Учитывается и эффект контраста. «По аналогии с кулинарией, где на 15 грамм сахара добавляют щепотку соли для усиления вкуса, единичные, строго дозированные модернистские вставки делают среду богаче и насыщеннее», — поясняет Максим Атаянц.

Что касается форматов квартир, то, как и в любом комплексе Urban Group, в «Митино О2» будут необычные предложения. Примыкание домов разной высоты позволяет обустроить квартиры с террасами, востребованность которых, по словам Леонарда Блинова, директор по маркетингу, уже подтвердил опыт Опалихи О3. Кроме того, за счет более широких, чем в других комплексах улиц, на первых этажах запроектированы квартиры с собственными входами и патио с изящными оградами.

Транспортную доступность к комплексу, помимо Пятницкого шоссе, должна обеспечить новая лесная дорога протяженностью 3 км от Волоколамского шоссе, строительство и эксплуатацию которой девелопер берет на себя. Транзитного, хордового движения на ней не будет, система КПП предусматривает доступ только для резидентов и их гостей. По такому же принципу уже построена дорога в «Опалихе О3». Транспортная инфраструктура самого комплекса предусматривает наземные и подземные паркинги, удобную для подъезда к домам по внешнему периметру сеть улиц, но по традиции – исключительно пешеходные дворы.

К уже привычным для комплексов Urban Group функциям – социальным (здесь – школа, два детских сада, муниципальная поликлиника, игровые площадки), коммерческим (ритейл, кафе и рестораны, аптеки, спортивные и вэлнесс- центры) здесь добавляется внушительный список рекреационных опций. Прогулки в лесу, занятия спортом под открытым небом зимой и летом, отдых на песчаном и травянистом пляже, купание в озере, возможность вырастить в городе собственный сад или хотя бы обустроить клумбу на бульваре при содействии специалистов.  Застройщик все это программирует, предусматривает места для игры в петанк, роллердома, столов для шахмат и многое другое. Однако решать, какие именно «активности» нужны, какие растения сажать и многие другие аспекты жизни в городе, будут уже сами жители, для чего девелопер, в данном случае он же – управляющая компания – составляет специальные программы взаимодействия с покупателями квартир.

Вид на бульвар со стороны озера.

«Ничего из вышеназванного по отдельности не является чем-то экстраординарным, многое из вышеназванного можно найти в элитных поселках и комплексах, но замечательна общая композиция, и то, что она внедряется в массовый сегмент», – пояснил, представляя «Митино О2» на пресс-коференции,  акционер и председатель совета директоров Urban Group Александр Долгин. Замечательно и то, что застройщик вновь ставит и решает сверхзадачи, чтобы реализовать свое инновационное для российского рынка недвижимости предложение. Например, на участке нет естественного водоема, но под обустройство искусственного озера отведен целый гектар земли, что равно размеру двух международных футбольных полей, восьми олимпийским бассейнам или половине Красной площади. Здесь вызов сложнее, чем при обустройстве каналов «Города набережных» – вода должна быть пригодной для купания. Важной частью проекта является и работа с лесом в сотрудничестве с Истринским лесничеством – санитарные вырубки, новые посадки, расчистка дорожек. В лесу «Митино O2» планируется организовать несколько маршрутов для терринкура и велосипедных прогулок,  чтобы горожане почувствовали все преимущества жизни рядом с лесом.

Первый дом комплекса должен быть сдан в августе 2017 году, завершение всего строительства намечено на 2019 год.

Общая площадь проекта: 450 000 кв. м
Количество квартир: 6300
Инфраструктура: школа на 1100 учеников,  2 детских сада на 520 малышей, поликлиника.
Паркинги: более 2000 машиномест.

 

 

Открытый круг

10.09.15
18:55

Решение для «Умной школы» в Иркутске, победившеe в международном конкурсе на ее проектирование. Aрхитектурная концепция – бюро Cebra, ландшафт – Vega landskab (Дания), разработка технической части – UNK Project (Россия).

В Иркутске, на берегу реки Ангары, на участке площадью 20 Га, расположенном между Байкальской улицей, Чертугаевским заливом и границей города, планируется построить инновационный образовательный комплекс. Большое внимание в его концепции уделяется инклюзивному обучению детей с особенностями развития и детей-сирот – они составят 15% от общего числа школьников. Предполагается, что в состав комплекса войдут 37 зданий: начальная и старшая школы, детский сад, поселок для приемных семей, культурно-досуговый центр с административным блоком, медицинские учреждения, спортивный центр и учебные мастерские.

Архитектура «Умной школы», по мнению ее создателей (руководитель проекта – Марк Сартан), должна базироваться на принципах вариативности и индивидуализации образования. Поэтому типовая организация учебных пространств, распространенная в России, –  многократно повторяющиеся одинаковые классные комнаты – здесь совершенно не подходит. Инновационной школе нужны гибкие, трансформируемые под разнообразные задачи, многофункциональные помещения.

Чтобы найти архитектурные решения, максимально отвечающие этим требованиям, был проведен международный конкурс, оператором которого выступило KБ «Стрелка». Участие приняли 49 команд из 26 стран мира. До главного тура дошли шесть объединений. В их числе компании MVRDV, Sou Fujimoto, WORKac, Architects Rudanko+Kankkunen/Studio Puisto and MKPL Architects, но лучшим был признан проект консорциума во главе с датским бюро Cebra.

Архитекторы Сebra предложили концепцию образовательного комплекса-парка. Его корпуса проницаемым кольцом расположены вокруг открытого центрального двора. Круг объединяет детский сад на 200 детей, младшую школу на 360 учеников, старшую школу на 480 учеников, культурный центр с мастерскими и театром, оздоровительный центр со спортивными залами и бассейном, доступные для всех горожан, медицинский и хозяйственный центры. Все здания имеют общую платформу и складчатую крышу с широким свесом, образующим по периметру двора крытую галерею-террасу.

У каждого корпуса и его функциональных подразделений есть свои outdoor-сектора, устремленные к центру двора. Вместе они формируют территорию для экспериментальных образовательных форматов и педагогической синергии. На крытой террасе могут разместиться зоны отдыха, игровые и спортивные площадки. В промежутках между зданиями – камерные прогулочные дворики.

Расположенный на границе города комплекс окружен селькохозяйственными и природными пейзажами. Спокойные, располагающие к созерцанию они контрастируют с зоной активной деятельностью внутри круга, но все внутренние и внешние пространства складываются в единый образовательный ландшафт.

В нем ученикам и учителям (всего в школе будет работать около 400 педагогов) предоставляется максимальный выбор как пространственных связей, так и функциональной нагрузки. Обучение в «Умной школе» будет бесплатным. Согласно демографическим данным, в ближайшие 15-20 лет России нужно будет создать 25 миллионов новых учебных мест. Руководитель проекта Марк Сартан предполагает, что комплекс в Иркутске может стать образцовой моделью для строительства новых школ по всей стране.

