Wowhaus: Новый вход в Парк Горького

04.04.18
17:18

Сквозной проход в парк со скамейками, перголой и парадной лестницей появится между зданиями НИТУ «МИСиС» и городской клинической больницы № 1 имени Н.И. Пирогова

 

Проект был разработан архитектурным бюро Wowhaus по заказу Департамента капитального ремонта Москвы. Начать благоустройство входа в парк планируется этой весной.

Реализация проекта создаст новую пешеходную ось от Ленинского проспекта к Парку Горького и свяжет проспект с Музеем современного искусства «Гараж» и площадью Искусств перед ним, а также привлечет больше посетителей в эту зону парка и создаст гораздо более проницаемую среду.

Впервые идея создания сквозного прохода напрямую от Ленинского проспекта к Парку Горького была предложена еще в1928-30х гг. в проектах планировки парка авторства А. Щусева и О. Власова.

С помощью серии подпорных стенок организована территория, которая может использоваться не только как транзит, но и как общественное пространство со скамейками и сложной конструкцией перголы, под которой можно укрыться от дождя и солнца. Со стороны Ленинского проспекта спроектирован ландшафтный парк и организован новый освещённый вход. Здесь же предусмотрена площадка для арт-объектов, которые будут экспонироваться Музеем современного искусства «Гараж».

Ключевым элементом проекта является сложная парадная лестница с пандусом, связывающая ландшафтный парк у Ленинского проспекта с площадью Искусств, которая находится перед Музеем «Гараж».

Кроме того, для территории разработана концепция озеленения участков, на которых будут высажены вечнозеленые растения.

Статья по теме: mos.ru/news/item/35496073/

Конгжан Ю: «У Китая и России определенно есть общие проблемы, связанные с ландшафтом в городе»

03.11.15
18:00
tags: | Turenscape |

Интервью с президентом китайского бюро Turenscape, выигравшего совместно с российской компанией МАП architects конкурс на разработку концепции развития береговой полосы системы озер Кабан в Казани. 

Turenscape – одна из крупнейших компаний в области ландшафтной архитектуры, работающих в Китае, где прославилась обустройством удивительных парков в Харбине, Таньцзине, Кинхуангдао и Жонгшане. В последние годы она также активно осваивает зарубежные рынки. Основатель и главный дизайнер компании Конгжан Ю, Фасла имеет докторскую степень Высшей школы дизайна Гарварда, является Деканом колледжа архитектуры и ландшафтного дизайна Университета в Пекине и общепризнанным профессионалом в планировании и дизайне ландшафтов. Его исследования и проекты поднимают темы гармонии эстетики и экологии, высокой эффективности ландшафтной архитектуры при низкой потребности в ресурсах. Аrchplatforma.ru задала доктору Ю вопросы о развитии его бюро, стратегии участия в конкурсах, подходах к проектированию и особенностях концепции «Эластичная лента» для озер Кабан (о конкурсе см. здесь, о результатах здесь).

Сегодня в компании Turenscape трудятся 500 человек. Как вы достигли такого масштаба и сколько проектов уже реализовали?
За последние 18 лет количество сотрудников в нашем офисе выросло до 500 человек, во многом благодаря темпам урбанизации и роста экономики в Китае. Мы завершили около 3 000 проектов, 600 – сейчас на стадии строительства и реализации – это 300 парков и зданий, а также 300 экологических городов.

Бюро Turenscape участвовало в целом ряде конкурсов на значимые российские объекты – Парк «Зарядье», Парк «Сокольники», концепцию развития прибрежных территорий Москвы-реки. И наконец-то победило в казанском конкурсе. Такова стратегия компании – участвовать во всевозможных международных соревнованиях или это особый интерес к России?

После того как мы добились признания в Китае, последние десять лет Turenscape активно продвигается на международной арене. А за прошедшие 3-5 лет мы стали получать намного больше приглашений и заказов за границей. Сейчас бюро вполне готово браться за масштабные проекты за пределами Китая, у нас для этого появилось больше ресурсов, и поэтому к нам обращаются серьезные крупные клиенты.
Стратегия по отбору международных проектов и конкурсов для выхода на внешний рынок пока формируется, так как это направление мы начали развивать совсем недавно. Но я должен сказать, что это как-то естественно получилось для нас. Мы продолжаем расширять команду с целью выхода на международный рынок, но это не было бы возможным без наших прошлых достижений и усилий, проделанной тяжелой работы.
Мы принимаем участие в значимых и заметных проектах по всему миру, и при этом очень заинтересованы в работе в России, потому что считаем, что это одна из самых целеустремленных стран в мире, которая способна на серьезные преобразования.

Какие из ваших проектов, реализованных за рубежом, вы считаете наиболее показательными, знаковыми?
Самый большой проект, воплощенный за пределами Китая, – это городской парк в Бостоне, его площадь составляет около 0,5 га. Мы также реализовали несколько меньших по объему ландшафтных и садовых композиций за границей. Есть еще несколько текущих проектов, в стадии строительства: городской парк в 0,6 га в Сиэтле, парк 15 га рядом с жилым комплексом в Гонконге и генеральный план с ландшафтным решением  для курорта в 500 га на острове Бали.

Что в целом характеризует ваш подход к развитию территорий, где город встречается с природой?
В основе нашей философии лежит взаимосвязь природы и человека. Мы всегда стремимся восстановить эти часто забытые отношения, но не идем против всех изменений, которые уже произошли и в городе, и в природе. В условиях современной урбанизации и глобализации мы вынуждены искать подходы, которые решают подобные проблемы, а не противостоят им. Не нужно жертвовать одним в ущерб другого, уверены, что город и природа могут сосуществовать в симбиозе друг с другом, как и в том, что комплексный подход к проектированию и работа в междисциплинарной команде, где решения проходят все стадии от концепции до реального проектирования, позволит достичь гармоничного союза.

Есть ли что-то общее в подходах к работе с ландшафтами в Китае и России, в природных условиях?
У Китая и России определенно есть общие проблемы, связанные с  ландшафтом в городе. У нас меняется эстетическое восприятие ландшафта: от малого масштаба ухоженного сада до экологического дизайна в широком смысле, который функционально вписан в окружающую среду и в то же время способствует повышению биоразнообразия.
Тем не менее, текущее состояние природы в России и Китая абсолютно разное. Это четко видно по снимкам со спутников. В Китае всё загрязнено производством. Россия – по-прежнему очень зеленая страна с густыми лесами и пышной дикой природой. Из-за количества населения и интенсивной эксплуатации природных ресурсов Китай сталкивается с серьезными экологическими проблемами, которые русские могли бы изучить, чтобы избежать тех же ошибок.

Какое впечатление произвела на Вас Казань?
Я считаю, что Казань в ближайшее время станет одним из самых прогрессивных городов в России, а возможно, и в мире. Город произвел на меня впечатление идущего навстречу новому, дружелюбного, открытого для многих направлений деятельности. Люди, с которыми я сталкивался там, очень заботливо относятся к своему городу. Их любовь к нему заметна даже в простых вещах. Они идут по улицам и постоянно улыбаются.

Какие проблемы территории озер вы выявили и решали в конкурсном проекте?
У озёр Кабан существуют три основные проблемы, которые мы определили: экология, транспорт и жизнеспособность этой территории, как вдоль набережной, так в акватории водоемов.
Во-первых, вода в озераx не подходит для того, чтобы люди могли в ней плавать, а рыба могла там жить. Много загрязняющих веществ генерируется из-за стоков с дорог. Поэтому мы должны очищать воду. Во-вторых, на нынешней набережной вдоль озёр недостаточно общественных пространств и возможностей для досуга людей. Поэтому в своей концепции мы предлагаем создать для этого зеленые коридоры, соединяющие все культурные достопримечательности и исторические объекты в непосредственной близости к озёрам.

В-третьих, существуют автомобильные дороги, которые отрезают набережную от остального города и мешают комфортному удобному доступу к воде. Мы предложили уменьшить ширину автомобильных дорог, превратив большую часть в зону движения, ориентированную на пешеходов, велосипедистов и электрические виды транспорта.

Очистка воды озер – одна из ключевых тем проекта. Какие технологии будут при этом использованы?
Вода – самый важный элемент для жизни. Мы должны найти способы, чтобы сохранить и очистить этот драгоценный природный ресурс. Технология, которую мы для этого применили, очень простая и скорее более естественная, чем технологичная. Для создания системы очистки мы используем растения с высоким уровнем воспроизводимости, грунт и вертикальное озеленение.

У Тurenscape есть опыт реализаций концепций, подобной той, что вы предложили для озер Кабан?
Да, Turenscape уже реализовала множество планировочных идей, которые, на наш взгляд, подойдут и этим озёрам. Из подобного можно привести в качестве примеров два наших крупных проекта в городе Харбин, провинции Хэйлунцзян, где климат похож на Казань. Они называются «Национальный парк водно-болотных угодий Квинли (Qunli) и парк у культурного центра Харбина. Есть и другие реализованные проекты, в которых мы применяли те же подходы.

Детали концепции «ЭЛАСТИЧНАЯ ЛЕНТА»

Концепция победителей опирается на историческое развитие Казани вокруг озёр и предлагает регенерацию отдельных территорий: 
1.Территория вокруг реки Булак и Нижнегоозера Кабан содержит в себе исторические и культурные корни Казани, поэтому важнейшие исторические объекты должны быть сохранены, положение их на культурной карте Казани будет подчеркнуто планировочными решениями.

2. Территория вокруг Ботанического Акведука и на Среднем озере Кабан когда-то была затронута промышленным развитием и является наиболее экономически продуктивной областью региона. Ее следует санировать и использовать для размещения актуальных ныне творческих индустрий, благодаря которым возможен скачок Казани вперед в глобальной экономике.

3.Территория вокруг Верхнего озера Кабан обладает особым потенциалом пространств для отдыха благодаря ресурсам водно-болотных угодий. Она должна стать зоной экологического отдыха и обеспечивать экологическую устойчивость Казани в будущем, ограничивая беспорядочный рост городской застройки в южном направлении.

«Эластичная лента» свяжет озера Нижний, Средний и Верхний Кабан в единую систему, какой они некогда были, и вернет жизнь на берега озер. Каждая часть озера будет играть свою роль в публичном пространстве:
1. Река Булак – это исторический променад, который станет воспоминанием об истории Казани и ее жителях прошлых эпох.
2. Нижний Кабан – культурный центр между Старотатарской Слободой и Кавказской Суконной Слободой — самое подходящее место культурно-образовательным функциям.
3. Зоопарк и ботанический сад станут буфером между Нижним и Средним Кабаном.
4. Средний Кабан – современный рекреационно-парковый комплекс станет сочетанием технологических и художественных музеев, спортивных сооружений, развлекательных открытых пространств, образовательных учреждений, деловых и жилых районов. В этой зоне смешанного пользования будут развиваться новые творческие индустрии.
5. Верхний Кабан – это водно-болотный парк, он будет образован на месте огромной, почти неразвитой области болот к югу от озера. Демонстрирующий уникальность местной природы рекреационный и образовательный парк предложит своим гостям красивые и спокойные пейзажи, просторные территории для отдыха и знакомства с современной экологией города и района.

В соответствии с зонированием набережной, события и мероприятия на этой территории предлагается разбить на кластеры:
Историко-культурный:
1. Общегородские мероприятия, включая важные фестивали и праздники, укрепляющие статус озёр Кабан как культурного центра Казани.
2. Традиционные татарские и российские культурные мероприятия на западном и восточном берегу Нижнего озера Кабан соответственно. Озеро будет объединяющим пространством для двух культур.
3. Музыкальные мероприятия, включая балетные и оперные спектакли, особенно в районе Театра Камала.



Постиндустриальный Креативный:
1. Образовательные и экспериментальные программы о преобразовании бывших промышленных площадок в центрах креативной экономики.
2.  Музыка и искусство в реновируемых промышленных объектах.

Активного Отдыха и Спорта:
1. Открытие Центра водных видов спорта, таких как академическая гребля, плавание, серфинг и т.д.
2. Создание Центра наземного спорта на восточном берегу Среднего Кабана, включающего
экстремальные виды спорта, катание на роликовых коньках, теннис и т.д.
3. Развитие пляжных видом спорта, в том числе пляжного волейбол, футбола, место для
загорания и т.д.

Эко-рекреационный кластер:
1. Экологические очистные сооружения для обеспечения экологической безопасности.
2. Центр эко-рекреационной деятельности, в том числе бег, дикий туризм, рыбалка, наблюдение за птицами и т.д .;
3. Центр эко-образовательной деятельности, в том числе системы экологических услуг, изучения и испытания экологических очистных сооружений и т.д.

Новые набережные будут представлены семью типами дизайна:
– Набережная с организованной береговой линией с деревянными помостами и террасированным озеленением;
– Набережная с организованной береговой линией с прибрежной полосой озера и объединенными приозерными сервисными пунктами на плавучих островах;
– Набережная с естественной береговой линией с променадом и лодочным причалом;
– Набережная с естественной береговой линией с прибрежной полосой в виде водно-болотных угодий, с велосипедными маршрутами;
– Набережная с естественной береговой линией с поднятыми велосипедными дорожками, водно-болотными  угодьями для очистки воды, городскими пляжами;
– Набережная с естественной береговой линией с поднятыми велосипедными дорожками, островами водно-болотных угодий, элитными жилыми комплексами;
– Набережная с естественной береговой линией с поднятыми велосипедными дорожками, созданной естественной средой обитания для животных и растений.

Для очистки воды в концепции предлагается система «губки» – разноразмерных резервуаров, где скапливается и медленно очищается ливневая вода, впадая в озеро почти питьевой. Ее идея вытекает из технологии управления ливневыми водами, но органично интегрируется в общую экологическую инфраструктуру города, объединяя другие сервисы экосистемы. Дождевая, талая вода и ливневые стоки будут сначала поступать на искусственно заболоченные территории, расположенные по обеим берегам озера, между зелеными коридорами и водоемами, и только потом – в сами озера. Благодаря физическому соединению трех озер и циркуляции воды между водоемами будут активированы процессы обновления и очищения и улучшится качество воды. Посредством создания естественных и искусственных водно-болотных угодий, природная среда обитания выстраивается вдоль районов набережной. Природные условия создаются засчет разведения на берегах типичных для этого региона животных, таких как белки, утки, пчелы, прудовая лягушка и т.д. «Дождевые сады» будут устроены на территории с плотным покрытием. В дождливые дни ливневые стоки будут поступать в специальные углубления вдоль дорог, а по ним в дождевые сады, где и будет происходить очистка воды. Часть очищенной воды будет далее поступать в озера по узким протокам через зону с искусственными плавучими островами, где она будет проходить дополнительное очищение.

Стратегия комплексного освоения территории Казани вокруг озер Кабан рассчитана на 20-летний период.
Процесс преобразования территории вокруг озер можно разделить на 3 основные фазы:
Этап 1: 2015-2020 годы, Возрождение исторического центра города у озера Нижний Кабан.
Этап 2: 2020-2025 года (празднование 1020-ой годовщины Казани),создание современного рекреационного паркового комплекса у озера Средний Кабан.
Этап 3: 2025-2035 годы (празднование 1030-ой годовщины Казани), восстановление взаимодействий между человеком и природой у озера Верхний Кабан.

Официальный сайт бюро Turenscape: www.turenscape.com

В публикации использованы иллюстративные материалы концепции Turenscape и МАП architects «Эластичная лента: Бессмертное сокровище Казани», предоставленные архитекторами.

Редакция Archplatforma.ru благодарит агентство «Правила общения» за помощь в подготовке материала.

 

В ногу с людьми

12.10.15
19:00

Московская Триумфальная и другие площади в Европе, отданные пешеходам.

Важным событием этой осени в Москве стало открытие Триумфальной площади после реконструкции по проекту buromoscow. Обновления не оставили профессиональное сообщество равнодушным – наряду с хвалебными отзывами прозвучало и немало острой критики. Мы расспросили главного архитектора столицы Сергея Кузнецова, как он оценивает первую в инициированной им конкурсной практике реализацию, и рассмотрели ряд аналогичных преобразований, произошедших с крупнейшими площадями в других городах Европы.

Триумфальная площадь в 2014 году накануне реконструкции

В последние годы до реконструкции Триумфальная площадь представляла собой небольшой пятачок вокруг памятника Маяковскому, зажатый со всех сторон оживленными магистралями и парковками. Время от времени этот пятачок становился эпицентром поэтической и общественно-политической жизни, но в городской повседневности служил проходной зоной, не располагающей к остановкам  и любованию урбанистическим пейзажем, несмотря на насыщенность последнего объектами культуры. В 2013 году департамент капремонта собрался тихо отремонтировать площадь и даже выбрал исполнителя работ по благоустройству, но профессионалы «подняли шум» и настояли на проведении полноценного архитектурного конкурса, и в итоге к реализации был принят проект победившего в нем buromoscow.

Фото Дмитрий Чебаненко
Триумфальная площадь после реконструкции

Согласно проекту архитекторов Ольги Алексаковой, Юлии Бурдовой и их коллег, парковки убрали, площадь замостили гранитной плиткой – от выхода из метро и KЗ им.Чайковского до здания Минэкономразвития она стала полностью пешеходной. Памятник Маяковскому окружили симметричными газонами со скамеечками. Озеленение вскоре должны дополнить деревья – липы, яблони и клены, пока их места обозначены табличками. Уклон от Тверской улицы к Садовому кольцу оформили ступенями, тем самым выровняв верхнюю площадку с памятником,  подчеркнув ее обзорную функцию и визуальный отрыв от автомобильного потока с Садового кольца.

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

На вопрос, чем можно заниматься на площади, кроме как отдыхать на лавочках, buromoscow предложилоъ оригинальный ответ в виде порталов с качелями, что, по замыслу, должно наполнить обновленное пространство духом молодости и романтики. Качели были установлены, но не там, где предполагалось первым проектом, также, несколько стеснив пространство, появились не предусмотренные изначально павильоны. Изменения, которые проект пережил в ходе согласований и реализации, вызвали немало  вопросов со стороны профессионалов, и мы решили адресовать некоторые из них главному архитектору Москвы Сергею Кузнецову, лично курировавшему конкурс на реконструкцию площади и воплощение проекта в жизнь.

Фото Дмитрий Чебаненко

Сергей Олегович, как Вы в целом оцениваете новый облик Триумфальной?
Оцениваю, безусловно, высоко, но там, конечно, еще не все доделано. В октябре высадят зеленые насаждения – многолетники и крупномерные деревья, предусмотренные проектом. «Зеленые кулисы» придадут площади более законченный вид, лишь после этого можно будет сказать, что проект завершен.

В процессе согласований проект buromoscow, выигравший конкурс, претерпел значительные изменения. В частности, вдоль здания Москомархитектуры появился ряд павильонов, а качели были перенесены на другую сторону и закрыли несколько важных видовых точек от Концертного зала Чайковского и виды на него с площади. Почему так произошло, и как Вы к этому относитесь?

Проект дорабатывался, чтобы площадь была наполнена разными и полезными функциями. Действительно, добавили павильоны – они были асимметричны, стали симметричны. Качели, на мой взгляд, – необходимая этому месту легкая, спокойная, умиротворяющая функция, которая  противопоставлена суете, царящей на выходе из метро «Маяковская». Требовалось организовать пространство площади таким образом, чтобы она стала уютным местом для людей, которые посреди городского хаоса могут спокойно посидеть, сделать передышку. Качели вполне для этого подходят, и в плане коммуникации, мне кажется, это прекрасная вещь. Думаю, это удачное решение, я лично им доволен.

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Проект вызвал довольно бурную критическую реакцию. Вы изучали отзывы в соцсетях? Если да, то есть ли в них, на Ваш взгляд, какое-то рациональное зерно?