 

Официальный сайт Cebra architecture: http://cebraarchitecture.dk/

Официальный сайт UNK project: http://www.unkproject.ru/

 

Зеленый вклад

07.09.15
20:30

В тосканской глубинке, в городке Ле Форначетте, появился любопытный образец современной архитектуры – здание штаб-квартиры Банка Пизы. Архитектор – Массимо Мариани.

Фото © Alessandro Ciampi

Прогрессивные банки по всему миру все чаще отходят от образов неприступных крепостей и строят здания подчеркнуто дружелюбные и привлекательные как внутри, так и снаружи. Штаб-квартира, спроектированная Массимо Мариани, в этом смысле – компромисс. Усеченная пирамида с выпуклыми боками напоминает пухлый саквояж, а покрывающие ее металлические пластины – «доспехи» броненосца. То есть идея закрытости и защищенности в облике присутствует. Но в то же время главный уличный фасад имеет глубокие и широкие застекленные прорези, в верхней части перед ними оборудована терраса с эркерами из цветного стекла. И когда темнеет, и внутри включается свет, «саквояж» превращается в манящий фонарь. Сам же архитектор отмечает, что днем металлическая «чешуя» меняется в зависимости от освещения, а на солнце штаб-квартира переливается, как золотой слиток. В интерьерах совсем нет ничего сурового, напротив – много деталей, радующих глаз: энергичные цветовые вставки, растительность, примечательная мебель.

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Помимо эстетических качеств, большое внимание в проекте уделено экологическим параметрам. Это здание было построено в рамках редевелопмента старого банковского квартала. На данном участке стояло сооружение 1970-х годов,  которое снесли, в частности, из-за несоответствия современным требованиям энергоэффективности и представлениям об экоустойчивости. Характеристики новостройки – низкое энергопотребление, климатический и акустический комфорт, – позволили сертифицировать ее по классу А/A+.

Фото © Alessandro Ciampi


Общая площадь штаб-квартиры – 4500 квадратных метров. На трех этажах разместились офисы администрации и персонала, операционные залы, переговорные, технические помещения. На четвертом, подземном, уровне – зал на 300 мест и просторный холл, предназначенный для проведения публичных мероприятий и выставок. Важно, что к этим пространствам был обеспечен доступ дневного света –  с западной стороны остекленным фасадом они выходят во двор, расположенный ниже уровня улицы.

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Помещения верхних этажей спланированы вокруг двух внутренних дворов-колодцев. Они доставляют в интерьеры дополнительное естественное освещение, участвуют в естественной вентиляции, а их вертикальное озеленение призвано улучшать настроение и самочувствие банковских служащих, компенсируя им дефицит общения с природой.

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

В холлах, операционных залах, зонах отдыха, кабинетах обращают на себя внимание выразительные предметы мебели. Это гордость банка – коллекция «икон» итальянского дизайна.

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

 

Официальный сайт архитектурного бюро: massimomariani.net

 

Вызовы ледяного юга

25.08.15
16:29

В московском Мультимедиарт Арт Музее до 6 сентября можно увидеть выставку «Антарктида. История. Антарктопия». Центральное место в экспозиции занимает кураторский проект художника Александра Пономарева, ставший хитом 14-й Венецианской биеннале архитектуры. Вспоминаем и публикуем самые интересные, по версии сайта «Архплатформа», концепции, осмысляющие жизнь на краю света.

Общий вид экспозиции в МАММ

Александр Пономарев, известный художник и путешественник, кавалер французского ордена «За заслуги в области искусства и литературы», неоднократно бывал на шестом континенте в составе разных экспедиций, в том числе — на украинской полярной станции «Академик Вернадский». В 2012 году в соавторстве с архитекторами Алексеем Козырем и Ильей Бабаком показал на 13-й архитектурной биеннале в Венеции в рамках национальной экспозиции Украины проекты трансформирующихся кораблей-музеев, вдохновленных феноменами плавучих льдин-миражей (см. публикацию Архплатформы «Музей как мираж»).

Фото предоставлено пресс-службой МАММ
Александр Пономарев - автор идеи проекта "Антарктопия"

А через два года, вместе с молодым британским искусствоведом и философом Надимом Самманом, сделал в Венеции целый павильон Антарктиды, правда, не в Джардини, а в рамках параллельной программы – в выставочном пространстве Fondaco Marcello на Гранд-канале. По мнению кураторов этого фантастического проекта, Антарктида, вообще-то, достойна не только представительства в Венеции, но и собственной биеннале. Ничья земля, свободная от геополитических притязаний, край света, испытывающий на прочность тела и души, последний ресурсный резерв планеты. «Что же найдут там художники? Возможно, нечто возвышенное», – спрашивает и предполагает Надим Самман во вступительной статье к каталогу «Антарктопии» (каталог, кстати, спасибо — художнику Алене Ивановой-Йохансон, —  настоящее произведение полиграфического искусства).

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Возможно, мечта о биеннале на самом холодном юге Земли когда-нибудь, хоть раз, осуществится, и  сотня художников отправится туда на двух ледоколах, художники встретятся с работающими на исследовательских станциях учеными, и в результате научно-творческого обмена родится какое-то новое, спасительное знание о Земле, человечестве и его будущем. Пока же проект «Антарктопия», в согласии с интернациональной концепцией самой Антарктиды, дал ведущим архитекторам и художникам из разных стран, возможность дистанционного концептуального высказывания. Созданные объекты распределились на разных отметках шкалы между «артом» и «практичной архитектурой».

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Возможность пофилософствовать и свободно пофантазировать нечасто выпадает архитекторам в наши дни. Неудивительно, что крепкие российские практики, выросшие из «бумажников» 1980-х – Юрий Аввакумов, Александр Бродский, Тотан Кузембаев –  выступили в «Антарктопии» ностальгически –  скорее как художники. Аввакумов выставил объект «Полярная ось», который они с Михаилом Беловым создали в 1987 году.

Изображение предоставлено пресс-службой МАММ
Юрий Аввакумов (совместно с Михаилом Беловым). Полярная ось. 1987. Из коллекции Ника Ильина
 

Авторское описание к скульптуре можно читать как предисловие ко всей выставке: «Три креста-лестницы, заключенные между двумя зеркалами (круглым и квадратным), формируют бесконечную воображаемую ось, проходящую через разные миры. Посвящается всем тем, кто, стремясь к идеальному, постигал реальность».

Фото: архив "Архплатформы"
Александр Бродский. Антарктида: павильон для игры в шахматы. Объект на выставке в Венеции

Изображение предоставлено пресс-службой МАММ

Бродский увидел в «ледяной бездонности» Антарктиды идеальное место для игры в шахматы и нарисовал характерный маленький сарайчик, светящийся в синей мгле.