Я считаю, что  проект вызвал критическую реакцию на первых порах в силу того, что у нас все принято критиковать. Назовите проект, который у нас вызвал бурную положительную реакцию, одобрение? Критическая реакция, к сожалению, естественная, а вот конструктивная, напротив, отсутствует.  Между тем, авторитетные эксперты как раз высказались в положительном ключе. Насколько я понимаю, основным предметом критики, развернувшейся в соцсетях, были качели – но посмотрите, они всегда заняты, это едва ли не самая востребованная функция на обновленной площади, даже очередь стоит!

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

В XX веке имидж Триумфальной площади ассоциировался с протестными движениями, митингами, политикой. Согласны ли Вы с тем, что появление романтичных качелей меняет и даже ломает «дух места», с тем, что памятник Маяковскому теперь там лишний?
Памятник совершенно не лишний, и даже на церемонии открытия площади там, как в былые времена, читали стихи.  Кстати, сама конфигурация места вокруг памятника стала еще более удобной для этого, потому что добавились скамейки и будет зелень. А задачи приспосабливать площадь под протестные настроения и митинги у города нет и быть не может. Площадь – это место ежедневного рекреационного использования горожанами и, в первую очередь, она должна справляться с этой функцией.

Фото Дмитрий Чебаненко

Какие выводы Вы извлекли для дальнейшей работы из этого «кейса» и реакции на него?
Из кейса вывод один – в очередной раз подтвердилась идея, что конкурс и прозрачность процедур в освещении и реализации проекта, сбор мнения общественности дают положительные результаты. Невзирая на критику, которая есть всегда, уже сегодня понятно, что основная масса горожан воспринимает этот проект положительно. Мы за то, чтобы создавать качественную проектную документацию – это наша главная задача, для решения которой мы и дальше будем делать все возможное.

Фото Дмитрий Чебаненко

ЕВРОПЕЙСКИЙ ОПЫТ

Случай Триумфальной площади, превратившейся из транзитной, проходной и проездной территории, в рекреационное пространство – не единичный. На самом деле он вписывается в общемировую или, как минимум, общеевропейскую тенденцию реорганизации исторических площадей. Архитекторы не просто создают их новое обрамление, но пытаются заново срежиссировать пространство, заложив в его структуру многообразие возможностей, делающее жизнь людей в большом городе более привлекательной и интересной.

Трафальгарская площадь

Фото предоставлено журналом speech:
Трафальгарская площадь в Лондоне

Пожалуй, самым громким таким проектом можно считать реконструкцию Трафальгарской площади в Лондоне, проект, разработанный бюро сэра Нормана Фостера и реализованный в 2003 году. Примечательно, что прежде чем приступить к работе, архитекторы досконально изучили траектории движения пешеходов, провели консультации со 180 общественными организациями и опросили более тысячи граждан. В основу проекта была положена идея о безопасности и увеличении числа пешеходных связей: северная сторона Трафальгарской площади была закрыта для транспорта, а Национальная Галерея получила дополнительные связи с центром площади и широкую пешеходную зону, расположенную уровнем ниже. Фактически теперь площадь и музей стали единым ансамблем, соединенным широкой парадной лестницей, на которой и под которой организованы многофункциональные рекреационные зоны.

Фото предоставлено журналом speech:

Фото предоставлено журналом speech:

Всего через год после реконструкции Трафальгарской площади, британский город Ноттингем реконструировал свою центральную площадь – Олд-Маркет-сквер. Из плохо освещенного и заставленного машинами пространства бюро Gustafson Porter превратило ее в безопасное, стильное и благоустроенное, а главное, очень известное – обновленная Маркет-сквер дала Ноттингему основание участвовать в конкурсе «Мировая столица дизайна». Базой реконструкции стал принцип возвращения площади ее первоначальных исторических очертаний, но в подчеркнуто абстрактной геометрической форме. В частности, площадь утратила возникшие в XX веке перепады рельефа: возвращение ровного плато создало возможности как для рыночной торговли, так и проведения всевозможных концертов и праздников. Также и сценой, и амфитеатром могут служить и гранитные террасы, по которым каскадным водопадом стекает вода (на время проведения мероприятий их осушают). Зимой же на площади заливают общегородской каток, привлекающий к себе огромное количество детей и взрослых.

Фото предоставлено журналом speech:
Площадь в Ноттингеме

Фото предоставлено журналом speech:
Площадь в Ноттингеме

Фото предоставлено журналом speech:
Площадь в Ноттингеме

В Сарагосе в 2008 году после реконструкции вновь открылась площадь Эдуардо Ибарры (также известная как Пласа де ла Ромареда). Фланкированная двумя протяженными комплексами – стадионом Ромареда и главным концертным залом Сарагосы, Auditorio de Zaragoza, эта площадь на протяжении многих лет была во всех смыслах проходной: по ней ездили автомобили, а пешеходы, в основном, миновали ее транзитом. Задумав реконструировать стадион, власти города заодно решили благоустроить и площадь, сделав ее более приветливой, интересной и безопасной для пешеходов.

Фото предоставлено журналом speech:
Площадь в Сарагосе

Была у проекта и коммерческая составляющая: убирая с площади транспорт, город решил под ней разместить парковки. Последние изначально были предназначены для обновленного стадиона, но позже его проект заморозили, а вот парковки все равно создали – теперь эти машиноместа принадлежат муниципалитету. Все новые для площади функции – уличные кафе, киоски, инфопоинты, а также вентшахты и павильоны эскалаторов и лифтов с подземной парковки, – архитекторы Cano Lasso Arquitectos сосредоточили в центре, выстроив «гребенку» из длинных разноцветных параллелепипедов, а между ними расположив несколько бассейнов, газоны с цветущими кустарниками и детскую площадку.

Фото предоставлено журналом speech:

По периметру площади высажено 444 дерева, в том числе вечнозеленые магнолии, круглый год создающие «кулисы», благодаря которым пространство обретает камерность. Интересно, что в процессе реализации от первоначального проекта были сделаны довольно существенные отклонения: так, «одеяние» площади задумывалось в виде чередования разных материалов – бетона, гранита, известняка, дерева, а также остекленных вставок, через которые дневной свет поступал бы на верхний этаж парковки. Позже от всего это разнообразия отказались из экономических соображений – вся площадь в итоге замощена гранитом. Но архитекторы быстро сориентировались и компенсировали однообразие гранитных плит продуманной системой малых форм.

Фото предоставлено журналом speech:

 

В начале прошлого года в Париже перед горожанами в обновленном виде предстала знаменитая Площадь Республики, ставшая крупнейшей пешеходной площадью французской столицы. Раньше Плас-де-ла-Републик была фактически полностью захвачена трафиком, так как на ней располагались не только остановки общественного транспорта и парковки, но и разворотный круг для автобусов и машин. И хотя авторы реконструкции – бюро TVK – не могли полностью закрыть площадь для транспортного потока, они существенно его минимизировали: круговой разворот убрали, автомобили пустили лишь вдоль трех сторон Плас-де-ла-Републик, тогда как четвертую полностью отдали велосипедистам, автобусам и такси, скомпоновав последние максимально близко к выходам из метро.

© TVK/источник - archi.ru
Плас-де-ла-Републик, Париж. Подробнее о проекте: http://www.archi.ru

© Clement Guillaume/источник - archi.ru

© Clement Guillaume/источник - archi.ru

При этом две трети площади отдано пешеходам: ее пространство вымощено светлыми бетонными плитами, дополнено щедрым озеленением и двумя террасами с широкими ступенями. Кроме того, на Плас-де-ла-Републик созданы детская площадка, павильоны кафе, деревянная дека для отдыха и мелкий бассейн. Собственный небольшой водоем появился и у пьедестала статуи Марианны, одного из ключевых символов Французской республики, который лишь сейчас стал по-настоящему доступен для пешеходов. А летом этого года Париж объявил о намерении отдать пешеходам и детям также площадь Бастилии, полностью убрав с нее транспортное движение и парковки.

Фото Дмитрий Чебаненко

Возвращаясь к Триумфальной площади в Москве, необходимо отметить, что ее популярность среди горожан после горожан заметно выросла. Официальной статистики посещаемости еще нет, но и без нее видно, что люди там теперь есть постоянно, причем не спешащие, как раньше, по срочным делам, а именно проводящие время. Качели заняты, кажется, круглосуточно, и как заметил директор школы МАРШ Никита Токарев, они стали уникальной чертой, отличающей эту площадь. Какой еще город мира предложит такую неформальную опцию на одной из своих центральных площадей?

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

На наш взгляд, кроме всего прочего, обновленная Триумфальная оказывает большую услугу Тверской улице, обладающей огромным прогулочным потенциалом, но при этом не отличающейся изобилием мест, где во время прогулки можно просто посидеть. Справедливы претензии к качеству покрытия, некоторым материалам и деталям, однако Москва получила настоящую «городскую гостиную», при том, что в столице пока явный дефицит площадей, которые можно так охарактеризовать, и это, наверное, самое в данном проекте важное.

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

Фото Дмитрий Чебаненко

 Фото Дмитрий Чебаненко

 

Город-курорт в Подмосковье

22.09.15
10:01

Новый совместный проект архитектора Максима Атаянца и компании Urban Group – «Митино О2» –  объединит насыщенную урбанистическую среду и оздоровительно-рекреационный комплекс.

«Митино О2» – пятый объект в разработанном Urban Group, одним из крупнейших застройщиков Подмосковья, формате «городов для жизни». До этого были «Опалиха О2», ЖК «Город набережных», на данный момент полностью сданные и заселенные, а также «Солнечная система» и «Опалиха O3», которые сейчас возводятся. У всех этих комплексов общая концепция, сформулированная девелопером, – доступность эконом-класса, комфорт бизнес-класса, архитектура премиум-сегмента – и собственно архитектор, облекающий эту концепцию в форму,  – Максим Атаянц. Многие удачные решения, найденные в первых проектах, воспроизводятся и развиваются в дальнейших. Одновременно в каждом «городе для жизни» реализуются свои инновации и своя градостроительная программа-легенда.

До сих пор самой артикулированной и необычной для Подмосковья историей отличался «Город набережных», благодаря естественным водным границам и двум искусственным каналам снискавший славу «маленькой Венеции». У «Митино O2» образ не менее выразительный. На участке площадью 41 га в 15 км от метро «Митино» по Пятницкому шоссе началось строительство города, рассчитанного примерно на 20 000 жителей, с насыщенной, многофункциональной средой, в которую включается обширная рекреационная территория вокруг озера (6 га) и лесопарк (10 га). Ключевая идея проекта состоит в том, чтобы предоставить горожанам разнообразие видов отдыха, в том числе специфически загородного или курортного, в шаговой доступности от их квартир.

К созданию города-курорта в первую очередь располагал потенциал места: близость леса, участок правильной геометрии, спускающийся от леса к низине реки, просторная, крупнее, чем у «Города набережных», и не имеющая таких жестких природных границ территория, позволяющая сделать озеро с чистой, пригодной для купания водой. В этих условиях наиболее естественную основу для мастер-плана Максим Атаянц, приверженец современной классики, увидел в российской классицистической традиции – градостроительстве времен Екатерины II, когда новую, регулярную планировку получили многие уездные города, по числу жителей в те времена, кстати, сопоставимые с «Митино O2». «Тогда же появились лучшие усадьбы с парками и садами, строились первые ливадийские курорты, формировалась  традиция курортной и оздоровительной практики», – говорит архитектор об исторических источниках вдохновения. Так комплекс из 15 жилых домов от 4 до 8 этажей получил регулярную квартальную сетку, торговую улицу между въездами в город, центральным зданием которой стал гостиный двор с колоннадой – в духе классических образцов этой типологии. Перпендикулярный торговой улице бульвар зеленой рекой втекает в курортную зону и гармонично соединяет с ней застройку.

От торговой площади к озеру бульвар идет с понижением, образуя верхний и нижний променады с откосами – систему, также исторически традиционную для российского градостроительства. Однако и застройщик, и архитектор стремятся к тому, чтобы комплекс не выглядел многоэтажной реконструкцией какой-то одной эпохи. По замыслу он должен производить впечатление многослойного исторического города. Поэтому фасады разделены на регистры. Четыре нижних этажа выделены цветной штукатуркой и проработаны фактурным декором в классицистическом ключе, выше кирпичные, проще украшенные стены – как будто верхние этажи были надстроены позже. Подобное решение уже внедряется в «Солнечной системе». Но специально для города-курорта были придуманы застекленные лоджии с балюстрадами, вносящие в городские квартиры атмосферу дачных посиделок на верандах.

И принципиальным новшеством, экспериментом, который ставится в «Митино О2», являются секции в модернистской стилистике, разработанные молодыми архитекторами «Мастерской Максима Атаянца» и интегрированные в каре домов-кварталов. Появление таких секций оправдано идеей разновременной застройки и желанием девелопера предложить покупателям возможность выбора, «в каком стиле жить». По словам главного архитектора проекта, гармоничное сочленение классической и модернисткой лексики в данном случае предопределено общей четко прописанной структурой жилья – квартирографией, высотой потолков и т.д. Учитывается и эффект контраста. «По аналогии с кулинарией, где на 15 грамм сахара добавляют щепотку соли для усиления вкуса, единичные, строго дозированные модернистские вставки делают среду богаче и насыщеннее», — поясняет Максим Атаянц.

Что касается форматов квартир, то, как и в любом комплексе Urban Group, в «Митино О2» будут необычные предложения. Примыкание домов разной высоты позволяет обустроить квартиры с террасами, востребованность которых, по словам Леонарда Блинова, директор по маркетингу, уже подтвердил опыт Опалихи О3. Кроме того, за счет более широких, чем в других комплексах улиц, на первых этажах запроектированы квартиры с собственными входами и патио с изящными оградами.

Транспортную доступность к комплексу, помимо Пятницкого шоссе, должна обеспечить новая лесная дорога протяженностью 3 км от Волоколамского шоссе, строительство и эксплуатацию которой девелопер берет на себя. Транзитного, хордового движения на ней не будет, система КПП предусматривает доступ только для резидентов и их гостей. По такому же принципу уже построена дорога в «Опалихе О3». Транспортная инфраструктура самого комплекса предусматривает наземные и подземные паркинги, удобную для подъезда к домам по внешнему периметру сеть улиц, но по традиции – исключительно пешеходные дворы.

К уже привычным для комплексов Urban Group функциям – социальным (здесь – школа, два детских сада, муниципальная поликлиника, игровые площадки), коммерческим (ритейл, кафе и рестораны, аптеки, спортивные и вэлнесс- центры) здесь добавляется внушительный список рекреационных опций. Прогулки в лесу, занятия спортом под открытым небом зимой и летом, отдых на песчаном и травянистом пляже, купание в озере, возможность вырастить в городе собственный сад или хотя бы обустроить клумбу на бульваре при содействии специалистов.  Застройщик все это программирует, предусматривает места для игры в петанк, роллердома, столов для шахмат и многое другое. Однако решать, какие именно «активности» нужны, какие растения сажать и многие другие аспекты жизни в городе, будут уже сами жители, для чего девелопер, в данном случае он же – управляющая компания – составляет специальные программы взаимодействия с покупателями квартир.

Вид на бульвар со стороны озера.

«Ничего из вышеназванного по отдельности не является чем-то экстраординарным, многое из вышеназванного можно найти в элитных поселках и комплексах, но замечательна общая композиция, и то, что она внедряется в массовый сегмент», – пояснил, представляя «Митино О2» на пресс-коференции,  акционер и председатель совета директоров Urban Group Александр Долгин. Замечательно и то, что застройщик вновь ставит и решает сверхзадачи, чтобы реализовать свое инновационное для российского рынка недвижимости предложение. Например, на участке нет естественного водоема, но под обустройство искусственного озера отведен целый гектар земли, что равно размеру двух международных футбольных полей, восьми олимпийским бассейнам или половине Красной площади. Здесь вызов сложнее, чем при обустройстве каналов «Города набережных» – вода должна быть пригодной для купания. Важной частью проекта является и работа с лесом в сотрудничестве с Истринским лесничеством – санитарные вырубки, новые посадки, расчистка дорожек. В лесу «Митино O2» планируется организовать несколько маршрутов для терринкура и велосипедных прогулок,  чтобы горожане почувствовали все преимущества жизни рядом с лесом.

Первый дом комплекса должен быть сдан в августе 2017 году, завершение всего строительства намечено на 2019 год.

Общая площадь проекта: 450 000 кв. м
Количество квартир: 6300
Инфраструктура: школа на 1100 учеников,  2 детских сада на 520 малышей, поликлиника.
Паркинги: более 2000 машиномест.

 

 

Открытый круг

10.09.15
18:55

Решение для «Умной школы» в Иркутске, победившеe в международном конкурсе на ее проектирование. Aрхитектурная концепция – бюро Cebra, ландшафт – Vega landskab (Дания), разработка технической части – UNK Project (Россия).

В Иркутске, на берегу реки Ангары, на участке площадью 20 Га, расположенном между Байкальской улицей, Чертугаевским заливом и границей города, планируется построить инновационный образовательный комплекс. Большое внимание в его концепции уделяется инклюзивному обучению детей с особенностями развития и детей-сирот – они составят 15% от общего числа школьников. Предполагается, что в состав комплекса войдут 37 зданий: начальная и старшая школы, детский сад, поселок для приемных семей, культурно-досуговый центр с административным блоком, медицинские учреждения, спортивный центр и учебные мастерские.

Архитектура «Умной школы», по мнению ее создателей (руководитель проекта – Марк Сартан), должна базироваться на принципах вариативности и индивидуализации образования. Поэтому типовая организация учебных пространств, распространенная в России, –  многократно повторяющиеся одинаковые классные комнаты – здесь совершенно не подходит. Инновационной школе нужны гибкие, трансформируемые под разнообразные задачи, многофункциональные помещения.

Чтобы найти архитектурные решения, максимально отвечающие этим требованиям, был проведен международный конкурс, оператором которого выступило KБ «Стрелка». Участие приняли 49 команд из 26 стран мира. До главного тура дошли шесть объединений. В их числе компании MVRDV, Sou Fujimoto, WORKac, Architects Rudanko+Kankkunen/Studio Puisto and MKPL Architects, но лучшим был признан проект консорциума во главе с датским бюро Cebra.

Архитекторы Сebra предложили концепцию образовательного комплекса-парка. Его корпуса проницаемым кольцом расположены вокруг открытого центрального двора. Круг объединяет детский сад на 200 детей, младшую школу на 360 учеников, старшую школу на 480 учеников, культурный центр с мастерскими и театром, оздоровительный центр со спортивными залами и бассейном, доступные для всех горожан, медицинский и хозяйственный центры. Все здания имеют общую платформу и складчатую крышу с широким свесом, образующим по периметру двора крытую галерею-террасу.

У каждого корпуса и его функциональных подразделений есть свои outdoor-сектора, устремленные к центру двора. Вместе они формируют территорию для экспериментальных образовательных форматов и педагогической синергии. На крытой террасе могут разместиться зоны отдыха, игровые и спортивные площадки. В промежутках между зданиями – камерные прогулочные дворики.

Расположенный на границе города комплекс окружен селькохозяйственными и природными пейзажами. Спокойные, располагающие к созерцанию они контрастируют с зоной активной деятельностью внутри круга, но все внутренние и внешние пространства складываются в единый образовательный ландшафт.

В нем ученикам и учителям (всего в школе будет работать около 400 педагогов) предоставляется максимальный выбор как пространственных связей, так и функциональной нагрузки. Обучение в «Умной школе» будет бесплатным. Согласно демографическим данным, в ближайшие 15-20 лет России нужно будет создать 25 миллионов новых учебных мест. Руководитель проекта Марк Сартан предполагает, что комплекс в Иркутске может стать образцовой моделью для строительства новых школ по всей стране.

 

Официальный сайт Cebra architecture: http://cebraarchitecture.dk/

Официальный сайт UNK project: http://www.unkproject.ru/

 

Зеленый вклад

07.09.15
20:30

В тосканской глубинке, в городке Ле Форначетте, появился любопытный образец современной архитектуры – здание штаб-квартиры Банка Пизы. Архитектор – Массимо Мариани.