 

Фото: архив "Архплатформы"
Объект Тотана Кузембаева на выставке в Венеции

По идее Тотана Кузембаева, павильон Антарктиды в Венеции мог бы стать напоминанием о грядущих климатических и экологических изменениях. Из вод лагуны на высоту 58, 3 метра возносится «лес» антенн: когда все льды Антарктиды растают, именно на этот уровень поднимется мировой океан.

Ближе к «арт-полюсу» изысканий участников «Антарктопии» находится «Колокол» Юрия Григоряна («Проект Меганом»). Конусовидный объект, вросший в лед, может служить убежищем во время снежных бурь, в то же время его пространство усиливает природные звуки Антарктиды и «содействует открытию бесконечно новых сочетаний и композиций».

Сергей Скуратов.Идеальный мир – философия камуфляжа

Покрытый ледяным панцирем искусственный плавающий остров, придуманный Сергеем Скуратовым, поначалу кажется конкретным архитектурным объектом. Понятная органическая форма, точно указаны ее высота и диаметр, детально описаны стены бухты, врезанной в тело острова,  но далее в описании автор настаивает на том, что главная функция его творения метафорическая: «Что это – искусственный остров, центр исследований Антарктиды, развлекательный туристический лайнер нового поколения, плавающая тюрьма для опасных преступников, военная база страны-агрессора или новая штаб-квартира ООН, курсирующая вокруг ледяного континента, – вне предмета художественного высказывания. Это лишь образ и форма жизни в фантастическом, почти инопланетном мире Антарктиды здесь, на Земле. Это еще одна попытка взаимодействия».  

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Абсолютно «своим» в фантастическом белом мире кажется сооружение, разработанное учениками Захи Хадид, и видно, что под ее чутким руководством. Трансформирующийся антарктический научно-исследовательский центр стыкуется со льдами как естественное продолжение их рельефа. Его архитектура не просто текуча и биоморфна – она должна адаптироваться к изменчивым, экстремальным условиям по природным моделям. При этом у объекта сложная функциональная программа – это и научная база, и курорт, и место проведения конференций, и выставочное пространство. 

Студия Захи Хадид, Вена. Трансформирующийся антарктический научно-исследовательский центр

Алексей Козырь, Илья Бабак. Антарктическая оранжерея «Мак полярный»

У антрактической природы учатся проектированию и российские архитекторы Алексей Козырь и Илья Бабак. Их оранжерея «Мак полярный» предназначена для наблюдений за растениями, выживающими в низких температурах, для ботанических и медицинских опытов. На первый взгляд, план здания похож на снежинку, но на самом деле, он воспроизводит структуру сердцевины «мака полярного». Всеми лепестками этот цветок может отклониться, чтобы поймать максимум солнца. Подобным образом ведут себя и «отростки» станции, точнее, установленные на них сенсорные солнечные батареи.

Алексей Козырь, Илья Бабак. Антарктическая оранжерея «Мак полярный»

Лиза Винтова подумала о психологическом состоянии людей, живущих и работающих в Антарктиде. Ее ландшафтный объект «Земные привязки» – декорации изо льда, вызывающие ассоциации с привычным, родным миром, воссоздающие знакомые «культурные коды». Их созерцание могло бы стать профилактикой депрессии от длительного пребывания в монохромной, практически беспредметной среде. Важную роль при этом играет меняющаяся подсветка – она восполняет дефицит сочных цветов.

Фото: архив "Архплатформы"
Лиза Винтова. Объект «Земные привязки»

Хью Бротон. Жизнь в «морозильнике». Макет «Хэлли VI»
 

Принял в проекте участие и Хью Бротон, один из ведущих мировых проектировщиков научно-исследовательских объектов в полярных регионах. В 2005 году его мастерская выиграла международный конкурс на проектирование британской научно-исследовательской станции «Хэлли VI» в Антарктике. Первая, полностью перемещаемая исследовательская база в мире, «воплощение шагающих городов Аркигрэма», создавалась с учетом минимального вмешательства в местные экосистемы. Она должна была стать безупречно работающим «механизмом для проживания» в условиях пятидесятиградусного мороза и ветра скоростью 150 км/час. И не на последнем месте стоял вопрос личного комфорта тех, кому предстояла длительная жизнь в «морозильнике».

Фото предоставлено пресс-службой МАММ
Хью Бротон. Жизнь в «морозильнике»

«Проектирование начинается с простых вопросов: как вы просыпаетесь? Что вы чувствуете под ногами, когда вы встаете с постели? Какого цвета ваша комната? Как защитить индивидуальность при сохранении общности?», –  поясняет автор. Дизайн интерьера всеми средствами – цветами, материалами, конструкциями мебели, был призван противостоять психологическим лишениям, которые может испытывать человек в ледяной пустыне.

Хью Бротон. Жизнь в «морозильнике». «Хэлли VI»

Фото: архив "Архплатформы"
Мариэль Ньюдекер погрузила «Хэлли VI» в куб, наполненный водой и субстанциями, образующими как бы снежную пелену. Инсталляция "Некоторые вещи происходят все сразу". Объект на выставке в Венеции.

Фото предоставлено пресс-службой МАММ
Мариэль Ньюдекер. «Некоторые вещи происходят все сразу».

Не стала дожидаться антарктической биеннале, а уже сейчас, согласно предсказанию Надима Саммана, интерпретировала край земли как «нечто возвышенное» базирующаяся в Вене международная проектно-исследовательская группа VMA (Veech Media  Architecture). Специализируясь на областях, выходящих за пределы традиционной архитектуры, ее участники рассматривали Антарктиду как последний бастион рая на земле –  «свободный от территориального собственничества, жадности и вечного стремления к доминированию», как место, которое «имеет все шансы стать катализатором для нового цивилизованного будущего».

VMA. Антарктида: переосмысление рая

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

На территории Антарктиды, по мнению исследователей из VMA, любые привычные строительные модели проигрышны. Вместо них предлагается концепция «Мигрирующие города» –  легкие парящие конструкции, без фундаментов и закрепленных сетевых систем. В последних они не нуждаются, так как получают энергию с космических станций и не зависят от потребления ископаемых видов топлива. «Архитектурные дирижабли» могут свободно автономно парить или, подобно пингвинам, сбиваться в «стаи»-сообщества.

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

В экспозиции МАММ произведения участников «Антарктопии» выставлены практически таким же образом, как в венецианском зале год назад: в витринах, установленных на дорожных, мобильных кофрах, похожих на те, в которых перевозится экспедиционное оборудование. Рядом –  вертикальные щиты с эскизами и пояснениями. Однако московская экспозиция дополнила проект исторической частью – редкими фотографиями, повествующими об освоении Антарктиды, снимками научных станций, ледоколов, пейзажных феноменов, картинами работы и отдыха полярников. Выставка работает до 6 сентября. Если еще не были, поторопитесь!