Фото © Alessandro Ciampi

Прогрессивные банки по всему миру все чаще отходят от образов неприступных крепостей и строят здания подчеркнуто дружелюбные и привлекательные как внутри, так и снаружи. Штаб-квартира, спроектированная Массимо Мариани, в этом смысле – компромисс. Усеченная пирамида с выпуклыми боками напоминает пухлый саквояж, а покрывающие ее металлические пластины – «доспехи» броненосца. То есть идея закрытости и защищенности в облике присутствует. Но в то же время главный уличный фасад имеет глубокие и широкие застекленные прорези, в верхней части перед ними оборудована терраса с эркерами из цветного стекла. И когда темнеет, и внутри включается свет, «саквояж» превращается в манящий фонарь. Сам же архитектор отмечает, что днем металлическая «чешуя» меняется в зависимости от освещения, а на солнце штаб-квартира переливается, как золотой слиток. В интерьерах совсем нет ничего сурового, напротив – много деталей, радующих глаз: энергичные цветовые вставки, растительность, примечательная мебель.

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Помимо эстетических качеств, большое внимание в проекте уделено экологическим параметрам. Это здание было построено в рамках редевелопмента старого банковского квартала. На данном участке стояло сооружение 1970-х годов,  которое снесли, в частности, из-за несоответствия современным требованиям энергоэффективности и представлениям об экоустойчивости. Характеристики новостройки – низкое энергопотребление, климатический и акустический комфорт, – позволили сертифицировать ее по классу А/A+.

Фото © Alessandro Ciampi


Общая площадь штаб-квартиры – 4500 квадратных метров. На трех этажах разместились офисы администрации и персонала, операционные залы, переговорные, технические помещения. На четвертом, подземном, уровне – зал на 300 мест и просторный холл, предназначенный для проведения публичных мероприятий и выставок. Важно, что к этим пространствам был обеспечен доступ дневного света –  с западной стороны остекленным фасадом они выходят во двор, расположенный ниже уровня улицы.

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Помещения верхних этажей спланированы вокруг двух внутренних дворов-колодцев. Они доставляют в интерьеры дополнительное естественное освещение, участвуют в естественной вентиляции, а их вертикальное озеленение призвано улучшать настроение и самочувствие банковских служащих, компенсируя им дефицит общения с природой.

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

В холлах, операционных залах, зонах отдыха, кабинетах обращают на себя внимание выразительные предметы мебели. Это гордость банка – коллекция «икон» итальянского дизайна.

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

Фото © Alessandro Ciampi

 

Официальный сайт архитектурного бюро: massimomariani.net

 

Вызовы ледяного юга

25.08.15
16:29

В московском Мультимедиарт Арт Музее до 6 сентября можно увидеть выставку «Антарктида. История. Антарктопия». Центральное место в экспозиции занимает кураторский проект художника Александра Пономарева, ставший хитом 14-й Венецианской биеннале архитектуры. Вспоминаем и публикуем самые интересные, по версии сайта «Архплатформа», концепции, осмысляющие жизнь на краю света.

Общий вид экспозиции в МАММ

Александр Пономарев, известный художник и путешественник, кавалер французского ордена «За заслуги в области искусства и литературы», неоднократно бывал на шестом континенте в составе разных экспедиций, в том числе — на украинской полярной станции «Академик Вернадский». В 2012 году в соавторстве с архитекторами Алексеем Козырем и Ильей Бабаком показал на 13-й архитектурной биеннале в Венеции в рамках национальной экспозиции Украины проекты трансформирующихся кораблей-музеев, вдохновленных феноменами плавучих льдин-миражей (см. публикацию Архплатформы «Музей как мираж»).

Фото предоставлено пресс-службой МАММ
Александр Пономарев - автор идеи проекта "Антарктопия"

А через два года, вместе с молодым британским искусствоведом и философом Надимом Самманом, сделал в Венеции целый павильон Антарктиды, правда, не в Джардини, а в рамках параллельной программы – в выставочном пространстве Fondaco Marcello на Гранд-канале. По мнению кураторов этого фантастического проекта, Антарктида, вообще-то, достойна не только представительства в Венеции, но и собственной биеннале. Ничья земля, свободная от геополитических притязаний, край света, испытывающий на прочность тела и души, последний ресурсный резерв планеты. «Что же найдут там художники? Возможно, нечто возвышенное», – спрашивает и предполагает Надим Самман во вступительной статье к каталогу «Антарктопии» (каталог, кстати, спасибо — художнику Алене Ивановой-Йохансон, —  настоящее произведение полиграфического искусства).

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Возможно, мечта о биеннале на самом холодном юге Земли когда-нибудь, хоть раз, осуществится, и  сотня художников отправится туда на двух ледоколах, художники встретятся с работающими на исследовательских станциях учеными, и в результате научно-творческого обмена родится какое-то новое, спасительное знание о Земле, человечестве и его будущем. Пока же проект «Антарктопия», в согласии с интернациональной концепцией самой Антарктиды, дал ведущим архитекторам и художникам из разных стран, возможность дистанционного концептуального высказывания. Созданные объекты распределились на разных отметках шкалы между «артом» и «практичной архитектурой».

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Возможность пофилософствовать и свободно пофантазировать нечасто выпадает архитекторам в наши дни. Неудивительно, что крепкие российские практики, выросшие из «бумажников» 1980-х – Юрий Аввакумов, Александр Бродский, Тотан Кузембаев –  выступили в «Антарктопии» ностальгически –  скорее как художники. Аввакумов выставил объект «Полярная ось», который они с Михаилом Беловым создали в 1987 году.

Изображение предоставлено пресс-службой МАММ
Юрий Аввакумов (совместно с Михаилом Беловым). Полярная ось. 1987. Из коллекции Ника Ильина
 

Авторское описание к скульптуре можно читать как предисловие ко всей выставке: «Три креста-лестницы, заключенные между двумя зеркалами (круглым и квадратным), формируют бесконечную воображаемую ось, проходящую через разные миры. Посвящается всем тем, кто, стремясь к идеальному, постигал реальность».

Фото: архив "Архплатформы"
Александр Бродский. Антарктида: павильон для игры в шахматы. Объект на выставке в Венеции

Изображение предоставлено пресс-службой МАММ

Бродский увидел в «ледяной бездонности» Антарктиды идеальное место для игры в шахматы и нарисовал характерный маленький сарайчик, светящийся в синей мгле.

 

Фото: архив "Архплатформы"
Объект Тотана Кузембаева на выставке в Венеции

По идее Тотана Кузембаева, павильон Антарктиды в Венеции мог бы стать напоминанием о грядущих климатических и экологических изменениях. Из вод лагуны на высоту 58, 3 метра возносится «лес» антенн: когда все льды Антарктиды растают, именно на этот уровень поднимется мировой океан.

Ближе к «арт-полюсу» изысканий участников «Антарктопии» находится «Колокол» Юрия Григоряна («Проект Меганом»). Конусовидный объект, вросший в лед, может служить убежищем во время снежных бурь, в то же время его пространство усиливает природные звуки Антарктиды и «содействует открытию бесконечно новых сочетаний и композиций».

Сергей Скуратов.Идеальный мир – философия камуфляжа

Покрытый ледяным панцирем искусственный плавающий остров, придуманный Сергеем Скуратовым, поначалу кажется конкретным архитектурным объектом. Понятная органическая форма, точно указаны ее высота и диаметр, детально описаны стены бухты, врезанной в тело острова,  но далее в описании автор настаивает на том, что главная функция его творения метафорическая: «Что это – искусственный остров, центр исследований Антарктиды, развлекательный туристический лайнер нового поколения, плавающая тюрьма для опасных преступников, военная база страны-агрессора или новая штаб-квартира ООН, курсирующая вокруг ледяного континента, – вне предмета художественного высказывания. Это лишь образ и форма жизни в фантастическом, почти инопланетном мире Антарктиды здесь, на Земле. Это еще одна попытка взаимодействия».  

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Абсолютно «своим» в фантастическом белом мире кажется сооружение, разработанное учениками Захи Хадид, и видно, что под ее чутким руководством. Трансформирующийся антарктический научно-исследовательский центр стыкуется со льдами как естественное продолжение их рельефа. Его архитектура не просто текуча и биоморфна – она должна адаптироваться к изменчивым, экстремальным условиям по природным моделям. При этом у объекта сложная функциональная программа – это и научная база, и курорт, и место проведения конференций, и выставочное пространство. 

Студия Захи Хадид, Вена. Трансформирующийся антарктический научно-исследовательский центр

Алексей Козырь, Илья Бабак. Антарктическая оранжерея «Мак полярный»

У антрактической природы учатся проектированию и российские архитекторы Алексей Козырь и Илья Бабак. Их оранжерея «Мак полярный» предназначена для наблюдений за растениями, выживающими в низких температурах, для ботанических и медицинских опытов. На первый взгляд, план здания похож на снежинку, но на самом деле, он воспроизводит структуру сердцевины «мака полярного». Всеми лепестками этот цветок может отклониться, чтобы поймать максимум солнца. Подобным образом ведут себя и «отростки» станции, точнее, установленные на них сенсорные солнечные батареи.

Алексей Козырь, Илья Бабак. Антарктическая оранжерея «Мак полярный»

Лиза Винтова подумала о психологическом состоянии людей, живущих и работающих в Антарктиде. Ее ландшафтный объект «Земные привязки» – декорации изо льда, вызывающие ассоциации с привычным, родным миром, воссоздающие знакомые «культурные коды». Их созерцание могло бы стать профилактикой депрессии от длительного пребывания в монохромной, практически беспредметной среде. Важную роль при этом играет меняющаяся подсветка – она восполняет дефицит сочных цветов.

Фото: архив "Архплатформы"
Лиза Винтова. Объект «Земные привязки»

Хью Бротон. Жизнь в «морозильнике». Макет «Хэлли VI»
 

Принял в проекте участие и Хью Бротон, один из ведущих мировых проектировщиков научно-исследовательских объектов в полярных регионах. В 2005 году его мастерская выиграла международный конкурс на проектирование британской научно-исследовательской станции «Хэлли VI» в Антарктике. Первая, полностью перемещаемая исследовательская база в мире, «воплощение шагающих городов Аркигрэма», создавалась с учетом минимального вмешательства в местные экосистемы. Она должна была стать безупречно работающим «механизмом для проживания» в условиях пятидесятиградусного мороза и ветра скоростью 150 км/час. И не на последнем месте стоял вопрос личного комфорта тех, кому предстояла длительная жизнь в «морозильнике».

Фото предоставлено пресс-службой МАММ
Хью Бротон. Жизнь в «морозильнике»

«Проектирование начинается с простых вопросов: как вы просыпаетесь? Что вы чувствуете под ногами, когда вы встаете с постели? Какого цвета ваша комната? Как защитить индивидуальность при сохранении общности?», –  поясняет автор. Дизайн интерьера всеми средствами – цветами, материалами, конструкциями мебели, был призван противостоять психологическим лишениям, которые может испытывать человек в ледяной пустыне.

Хью Бротон. Жизнь в «морозильнике». «Хэлли VI»

Фото: архив "Архплатформы"
Мариэль Ньюдекер погрузила «Хэлли VI» в куб, наполненный водой и субстанциями, образующими как бы снежную пелену. Инсталляция "Некоторые вещи происходят все сразу". Объект на выставке в Венеции.

Фото предоставлено пресс-службой МАММ
Мариэль Ньюдекер. «Некоторые вещи происходят все сразу».

Не стала дожидаться антарктической биеннале, а уже сейчас, согласно предсказанию Надима Саммана, интерпретировала край земли как «нечто возвышенное» базирующаяся в Вене международная проектно-исследовательская группа VMA (Veech Media  Architecture). Специализируясь на областях, выходящих за пределы традиционной архитектуры, ее участники рассматривали Антарктиду как последний бастион рая на земле –  «свободный от территориального собственничества, жадности и вечного стремления к доминированию», как место, которое «имеет все шансы стать катализатором для нового цивилизованного будущего».

VMA. Антарктида: переосмысление рая

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

На территории Антарктиды, по мнению исследователей из VMA, любые привычные строительные модели проигрышны. Вместо них предлагается концепция «Мигрирующие города» –  легкие парящие конструкции, без фундаментов и закрепленных сетевых систем. В последних они не нуждаются, так как получают энергию с космических станций и не зависят от потребления ископаемых видов топлива. «Архитектурные дирижабли» могут свободно автономно парить или, подобно пингвинам, сбиваться в «стаи»-сообщества.

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

В экспозиции МАММ произведения участников «Антарктопии» выставлены практически таким же образом, как в венецианском зале год назад: в витринах, установленных на дорожных, мобильных кофрах, похожих на те, в которых перевозится экспедиционное оборудование. Рядом –  вертикальные щиты с эскизами и пояснениями. Однако московская экспозиция дополнила проект исторической частью – редкими фотографиями, повествующими об освоении Антарктиды, снимками научных станций, ледоколов, пейзажных феноменов, картинами работы и отдыха полярников. Выставка работает до 6 сентября. Если еще не были, поторопитесь!

Фото: архив "Архплатформы"
Юрген Майер Х. Таяние. Вид сверху. Объект на выставке в Венеции

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Алекс Шведер. За пределами строительной архитектуры

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

Фото предоставлено пресс-службой МАММ

 

Официальный сайт: http://mamm-mdf.ru/exhibitions/antarctica/

 

 

«АрхиГрафика 2014 – 2015»: послесловие

12.06.15
18:55

4 июня в «Цехе белого» ЦСИ «Винзавод» были названы имена победителей второго конкурса «АрхиГрафика», организованного сайтом Archplatforma.ru при содействии Фонда Сергея Чобана – Музей архитектурного рисунка в Берлине. В этой публикации параллельно с фотоотчетом с церемонии награждения победителей мы попытаемся ответить на вопрос, который часто задают участники смотра – о критериях оценки работ.

Скажем сразу: опыт второго конкурса снова подвел нас к мысли, что единая система критериев для такой деликатной материи, как архитектурный рисунок, вряд ли возможна. Даже если есть некий общий базовый набор параметров, определяющим для каждого из экспертов и членов жюри оказывается его личный культурный бэкграунд, художественные пристрастия и взгляд на предмет конкурса. Учитывая, что все они профессионалы с собственными, порой диаметрально противоположными позициями, рассчитывать на полное согласие и единодушие, было бы странно, в то время как судейская команда из единомышленников — это не интересно и не объективно.

Естественно, не были одинаковыми критерии для разных номинаций, а также при рассмотрении онлайн-материалов и живых рисунков. Нововведенное условие подачи оригиналов для авторов, вошедших в шорт-лист, не только дало жюри полное представление о работах, но и позволило организаторам сделать на основе судейского выбора насыщенную, интересную выставку на АРХ Москве, все участники которой получили звание лауреатов и стали номинантами на главные премии.

Обсуждение лонг-листа на Экспертном совете

Вернемся к критериям. В номинации «Рисунок с натуры» на первом онлайн-этапе, когда составляется лонг-лист, оценивается выбор предмета изображения, оригинальность и образность его графической интерпретации, уровень техники, владение композицией, индивидуальность манеры. И здесь еще что-то одно может перевесить.

Исследователь архитектурной графики Ирина Седова и член оргкомитета конкурса Елена Петухова

Шансы пройти в лонг-лист есть и у виртуозно нарисованного, но «открыточного» вида Венеции, и у пусть не безупречного с точки зрения техники, но удачно «скадрированного» и живо отображенного фрагмента портовой зоны. Эксперты-архитекторы при этом еще оценивают, выразил ли автор личное отношение к изображенной архитектуре. Сухая констатация факта существования того или иного здания и скрупулезное, но внеэмоциональное «перечисление» деталей обычно не находят отклика. Сергей Эстрин, например, видит в этом еще не конкурентоспособную ученическую прилежность или бессмысленное подражание фотографии, о чем предупреждал еще в своем послании к участникам в начале конкурса.

Главный редактор журнала "Проект Россия" Анатолий Белов

Ожидается, что будет показана жизнь объекта в среде, времени суток, каком-то уникальном состоянии света. Эксперты-искусствоведы ко всему прочему автоматически включают зрительную память, и ее «подсказки», что так рисовали Добужинский или Остроумова-Лебедева, но только лучше, иногда мешают проголосовать «за». Конечно, по поводу одной и той же работы мнения экспертов могут разойтись, и в какой-то момент на помощь приходит математическая система подсчета голосов. Для прохождения в лонг-лист в этой номинации нужно было набрать минимум 3 голоса, в остальных – 2.

Юрий Аввакумов, Михаил Филиппов и Сергей Чобан на встрече Жюри конкурса

Члены жюри также могли присоединиться к формированию лонг-листа, но основная их работа началась на следующем этапе. Сначала, разглядывая лонг-лист, судьи дистанционно, преимущественно независимо друг от друга, составляли свои рейтинги из пяти работ, которые им интересно было бы увидеть вживую. В шорт-листы в этот раз попали рисунки, оказавшиеся на трех верхних строчках у каждого из судей, или упоминавшиеся на разных позициях хотя бы у двоих. Дальнейший просмотр шорт-листа в оригиналах позволил оценить их масштаб, колористику, достоинства или недостатки техники, не всегда читающиеся на экране.

 Тотан Кузембаев на просмотре работ

«Я по-другому увидел многие рисунки, какие-то интереснее смотрелись онлайн, но большая часть, напротив — лучше в реальности», — поделился впечатлениями главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Каждый член жюри выставлял оценки по 10-балльной системе, затем последовал обмен мнениями.

Куратор конкурса Екатерина Шалина и член Жюри, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов

Работу «Площадь Александра Невского в Санкт-Петербурге» Зои Жилкиной в процессе обсуждения признали лучшей за тонкую передачу атмосферы тихого, зимнего дня в северной столице. Автор представила город на Неве в классической цельности ансамбля одной из площадей, динамике асимметричного фрагмента панорамы с затягивающей взгляд перспективой улицы. «Ясная, сбалансированная работа, в ней есть воздух», – заметил председатель Жюри Сергей Чобан на просмотре.

«Я считаю, что архитектор прежде всего проектирует атмосферу. Чтобы научиться ее проектировать, нужно научиться ее видеть и изображать, поэтому я со своими студентами много занимаюсь на пленэре», – пояснила Зоя Викторовна, профессор кафедры рисунка МАРХИ, на церемонии, получив диплом победителя.

Сергей Кузнецов вручает диплом Зое Жилкиной, победительнице в номинации "Рисунок с натуры"

Впечатлило Жюри и еще одно произведение, посвященное Санкт-Петербургу, но воссоздающее совершенно другой, противоположный его образ – драматический и напряженный. Героем работы «Корабли в нашей гавани» Алены Шаповаловой, художника из Владикавказа, стал так называемый дом «Утюг» на Садовой. Эта композиция получила специальную премию журнала speech:.

Анна Мартовицкая, главный редактор speech:, объявляет выбор редакции.

Марина Рагозина - представитель участницы Алены Шаповаловой

В лидеры в номинации «Рисунок с натуры» вышла также работа «Площадь Св. Карла в Турине» архитектора из Москвы Наталии Елисеевой. Легкий, живой, наполненный столь характерным для итальянских площадей чувством праздника жизни рисунок был отмечен «Специальным упоминанием сайта Archplatforma.ru».

На лидирующую по числу и качеству заявок номинацию выпал и выбор посетителей сайта. В онлайн-голосовании победила работа «Сквозь время. Дом в Орловщине» Алины Высоцкой. Пронзительно и эмоционально раскрывающая тему исчезновения аутентичной деревянной архитектуры, она не осталась не замеченной и членами Жюри и посетителями выставки.

В номинации «Архитектурная фантазия» рассматриваются как параметры художественного качества, так и новизна, неординарность идеи. Что оценивать – графику или то, насколько автору удалось оторваться от реального мира? Этот вопрос оказался актуальным для многих членов жюри. Не все смогли для себя на него ответить. Выбор победителя в этой номинации был сложнее, чем в первой. «Мне кажется, с фантазией есть проблемы», –  говорил еще на заседании Экспертного совета главный редактор журнала «Проект Россия» Анатолий Белов. В жюри с ним был солидарен архитектор Юрий Аввакумов: таких откровений, какими в свое время явились идеи бумажников 80-х, чью графику он собирает и выставляет, по его мнению, среди работ конкурсантов не оказалось.