Фото: архив "Архплатформы"
Юрген Майер Х. Таяние. Вид сверху. Объект на выставке в Венеции

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Алекс Шведер. За пределами строительной архитектуры

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

 

Официальный сайт: http://mamm-mdf.ru/exhibitions/antarctica/

 

 

«АрхиГрафика 2014 – 2015»: послесловие

12.06.15
18:55

4 июня в «Цехе белого» ЦСИ «Винзавод» были названы имена победителей второго конкурса «АрхиГрафика», организованного сайтом Archplatforma.ru при содействии Фонда Сергея Чобана – Музей архитектурного рисунка в Берлине. В этой публикации параллельно с фотоотчетом с церемонии награждения победителей мы попытаемся ответить на вопрос, который часто задают участники смотра – о критериях оценки работ.

Скажем сразу: опыт второго конкурса снова подвел нас к мысли, что единая система критериев для такой деликатной материи, как архитектурный рисунок, вряд ли возможна. Даже если есть некий общий базовый набор параметров, определяющим для каждого из экспертов и членов жюри оказывается его личный культурный бэкграунд, художественные пристрастия и взгляд на предмет конкурса. Учитывая, что все они профессионалы с собственными, порой диаметрально противоположными позициями, рассчитывать на полное согласие и единодушие, было бы странно, в то время как судейская команда из единомышленников — это не интересно и не объективно.

Естественно, не были одинаковыми критерии для разных номинаций, а также при рассмотрении онлайн-материалов и живых рисунков. Нововведенное условие подачи оригиналов для авторов, вошедших в шорт-лист, не только дало жюри полное представление о работах, но и позволило организаторам сделать на основе судейского выбора насыщенную, интересную выставку на АРХ Москве, все участники которой получили звание лауреатов и стали номинантами на главные премии.

Обсуждение лонг-листа на Экспертном совете

Вернемся к критериям. В номинации «Рисунок с натуры» на первом онлайн-этапе, когда составляется лонг-лист, оценивается выбор предмета изображения, оригинальность и образность его графической интерпретации, уровень техники, владение композицией, индивидуальность манеры. И здесь еще что-то одно может перевесить.

Исследователь архитектурной графики Ирина Седова и член оргкомитета конкурса Елена Петухова

Шансы пройти в лонг-лист есть и у виртуозно нарисованного, но «открыточного» вида Венеции, и у пусть не безупречного с точки зрения техники, но удачно «скадрированного» и живо отображенного фрагмента портовой зоны. Эксперты-архитекторы при этом еще оценивают, выразил ли автор личное отношение к изображенной архитектуре. Сухая констатация факта существования того или иного здания и скрупулезное, но внеэмоциональное «перечисление» деталей обычно не находят отклика. Сергей Эстрин, например, видит в этом еще не конкурентоспособную ученическую прилежность или бессмысленное подражание фотографии, о чем предупреждал еще в своем послании к участникам в начале конкурса.

Главный редактор журнала "Проект Россия" Анатолий Белов

Ожидается, что будет показана жизнь объекта в среде, времени суток, каком-то уникальном состоянии света. Эксперты-искусствоведы ко всему прочему автоматически включают зрительную память, и ее «подсказки», что так рисовали Добужинский или Остроумова-Лебедева, но только лучше, иногда мешают проголосовать «за». Конечно, по поводу одной и той же работы мнения экспертов могут разойтись, и в какой-то момент на помощь приходит математическая система подсчета голосов. Для прохождения в лонг-лист в этой номинации нужно было набрать минимум 3 голоса, в остальных – 2.

Юрий Аввакумов, Михаил Филиппов и Сергей Чобан на встрече Жюри конкурса

Члены жюри также могли присоединиться к формированию лонг-листа, но основная их работа началась на следующем этапе. Сначала, разглядывая лонг-лист, судьи дистанционно, преимущественно независимо друг от друга, составляли свои рейтинги из пяти работ, которые им интересно было бы увидеть вживую. В шорт-листы в этот раз попали рисунки, оказавшиеся на трех верхних строчках у каждого из судей, или упоминавшиеся на разных позициях хотя бы у двоих. Дальнейший просмотр шорт-листа в оригиналах позволил оценить их масштаб, колористику, достоинства или недостатки техники, не всегда читающиеся на экране.

 Тотан Кузембаев на просмотре работ

«Я по-другому увидел многие рисунки, какие-то интереснее смотрелись онлайн, но большая часть, напротив — лучше в реальности», — поделился впечатлениями главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Каждый член жюри выставлял оценки по 10-балльной системе, затем последовал обмен мнениями.

Куратор конкурса Екатерина Шалина и член Жюри, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов

Работу «Площадь Александра Невского в Санкт-Петербурге» Зои Жилкиной в процессе обсуждения признали лучшей за тонкую передачу атмосферы тихого, зимнего дня в северной столице. Автор представила город на Неве в классической цельности ансамбля одной из площадей, динамике асимметричного фрагмента панорамы с затягивающей взгляд перспективой улицы. «Ясная, сбалансированная работа, в ней есть воздух», – заметил председатель Жюри Сергей Чобан на просмотре.

«Я считаю, что архитектор прежде всего проектирует атмосферу. Чтобы научиться ее проектировать, нужно научиться ее видеть и изображать, поэтому я со своими студентами много занимаюсь на пленэре», – пояснила Зоя Викторовна, профессор кафедры рисунка МАРХИ, на церемонии, получив диплом победителя.

Сергей Кузнецов вручает диплом Зое Жилкиной, победительнице в номинации "Рисунок с натуры"

Впечатлило Жюри и еще одно произведение, посвященное Санкт-Петербургу, но воссоздающее совершенно другой, противоположный его образ – драматический и напряженный. Героем работы «Корабли в нашей гавани» Алены Шаповаловой, художника из Владикавказа, стал так называемый дом «Утюг» на Садовой. Эта композиция получила специальную премию журнала speech:.

Анна Мартовицкая, главный редактор speech:, объявляет выбор редакции.

Марина Рагозина - представитель участницы Алены Шаповаловой

В лидеры в номинации «Рисунок с натуры» вышла также работа «Площадь Св. Карла в Турине» архитектора из Москвы Наталии Елисеевой. Легкий, живой, наполненный столь характерным для итальянских площадей чувством праздника жизни рисунок был отмечен «Специальным упоминанием сайта Archplatforma.ru».

На лидирующую по числу и качеству заявок номинацию выпал и выбор посетителей сайта. В онлайн-голосовании победила работа «Сквозь время. Дом в Орловщине» Алины Высоцкой. Пронзительно и эмоционально раскрывающая тему исчезновения аутентичной деревянной архитектуры, она не осталась не замеченной и членами Жюри и посетителями выставки.

В номинации «Архитектурная фантазия» рассматриваются как параметры художественного качества, так и новизна, неординарность идеи. Что оценивать – графику или то, насколько автору удалось оторваться от реального мира? Этот вопрос оказался актуальным для многих членов жюри. Не все смогли для себя на него ответить. Выбор победителя в этой номинации был сложнее, чем в первой. «Мне кажется, с фантазией есть проблемы», –  говорил еще на заседании Экспертного совета главный редактор журнала «Проект Россия» Анатолий Белов. В жюри с ним был солидарен архитектор Юрий Аввакумов: таких откровений, какими в свое время явились идеи бумажников 80-х, чью графику он собирает и выставляет, по его мнению, среди работ конкурсантов не оказалось.


Ни один рисунок не поразил своим содержанием судей настолько, чтобы абстрагироваться от уровня исполнения, и он оказался решающим фактором. Серия «Закат в Красном городе» Василия Потапова, ставшего победителем,  –  с одной стороны, вымышленный, с другой – вполне реалистичный промышленный пейзаж, но графически мощно и оригинально интерпретированный. «Крепкая, уверенная рука, компоновка и организация листа, не вызывающие вопросов»,  –  прокомментировал выбор Жюри архитектор Михаил Филиппов. 

Архитектор Михаил Филиппов объявил имя победителя в номинации "Архитектурная фантазия"

Представитель Василия Потапова, победителя в номинации "Архитектурная фантазия" -  Марина Лейкина

«Рисунок к проекту» —  специфическая номинация. Ее судить труднее всего. Далеко не все члены жюри согласны с тем, что характеристики рисунка важнее, чем сам проект. И филигранная подача здесь легко может проиграть выразительному наброску. «С одной стороны, рисунок — алфавит архитектора, и он должен уметь понятно излагать свои мысли на бумаге и отвечать за каждую линию, а не рисовать просто так. С другой стороны, рука часто опережает мысль, и даже в самых первых набросках-каракулях читается нерв, порыв, и это самое ценное», —  рассуждал член Жюри Тотан Кузембаев.

Эскиз «Гостевого дома» Эдуарда Забуги, выигравший в категории «Рисунок к проекту. Архитектура»,  соединил в себе ответственность за каждую, в настоящее время уже реализованную, линию с не лишенной юмора прямотой языка архитектора.

Член Экспертного совета и оргкомитета конкурса Елена Петухова вручает диплом победителя Эдуарду Забуге  

«Я сомневаюсь в том, что академически совершенный, проработанный рисунок превосходит лаконичный скетч. Самые простые презентации, сведенные к сущностному минимуму, чаще попадают в самую точку», —  убежден член Жюри, австрийский архитектор Манфред Ортнер. Он поставил на первое место работу «Малогабаритные социальные строения» (иллюстрация внизу)  Анны Дюженко, получившую  диплом «Специальное упоминание международного онлайн-жюри».

Еще один диплом «Специальное упоминание международного онлайн-жюри» достался Алексею Воробьеву (на фото вверху) — Сантьяго Калатрава отметил его идею организовать музей исчезнувших зданий в виде отдельной городской улицы. Однако, российское жюри, вспомнившее «Музей исчезнувших зданий» Бродского, эту работу так высоко не оценило.

В категории «Рисунок к проекту. Интерьер» мнения разделились так, что в итоге были названы два победителя. Высокую оценку получила узнаваемая, графическая система презентации вариантов проекта, разработанная Владом Савинкиным, и представленная на конкурсе «Концепцией интерьеров Музея в Торжке» (илл. внизу).

Член Экспертного совета Сергей Эстрин поздравил с победой в номинации «Рисунок к проекту. Интерьер» Владислава Савинкина

Не менее сильными показались рисунки «Интерьер входной зоны отеля в Малаге» испанца Руиза Луиса Падрона, колоритно изобразившего границу жаркой летней улицы и уютного, прохладного внутреннего двора.

Был близок к победе Алексей Залезин с «Интерьером квартиры на Крестовском острове» —  эффектные, черные листы и свободная рука, несколькими линиями-намеками и цветовыми вкраплениями сумевшая передать настроение и особенности разных помещений. Автор получил диплом «Специальное упоминание сайта Archplatforma.ru» и приз от LAUFEN, партнера номинации. 

Александра Шейнер - представительница Алексея Залезина

За успешное выступление во всех номинациях так же был награжден Александр Крылов.

Диплом «Специальное упоминанине сайта Archplatforma.ru» и специальный приз от компании LAUFEN Александру Крылову вручил директор по развитию Группы сайтов 360.ru Олег Головин.

Александр Крылов. Из серии жскизов к проекту кафе «Ленинград»

Подводя итоги конкурса, председатель Жюри Сергей Чобан в своем видеообращении к посетителям церемонии, заключил, что второй выпуск не уступил уровню первого, открыл множество имен архитекторов и художников, талантливо рисующих архитектуру. «Возможно, в дальнейшем мы увидим больше работ, созданных специально для «АрхиГрафики», —  надеется он.

В этот раз награждение победителей прошло в рамках большого праздника на территории ЦСИ «Винзавод», где также были объявлены результаты конкурсов PINWIN – 6-го сезона. Участники разных смотров, организованных сайтами Группы 360.ru, узнали о всем комплексе ее конкурсных проектов. «Еще совсем недавно никто не думал, что тема архитектурного рисунка будет представлена такой широкой аудитории», —  сказал Сергей Кузнецов, выступая на церемонии, собравшей свыше 1000 гостей, и призвал архитекторов больше рисовать, поддерживая уникальную графическую культуру, исторически сложившуюся в России.

Оргкомитет конкурса еще раз поздравляет и благодарит участников, призеров, лауреатов и победителей, членов Жюри и Экспертного совета «АрхиГрафики 2014-2015». В наши планы входит публикация каталога работ всех авторов и проведение третьего Международного конкурса архитектурного рисунка. Следите за новостями.

Полный список работ победителей и призеров «АрхиГрафики 2014-2015»: http://www.archplatforma.ru/?act=1&catg=96&nwid=3812

Официальная страница конкурса: сompetitions.archplatforma.ru

Дом Массимо Йоза Гини

21.04.15
16:43

В особняке прошлого века в Болонье известный итальянский дизайнер Массимо Йоза Гини обустроил себе жилье с мастерской и шоу-румом.