Ни один рисунок не поразил своим содержанием судей настолько, чтобы абстрагироваться от уровня исполнения, и он оказался решающим фактором. Серия «Закат в Красном городе» Василия Потапова, ставшего победителем,  –  с одной стороны, вымышленный, с другой – вполне реалистичный промышленный пейзаж, но графически мощно и оригинально интерпретированный. «Крепкая, уверенная рука, компоновка и организация листа, не вызывающие вопросов»,  –  прокомментировал выбор Жюри архитектор Михаил Филиппов. 

Архитектор Михаил Филиппов объявил имя победителя в номинации "Архитектурная фантазия"

Представитель Василия Потапова, победителя в номинации "Архитектурная фантазия" -  Марина Лейкина

«Рисунок к проекту» —  специфическая номинация. Ее судить труднее всего. Далеко не все члены жюри согласны с тем, что характеристики рисунка важнее, чем сам проект. И филигранная подача здесь легко может проиграть выразительному наброску. «С одной стороны, рисунок — алфавит архитектора, и он должен уметь понятно излагать свои мысли на бумаге и отвечать за каждую линию, а не рисовать просто так. С другой стороны, рука часто опережает мысль, и даже в самых первых набросках-каракулях читается нерв, порыв, и это самое ценное», —  рассуждал член Жюри Тотан Кузембаев.

Эскиз «Гостевого дома» Эдуарда Забуги, выигравший в категории «Рисунок к проекту. Архитектура»,  соединил в себе ответственность за каждую, в настоящее время уже реализованную, линию с не лишенной юмора прямотой языка архитектора.

Член Экспертного совета и оргкомитета конкурса Елена Петухова вручает диплом победителя Эдуарду Забуге  

«Я сомневаюсь в том, что академически совершенный, проработанный рисунок превосходит лаконичный скетч. Самые простые презентации, сведенные к сущностному минимуму, чаще попадают в самую точку», —  убежден член Жюри, австрийский архитектор Манфред Ортнер. Он поставил на первое место работу «Малогабаритные социальные строения» (иллюстрация внизу)  Анны Дюженко, получившую  диплом «Специальное упоминание международного онлайн-жюри».

Еще один диплом «Специальное упоминание международного онлайн-жюри» достался Алексею Воробьеву (на фото вверху) — Сантьяго Калатрава отметил его идею организовать музей исчезнувших зданий в виде отдельной городской улицы. Однако, российское жюри, вспомнившее «Музей исчезнувших зданий» Бродского, эту работу так высоко не оценило.

В категории «Рисунок к проекту. Интерьер» мнения разделились так, что в итоге были названы два победителя. Высокую оценку получила узнаваемая, графическая система презентации вариантов проекта, разработанная Владом Савинкиным, и представленная на конкурсе «Концепцией интерьеров Музея в Торжке» (илл. внизу).

Член Экспертного совета Сергей Эстрин поздравил с победой в номинации «Рисунок к проекту. Интерьер» Владислава Савинкина

Не менее сильными показались рисунки «Интерьер входной зоны отеля в Малаге» испанца Руиза Луиса Падрона, колоритно изобразившего границу жаркой летней улицы и уютного, прохладного внутреннего двора.

Был близок к победе Алексей Залезин с «Интерьером квартиры на Крестовском острове» —  эффектные, черные листы и свободная рука, несколькими линиями-намеками и цветовыми вкраплениями сумевшая передать настроение и особенности разных помещений. Автор получил диплом «Специальное упоминание сайта Archplatforma.ru» и приз от LAUFEN, партнера номинации. 

Александра Шейнер - представительница Алексея Залезина

За успешное выступление во всех номинациях так же был награжден Александр Крылов.

Диплом «Специальное упоминанине сайта Archplatforma.ru» и специальный приз от компании LAUFEN Александру Крылову вручил директор по развитию Группы сайтов 360.ru Олег Головин.

Александр Крылов. Из серии жскизов к проекту кафе «Ленинград»

Подводя итоги конкурса, председатель Жюри Сергей Чобан в своем видеообращении к посетителям церемонии, заключил, что второй выпуск не уступил уровню первого, открыл множество имен архитекторов и художников, талантливо рисующих архитектуру. «Возможно, в дальнейшем мы увидим больше работ, созданных специально для «АрхиГрафики», —  надеется он.

В этот раз награждение победителей прошло в рамках большого праздника на территории ЦСИ «Винзавод», где также были объявлены результаты конкурсов PINWIN – 6-го сезона. Участники разных смотров, организованных сайтами Группы 360.ru, узнали о всем комплексе ее конкурсных проектов. «Еще совсем недавно никто не думал, что тема архитектурного рисунка будет представлена такой широкой аудитории», —  сказал Сергей Кузнецов, выступая на церемонии, собравшей свыше 1000 гостей, и призвал архитекторов больше рисовать, поддерживая уникальную графическую культуру, исторически сложившуюся в России.

Оргкомитет конкурса еще раз поздравляет и благодарит участников, призеров, лауреатов и победителей, членов Жюри и Экспертного совета «АрхиГрафики 2014-2015». В наши планы входит публикация каталога работ всех авторов и проведение третьего Международного конкурса архитектурного рисунка. Следите за новостями.

Полный список работ победителей и призеров «АрхиГрафики 2014-2015»: http://www.archplatforma.ru/?act=1&catg=96&nwid=3812

Официальная страница конкурса: сompetitions.archplatforma.ru

Архитектор климата

14.10.14
01:15

Интервью с швейцарским архитектором Филиппом Рамом о перспективах метеорологического проектирования в Тайджуне и Москве.

Филипп Рам – основатель бюро Philippe Rahm architectes. Участник VIII Венецианской биеннале архитектуры, номинант ряда международных премий, в числе которых Архитектурная премия им. Якова Чернихова. Читал лекции в университетах США, Испании, Бельгии, Франции, Японии, Норвегии, с этого года преподает в Высшей школе дизайна в Гарвардском университете. Главный «материал», с которым работает Филипп, –  климат. В настоящее время в Тайджуне (Тайвань) по его проекту строится парк —JadeEcoPark. На территории площадью 70 га планируется воспроизвести регулируемые, всегда комфортные для посетителей атмосферные условия. Мы расспросили Филиппа о принципах его работы и узнали, что он думает о климатической концепции, предложенной командой Diller Scofidio+Renfro для московского парка «Зарядье».

«Архплатформа.ру»: Филипп, расскажите, что такое метеорологическая архитектура? Как Вы пришли к ней?

Ф.Р.: Здесь нужно начать с вопроса: «Почему мы вообще строим здания?». Потому что хотим создать определенные условия, которые защитят нас от дождя, холода, палящего солнца. То есть мы создаем нужную нам климатическую среду. Мне интересны такие материи, как воздух, свет, влажность, температура. Работа с ними расширяет архитектурный язык, добавляются новые понятия: конвекция, проводимость, испарение, излучение. Все это элементы метеорологического проектирования, и я, используя их, занимаюсь моделированием атмосферы, климата.

Philippe Rahm architectes, Convective building, IBA-HAMBURG, Germany, 2010. Энергоэффективный дом спроектирован по закону Архимеда: теплый воздух поднимается вверх, холодный – опускается вниз. Комнаты расположены на разных уровнях в соответствии с индивидуальной для каждого помещения температурной программой.

Philippe Rahm architectes, Convective building, IBA-HAMBURG, Germany, 2010

Philippe Rahm architectes, Convective building, IBA-HAMBURG, Germany, 2010.

Кто до Вас работал в этом направлении?

Возможно, я первый, кто стал рассматривать климат с точки зрения дизайна при проектировании новых «зеленых» зданий. Что касается предшественников, то ближе всего к моим опытам, наверное, итальянское радикальное объединение Superstudio. Его участники еще в 1970-х оперировали климатом в своих проектах.

В своих исследованиях Вы затрагиваете вопрос изменения климата на планете. Каким образом архитектура может реагировать на глобальное потепление?

Мы знаем, что 50% ответственности за эту проблему лежит на строительстве зданий. Сейчас в контексте климатических изменений недостаточно просто интегрировать солнечную панель в сооружение старого образца. Наше бюро на начальном этапе продумывает, как проект будет реализован с экологической точки зрения. Что нам нужно сделать в первую очередь –  так это сократить потребление энергии сооружениями. Нужно по-новому осмыслить системы вентиляции воздуха, освещение. Возможно, это повлечет за собой новую эстетику, новый образ жизни.

Фото © A. Dupuis/ VIA

 

Фото © A. Dupuis/ VIA
Philippe Rahm architectes, Terroirs déterritorialisés Carte blanche VIA, 2009. Система вентиляции для энергоэффективного дома. По замыслу архитектора, подобный объект должен стать частью интерьера, как, например, камин.

Расскажите об устройстве JadeEcoPark в Тайджуне. Как воплощаются в этом проекте Ваши идеи?

В 2011 годы мы выиграли международный конкурс. Наш проект единственный был связан с климатом, все остальные участники сделали ставку на форму. Я думаю, что клиент выбрал наше решение, потому что мы вернулись к истокам. Зачем городу нужен парк? Если посмотреть на историю, к примеру, Центрального парка в Нью-Йорке, то он задумывался именно как «зеленые легкие», которые бы «охладили» и очистили город.  Парк – это своего рода машина по очистке городского воздуха. Что касается нашего проекта в Тайване, то, учитывая  высокую влажность и температуру, мы предложили решение, делающее эти параметры умеренными. Для этого мы планируем использовать специальное программное обеспечение, которое будет собирать и анализировать климатические данные. Установим архитектурные объекты, уличную мебель, которые будут охлаждать воздух за счет встроенных механизмов испарения воды. Будут специальные устройства фильтрации и очистки воздуха, а также приборы для отпугивания москитов.

Jade Eco Park, 2012-2015, Taichung, Taiwan, Philippe Rahm architectes, Mosbach paysagistes, Ricky Liu & Associates

При разработке концепции парка вы учитывали, как он впишется в уже существующую экосистему? Формирование искусственного климата не повредит окружающей среде?