Фото © Santi Caleca

Выпускник Миланского Политеха Массимо Йоза Гини (род. в 1959) cыграл большую роль в развитии авангардного направления итальянского дизайна. На его творческое становление повлияло участие в деятельности группы «Мемфис», важнейшего дизайн-объединения 1980-х годов. В 1985 году он сделал футуристичную коллекцию мебели для Moroso, и как для марки, так и для автора она стала отправной точкой крутого подъема. Далее последовали заказы от таких известных компаний как Snaidero, Bonaldo, Flou. На протяжении нескольких лет он определял имидж всех штаб-квартир, отделений и точек продаж таких компаний, как Ferrari, Maserati, Superga, Omnitel and Infostrada. Из относительно недавних громких проектов – «космическая» штаб-квартира IBM Software в Риме.

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Обстановка в его собственном жилище местами тоже футуристична, но не столь радикально, как в штаб-квартире IBM. Для личного пространства архитектор предпочел «зеленую» тему. «Дом дизайнера, считает Йоза Гини, – это место, где можно реализовать свои самые невероятные идеи, но, экспериментируя, важно помнить, что в конечном итоге жить здесь придется тебе». Именно эко-дом, из природных и дружественных ресайклингу материалов, с минимальным потреблением энергии и оборудованный «умными» технологиями, был давней идеей-фикс и главной целью нынешнего проекта.

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Особняк площадью 600 кв.метров располагается в респектабельном районе Болоньи, он был построен в прошлом веке, в период расцвета рационализма в архитектуре. После реконструкции оригинал узнается с трудом: южный фасад и вовсе был снесен, а на его месте возведена полностью прозрачная стена с фотоэлектрическими панелями. Летом специальные экраны защищают помещение от жары, зато зимой дом освещается и обогревается с помощью накапливаемой солнечной энергии.

Фото © Santi Caleca

Интерьер болонского дома получился эклектичным. Так, в зоне холла и фитнес-зала акцент сделан на прозрачных конструкциях и флюоресцентной подсветке. Совсем по-другому выглядит кухонное пространство: для него дизайнер выбрал классический стиль в современной трактовке, несущий ощущение уюта, семейных традиций.

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Свой дом Йоза Гини предсказуемо наполнил вещами собственного дизайна: практически вся мебель, свет, предметы декора и даже бассейн выполнены по его проектам, и многие вещи находятся в серийном производстве у Moroso, Snaidero, Teuco, Calligaris, Knoll.

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Фото © Santi Caleca

Официальный сайт архитектора: iosaghini.it

Без привязки к месту

11.12.14
11:19

Архитектурное бюро Woods Bagot реализовало в сиднейской штаб-квартире компании Fujitsu самую актуальную на сегодня схему организации офисного пространства: привычных рабочих мест здесь просто нет.

Фото © Tyrone Branigan

Представительство в странах Океании крупного мирового производителя компьютерных систем занимает пять этажей в новом здании на северо-западе Сиднея. Общая площадь помещений составила около 9000 кв.м. Архитекторы стремились отразить в планировочных и декоративных решениях и японские корни компании, и ее работу в сфере современных коммуникационных технологий, и открытость во взаимоотношениях с клиентами.

Фото © Tyrone Branigan

Условно концепцию можно назвать «проворная работа». И для ее создания архитекторам пришлось провести серьезное исследование структуры рабочих мест и схем взаимодействия внутри компании, а так же вовлечь самих сотрудников в процесс формирования будущего офиса. В основе концепции система управления персоналом, ориентированная, прежде всего, на оценку результата, а не контроль за исполнением. Поэтому никаких постоянных столов у сотрудников нет. Вместо них гибкие рабочие зоны и места взаимодействия, оборудованные по последнему слову техники.

Фото © Tyrone Branigan

Центром офиса стала эффектная просторная лестница, собирающая воедино все пространство и обеспечивающая высокий уровень коммуникации. Вокруг нее свободно расположены самые различные зоны: кухни, места отдыха и взаимодействия, рабочие островки. На каждом этаже есть возможность работать стоя или сидя, уединенно или в команде, сосредоточенно или расслабленно. Между рабочими зонами оборудованы специальные места пересечения и взаимодействия.

Фото © Tyrone Branigan

В оформлении интерьера, довольно спокойном в целом, использован линейный декор, напоминающийсложенную бумагу и отсылающий к традиционному японскому искусству оригами. А также – деревянная отделка разных оттенков: «дымчатый дуб» в клиентских переговорных и дерево более светлых и средних тонов в общественных зонах. Многие предметы, как, например, деревянная же стойка рецепции, выполнены на заказ специально для этого проекта.

Фото © Tyrone Branigan

Офис Fujitsu в Сиднее ориентирован прежде всего на сотрудников и клиентов. Созданное архитекторами Woods Bagot пространство не ограничивает и разделяет, а, наоборот, объединяет пользователей и предоставляет им бесконечную свободу выбора как, где и когда работать. Последние исследования показывают, что такой подход позволяет существенно повысить эффективность и лояльность персонала. При условии, конечно, что сотрудники принимают новый подход к работе и организации пространства и знают, как использовать все его возможности.

Фото © Tyrone Branigan

Фото © Tyrone Branigan

Фото © Tyrone Branigan

Фото © Tyrone Branigan

Фото © Tyrone Branigan

Фото © Tyrone Branigan

Фото © Tyrone Branigan

Фото © Tyrone Branigan

Фото © Tyrone Branigan

Официальный сайт архитектурного бюро: woodsbagot.com

Облака с потолка

25.11.14
16:57
tags: | 3gatti | Китай |

Дизайн фэшн-бутика в финансовом центре китайского города Чунцин разработан архитектором Франческо Гатти из Рима, поэтому неудивительно, что в решении интерьера проглядывают приемы итальянской барочной сценографии.

Фото © Shen Qiang

Непременной составляющей каждой театральной постановки в эпоху барокко были пышные декорации с многослойными клубящимися облаками. В этом интерьере «облака» не клубящиеся, а скорее слоистые, и именно они создают нужную атмосферу магазина модной марки, делая его насколько необычным, настолько же и привлекательными для посетителя. Действительно, одно только желание получить эмоции и впечатление от пребывания в таком странном пространстве заставит заглянуть сюда.

Фото © Shen Qiang

Изначальная идея архитектора Франческо Гатти (Francesco Gatti) и его команды состояла в том, чтобы максимально освободить пол помещения, свесив вешалки для одежды с потолка, и позволив тем самым посетителям свободно перемещаться в пространстве магазина – модная марка, которой принадлежит бутик, периодически устраивает здесь вечеринки для своих клиентов и друзей. Однако затем чисто утилитарный ход развился в более красивое и концептуальное решение, когда пустоте пола противопоставляется насыщенность в верхней части пространства. Это контраст двух поверхностей – сложной эфемерной над головой и плоской твердой под ногами.

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Смоделированный с помощью 3D программ и набранный 10-ю тысячами полос ткани разного размера и формы рельеф зависает над всем пространством магазина и визуально увеличивает его площадь. На этот же эффект работают и зеркала, закрывающие часть стен и уводящие взгляд в бесконечность. Запутанное с помощью зеркал пространство и «пейзаж наоборот» позволяют посетителям почувствовать себя антиподами из сказки Льюиса Кэрролла.

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Свешивающиеся с потолка полосы «облаков» сделаны из тонкой стекловолоконной ткани. Эта ткань была выбрана архитектором за ее прозрачность, нетоксичность и негорючесть, а также способность отражать свет. Благодаря всем этим качествам материала, его присутствие на потолке не помешало разместить там же вентиляцию, кондиционирование, динамики и другое необходимое техническое оснащение. Источники света также находятся внутри этого «облачного» слоя, что создает эффект свечения фрагментов его выразительной поверхности.

Фото © Shen Qiang

Облачный пейзаж – безусловно, главный герой интерьера; темная древесина пола становится для него фоном, тоже, впрочем, весьма качественным и живописным. Фрагменты стен и полки отделаны этим же материалом – обработанными старыми досками, взятыми из сельских построек столетней давности. Мебель архитекторы разработали таким образом, чтобы она не создавала лишнего «шума», не нарушала концепции двух контрастных поверхностей. Это простые кубические объемы, покрытые мягкой серой тканью – они используются как диваны, прилавки, витрины, стойки касс и ди-джея.

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Тканевое скульптурное облако полностью заполоняет собой потолок бутика, оно чуть колеблется от потоков воздуха, словно живое, и «прилипает» к витражам окон, еще с фасада демонстрируя прохожим свое волшебное присутствие. Если клубящиеся облака из барочных спектаклей создавали пафосную атмосферу, то слоистые облака этого интерьера организуют таинственное и интимное пространство.

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Фото © Shen Qiang

Официальный сайт архитектурного бюро: 3gatti.com

Маяк Мид-Маркета

15.09.14
21:59
tags: | Design Blitz | США |

В одном из наиболее оживленных районов Сан-Франциско архитектурное бюро Design Blitz приспособило историческую коммерческую башню под офис популярной компании Zendesk, специализирующейся на поставке программного обеспечения. Но двери обновленного здания открыты для всего города.

Фото © Bruce Damonte

Для размещения престижной компании и место было выбрано под стать – центральная часть улицы Маркет-стрит, рассекающей город с юга-запада на северо-восток. На ней невозможно найти двух одинаковых зданий, и, не смотря на это, историческое здание Eastern Outfitting Co с двумя его коринфскими колоннами, обрамляющими стеклянный эркер, заметно выделяется на фоне западно-американской функциональной архитектуры.

Фото © Bruce Damonte

Фасад сохранен в первоначальном виде, единственным нововведением явилось современное освещение. Технологически прогрессивные LED- светильники  удачно оттенили классические элементы, превращая в темное время суток офис в архитектурный «маяк» района Мид-Маркет.

Фото © Bruce Damonte

Решив ничего не менять снаружи, внутри новые владельцы произвели практически полный «апгрейд». Перед архитекторами стояла задача – создать атмосферу спокойного офиса, не перегруженного угнетающей деловой напряженностью, характерной для большинства бизнес-центров. Также требовалось выразить ценности бренда: скромность, простоту, доступность и открытость деятельности.

Фото © Bruce Damonte

Обновленное здание не только служит главным офисом для Zendesk, но и социальным центром для местных компаний малого бизнеса, и местом досуга жителей близлежащих кварталов. Открыв свой дом для самых разнообразных посетителей, компания как бы показывает демократичность своей деятельности, доступность своей продукции самым широким слоям общества.

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Первый и второй этажи здания выполнены как  большие открытые пространства, предназначенные для организации различных мероприятий: презентаций, выставок, показов мод и пр. сторонними компаниями. Центром притяжения посетителей стала широкая лестница между этими этажами, напоминающая подиум и служащая местом встреч или для показов дефиле.

Фото © Bruce Damonte

Внутренние пространства спланированы дифференцированно — разной высоты и площади.  Для этого были использованы дополнительные подвесные потолки, акустические перегородки, изготовленная по индивидуальному заказу офисная мебель и пр.

Фото © Bruce Damonte

 

Есть место в Zendesk-центре  и где можно перекусить. Тут не возбраняется придти со своей едой, а посуда и ложки-вилки найдутся на общественной кухне.

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Фото © Bruce Damonte

Общая полезная площадь после перестройки – 7 500 кв. метров, стоимость работ 9, 5 млн. долларов, срок сдачи объекта – июнь 2014 года.

Официальный сайт архитектурного бюро: designblitzsf.com

 

В обстановке съемочной площадки

03.09.14
18:52

Стремительный рост популярности американского сайта комедийных короткометражных роликов Funny or die заставил управляющую им одноименную компанию искать новые офисные помещения для своего быстро разрастающегося штата. Бюро Clive Wilkinson Architects превратило весь офис молодой и амбициозной команды в эффектную съемочную студию, не забыв при этом создать комфортные условия и для рутинной каждодневной работы, и для творческих «мозговых штурмов».

Фото © Nico Marques / Photekt

Новый офис позволил объединить под одной крышей сразу три команды, дав дополнительные возможности для дальнейшего развития проекта. Здесь же «поселились» головная фирма Gary Sanchez Productions и дочерняя Gifted Youth. Архитекторам надо было не просто увеличить число переговорных и аппаратных, создать дополнительные зоны хранения и заложить возможность будущего роста, но и найти наиболее точный подход, индивидуальный для каждой из трех компаний.

Фото © Nico Marques / Photekt

Помещения общей площадью 2323 кв.м занимают часть первого и второй этажи современного офисного здания, выстроенного на историческом участке в западном Голливуде. Вход во все три офиса один. И сразу архитекторы стараются создать впечатление, будто работы еще не закончены, а только в самом разгаре: перфорированные панели, прессованная стружка, открытые бетонные поверхности пола, стен и потолка, выставленные напоказ части металлоконструкций, болты и заклепки.

Фото © Nico Marques / Photekt

Фото © Nico Marques / Photekt

Такой «сырой» имидж, по мнению архитекторов, наиболее уместен для успешного и динамично развивающегося стартапа. К тому же бюджет проекта был довольно скромен. Пятна ярких корпоративных цветов, желтого и голубого смотрятся на этом фоне еще более активно и смело. Стеклянные объемы переговорных помогают структурировать открытые зоны в центральной части офиса. В них расположены подразделения, для сотрудников которых критически важно свободно коммуницировать в процессе работы. По периметру находятся более закрытые помещения для спокойной индивидуальной работы.

Фото © Nico Marques / Photekt

Фото © Nico Marques / Photekt

Но кроме стандартных для любого офиса зон в этом проекте много специфических помещений: реквизиторские, монтажные, аппаратные звукозаписи, гримерные рассредоточены по всему офису. Отдельно устроен большой съемочный павильон с хорошей звукоизоляцией и смонтированным по кругу огромным зеленым экраном для комбинированных съемок.