Хуже точно не сделаем. Парк располагается на территории бывшего аэропорта, которая представляла собой забетонированное поле. А мы высаживаем там порядка 18 тысяч деревьев, а также множество разных кустарников и трав, то есть создаем новый ландшафт и новую экосистему.

Из каких источников вы будете получать энергию для этих климатических устройств?

Мы планируем использовать «зеленые» источники энергии. Это около 7000 квадратных метров солнечных панелей, геотермальные системы. Специальное программное обеспечение будет подсчитывать количество производимой энергии. То есть парк должен стать автономным. Сенсорные датчики, установленные через каждые 50 метров, будут передавать данные в главный компьютер, контролирующий работу всех устройств. Если, к примеру, день солнечный – все они включены, если же облачно, то часть из них отключена, в целях экономии энергии. Все процессы автоматизированы. Но при необходимости этим компьютером можно управлять вручную. Если для проведения какого-то мероприятия, к примеру, свадьбы, будет нужен определенный климат в той или иной части парка, можно заранее договориться с сотрудниками, чтоб они задали системе нужные параметры.

Jade Eco Park, 2012-2015, Taichung, Taiwan, Philippe Rahm architectes, Mosbach paysagistes, Ricky Liu & Associates

По проекту в парке планируется сделать разные климатические зоны, какими они будут?

На территории в 70 гектаров планируется создать четыре зоны с наиболее низкой температурой, четыре – с самым низким уровнем влажности в парке и четыре – с максимально очищенным воздухом. Пересечения этих зон между собой образуют различные климатические вариации.

А как посетитель узнает, где какая зона? Будет какая-то карта?

Наш компьютер будет составлять электронную карту, которая в режиме реального времени покажет данные о температуре, уровне влажности и чистоте воздуха в той или иной части парка. Любой желающий сможет скачать ее на свой смартфон или другой гаджет.

Jade Eco Park, 2012-2015, Taichung, Taiwan, Philippe Rahm architectes, Mosbach paysagistes, Ricky Liu & Associates

Помимо Вашего бюро в команде заявлены специалисты Катерина Мошбах и Рики Лью. Какова их роль в проекте?

Катерина Мошбах (Catherin Moschbah) работает над ландшафтом парка, занимается созданием дренажных систем, решает, где будут размещаться резервуары для сбора вода, на случай сильных дождей. Рики Лью (Ricky Liu) со своей командой из Тайваня контролируют процесс строительства.

Будут ли в парке какие-то здания?

Мы спроектировали два больших здания. Центр поддержки, где расположим систему, контролирующую климат, и здание для посетителей. Мы называем его Climatorium.

Jade Eco Park, 2012-2015, Taichung, Taiwan, Philippe Rahm architectes, Mosbach paysagistes, Ricky Liu & Associates

В «Климаториуме» будет информационный пункт, кафе и музей климата. Три зала этого музея посвящены соответственно теплу, влажности, загрязнениям. В первой комнате, самой холодной, в режиме реального времени будут воспроизводиться климатические условия тайваньской горной деревни. Температура внутри этого зала не должна превышать +7 °C. Чтобы создать условия, максимально приближенные к реальности, каждые пять минут «погода» будет обновляться. Для этого в деревне мы установим сенсорные датчики, которые будут сообщать о метеорологических изменениях. Зал оформим в белом цвете, чтобы передать атмосферу снежных горных вершин. Свет в этой комнате будет также регулироваться сенсорными датчиками. Если в горах облачно, то и в комнате будет соответствующее освещение. Так что первый зал можно назвать путешествием в пространстве, а вот  второй – путешествием во времени. Там мы сделаем инсталляцию, посвященную самому комфортному дню в Тайчжуне (Taichung) – 21 ноября. В этот день уровень влажности воздуха находится на самой низкой отметке. На протяжении всего года там будет бесконечное 21 ноября. В третьем зале мы воссоздадим условия, какие были на планете до индустриальной революции XIX века. По сравнению с тем временем, сейчас из-за парникового эффекта температура воздуха выше на один-два градуса. Соответственно в этом зале температура будет ниже той, что на улице на один-два градуса. Также согласно последним научным исследованиям из-за глобального потепления количество облаков на планете будет уменьшаться. Поэтому в этом зале мы решили создать искусственное облако.

Когда завершится строительство?

Первую очередь мы планируем завершить к июню 2015 года, а полностью объект будет сдан в феврале 2016 года.

Как Вы знаете, в  Москве прошел конкурс на парк «Зарядье», где по проекту победителей предполагается создать четыре климатические зоны. Что Вы думаете об этом проекте?

Проект Diller Scofidio + Renfro победил в соревновании спустя два года, после того, как мы получили заказ на реализацию JadeEcoPark. Элизабет Диллер (Elizabeth Diller) – мой хороший друг, мы с ней часто общаемся, и нет ничего странного в том, что наши проекты чем-то схожи. Кстати, Диллер и Скофидио работают над проектом парка «Зарядье» с той же инженерной компанией Transsolar, что и мы в Тайване. А то, что такие решения находят отклик, показывает, что все уже устали от экспериментов с фантастическими формами, какими, к примеру, занимается Заха Хадид. Я считаю, работать с климатом — интереснее.

Фото © Michel Legendre
Philippe Rahm architectes, инсталляция Interior weather, Canadian Centre for Architecture, Монреаль, 2006

 

Центр документального кино

08.07.13
13:00

В Москве открылся необычный кинотеатр. Вместо блокбастеров и триллеров здесь будут показывать, собирать и изучать документальное кино. Не самое массовое направление в кинематографе имеет своих ценителей, ряды которых после создания специализированного Центра будут активно пополняться. В немалой степени этому должно способствовать дизайнерское решение, разработанное архитекторами из бюро Wowhaus.

Амплуа актера – это одновременно и спасение и проклятье. Спасение, потому что гарантирует определенную стабильность, проклятье – потому что не дает расширить свои возможности и творческий диапазон. В архитектурной среде понятие «амплуа» отсутствует, но зато хорошо работают типологические стереотипы. Раз уж за бюро или архитектором закрепилась слава мастера по офисным интерьерам или загородным домам, свернуть с этого пути и начать проектировать, например школы, будет непросто. Нередко такая односторонняя «слава» вообще не имеет никакого отношения к реальности. Бюро, прославившееся каким-то конкретным проектом, может прекрасно работать в других сферах, но массовое восприятие не торопиться отказаться от навешенного ярлыка.

Бюро Wowhaus. Входная зона театра «Практика»

Бюро Wowhaus, за короткий промежуток времени, благодаря ряду проектов на территории Парка Горького, а также Институту «Стрелка», ставшее признанным авторитетом в дизайне общественных пространств и «легкой архитектуре», с не меньшим успехом могло бы претендовать на роль лидера в создании современных модных киноточек. В портфолио команды есть подборка кино- и просто театров всех типов: реконструированных и под открытым небом.

Бюро Wowhaus. Интерьер кинотеатра «Пионер»

Бюро Wowhaus. Летний кинотеатр в Парке Горького

В коллекцию необычных кинотеатров от бюро Wowhaus добавился еще один экспонат – чья неординарность объяснятся и его функцией (это первый в России специализированный кинотеатр документального кино), и теми изощрёнными и, в то же время, элегантными приемами оформления и зонирования пространства, которые придумали для него архитекторы.

Схема расположения ЦДК в комплексе Провиантских складов.

Идея создания Центра родилась на волне все возрастающего интереса к документальному кино, которая наметилась за последние годы во всем мире. Проходят фестивали, вручаются премии, снимаются новые фильмы. Кроме фильмов о жизни наших современников в мире накоплены огромные архивы документальных лент, скрупулёзно отражающих уже исчезнувшую реальность. Все большее число людей находят в этом жанре некую информационную и эмоциональную отдушину. В пику коммерческому игровому кинематографу «документалка» подкупает своей истинностью и реализмом. В ней жизнь показывается такой какая она есть, а подобная простота и честность сейчас особенно востребована. За последние несколько лет в Москве прошли несколько фестивалей документального кино, подтвердивших, что у этого жанра есть множество приверженцев, а городу необходим центр изучения и популяризации документального кино. И в 2012 г, при поддержке Департамента культуры г. Москвы, а также в рамках масштабной программы развития культурно-просветительской деятельности в столице, был учрежден ЦДК. Начавший свою деятельность с партнерских программ, осуществляющихся на сторонних площадках, Центр получил в свое распоряжение часть комплекса Провиантских складов, переданных под Музей Москвы. Реконструкция и приспособления корпуса, выходящего на угол Садового кольца и улицы Остоженка, заняла больше года.

Задачка, с которой столкнулись на этом проекте архитекторы бюро Wowhaus, была непростой. Мало того, что в весьма ограниченное пространство необходимо было вместить внушительный список функций, включающий: кинозал, медиатеку, кафе, офисные помещения и экспозиционную площадку; так еще и сделать это было необходимо максимально корректно по отношению к историческому зданию, построенному в 1829–1835 годах на основе «образцового» проекта В. Стасова. Этот прекрасный градостроительный ансамбль в стиле ампир долгое время было вычеркнут из жизни города. В нем размещалось службы военного ведомства, включая гараж Генштаба. И только в начале 21 века оно было наконец передано объединению «Музеи Москвы».

Статус памятника архитектуры обязывал архитекторов сохранить в неприкосновенности все исторические элементы здания и свести к минимуму их взаимодействие с новыми конструкциями. Это ограничение, как это часто бывает, натолкнуло авторов на остроумное решение создать внутри корпуса независимую структуру, лишь в нескольких точках соприкасающуюся с внешними стенами. Высота здания давала возможность комбинировать функциональные блоки в трех измерениях. Основная часть внутреннего пространства была отдана внушительному объему зрительного зала, имеющего форму усеченного и перевернутого конуса. Все новые объемы выстроены из металлических стоек и балок. Структура фактически несет саму себя, не подвергая нагрузке исторические конструкции.

ЦДК. Лаунж-зона и кафе

Зона медиатеки