Фото © Nico Marques / Photekt

Фото © Nico Marques / Photekt

Фото © Nico Marques / Photekt

Фото © Nico Marques / Photekt

Фото © Nico Marques / Photekt

Фото © Nico Marques / Photekt

Фото © Nico Marques / Photekt

Фото © Nico Marques / Photekt

Фото © Nico Marques / Photekt

Фото © Nico Marques / Photekt

Фото © Nico Marques / Photekt

Фото © Nico Marques / Photekt

 

Официальный сайт архитектурного бюро: clivewilkinson.com 

Маневры Фостера

25.08.14
12:00

К вековому юбилею Первой мировой войны бюро Foster + Partners завершило начальный этап реконструкции Имперского военного музея в Лондоне.

Масштабный проект призван повысить качество экспозиционных пространств исторического здания и связать внутренние помещения с окружающим парком. Архитекторы полностью переосмыслили внутреннее устройство музея, который через три года также будет праздновать столетие.

Фото © Nigel Young / Foster + Partners

Здание бывшей Королевской больницы, которое музей занимает с 30-ых годов прошлого века, было полностью «очищено» от поздних пристроек и дополнений и внимательно отреставрировано. Дальнейшие шаги архитекторов превратили не слишком отвечающие потребностям современного музея помещения в динамичное, «живое» общественное пространство.

Фото © Nigel Young / Foster + Partners


Внизу, ближе к входу, расположен сувенирный магазин и кафе с открытой террасой, которое доступно не только в часы работы музея. Заложенные нижние окна западного фасада раскрыли, обеспечив прекрасные виды на парк. Сама же экспозиция организована по хронологическому принципу. На нижнем этаже находятся залы посвященные истории Первой Мировой Войны (их интерьерами занималась компания Casson Mann).

Фото © Nigel Young / Foster + Partners

Подвешенный под цилиндрическим сводом дополнительный верхний этаж займет экспозиция о вооруженных конфликтах нашего времени. Между ними два яруса собственно выставочных пространств, соединенных сложной системой лестничных пролетов.

Фото © Nigel Young / Foster + Partners


Центром обновленного музея стал просторный, сужающийся к верху атриум. В нем нашлось место для самых крупных и знаковых экспонатов коллекции: первого в мире реактивного самолета с вертикальным взлетом Harrier, знаменитого британского истребителя Spitfire, немецкой баллистической ракеты V-2 и других.

Фото © Nigel Young / Foster + Partners

Выставочные залы открываются в атриум видовыми площадками, разделенными массивными бетонными «ребрами». Такая компоновка позволяет изучить самолеты и ракеты с близкого расстояния и с наиболее интересных точек. Причем высота и место подвески выбраны еще и так, чтобы связать экспонат с залом, посвященным соответствующему периоду истории.

Фото © Nigel Young / Foster + Partners

Постепенно расширяющиеся кверху и жестко структурирующие атриум «ребра» становятся еще и своеобразным обрамлением для экспонатов. А дополнительный этаж под самым сводом защищает их от прямых солнечных лучей.

Фото © Nigel Young / Foster + Partners

Фото © Nigel Young / Foster + Partners

Пол атриума был специально понижен до уровня земли и окружающего здание парка. Дело в том, что дальнейшая реконструкция подразумевает демонтаж временного портика с лестницей и создание перед музеем овальной площади. И архитекторам очень важно показать самую тесную, непосредственную связь между сердцем исторического здания и открытой общественной зоной.

Официальный сайт архитектурного бюро: fosterandpartners.com

 

Офис в Дублине, начинающийся с барной стойки. Не Google

30.06.14
19:30

С 2014-го года в Ирландии обосновалось европейское представительство Airbnb. Заядлым путешественникам хорошо знаком этот сервис, позволяющий снять место для ночлега – от надувного матраса до виллы во многих точках земного шара. Работа компании основана на доверии и открытости, что нашло свое отражение в решении интерьеров, выполненных архитектурным бюро Heneghan Peng architects.

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Основанное в Нью-Йорке, бюро передислоцировалось в Дублин в 2001 году и охватывает в своей работе широкий спектр архитектурной деятельности, включая урбанистику и ландшафтный дизайн. К слову, именно это бюро выиграло конкурс на проект нового здания ГЦСИ, которое планируется возвести на Ходынском поле в Москве.

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Офисное помещение площадью 2000 кв. метров расположено на одном уровне и представляет собой единое пространство, просматриваемое насквозь и зонированное с помощью специальных объектов. Это, прежде всего, переговорные, решенные в виде кубов или, скорее скобок, т.к. две стены у объемов стеклянные и тем самым дематериализованные.

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Кубы поставлены вдоль центральной оси помещения и задают в вытянутом офисном пространстве ритм. Снаружи переговорные отделаны одинаково – демократичными осб-плитами; внутри отделка варьируется и решена в более солидных материалах. Переговорные названы именами городов со всего мира, среди них выделяется «Амстердам». Он состоит из одного стационарного и одного мобильного кубов, позволяющих трансформировать эту переговорную из одной в две полностью изолированные.

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Другой заслуживающий внимания объект или, скорее, экспонат в офисе – это скамья длиной 12 метров. Ее дизайн был разработан  в бюро Heneghan Peng для павильона Ирландии на Венецианской биеннале 2012 года. Скамья состоит из шести независимых частей, каждая из которых снабжена механизмом, позволяющим поворачивать эти фрагменты в вертикальной плоскости, регулируя таким образом высоту отдельных частей скамьи по отношению друг к другу.

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Сотрудники охотно используют скамью для неформального общения, как и небольшой деревянный амфитеатр, задуманный одновременно как место общих собраний и пространство для релаксации. Для перерывов предназначены и небольшие ниши с наружной стороны переговорных комнат.

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Дизайн ресепшн-зоны призван связать интернациональный характер интерьера офиса с его реальным местоположением: здесь точно повторена стойка из ирландского паба в ее традиционной форме подковы, а пол вымощен плиткой четырех видов, каждый из которых характерен для одного из регионов Ирландии. Эту тему продолжают две типично ирландские телефонные будки, у которых есть и практическое предназначение – здесь можно поговорить по мобильному.

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Фото © Ed Reeve / airbnb.com

Таким образом, легкость открытого решения в сочетании с дизайнерскими объектами и уместным ирландским акцентом создает именно тот образ офисного помещения и его атмосферу, которая сигналит о модном пространстве и продвинутой компании, что полностью соответствует концепции заказчиков – владельцев Airbnb, молодых художников из Сан-Франциско.

Официальный сайт архитектурного бюро: hparc.com 

Официальный сайт компании: airbnb.com

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13






Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey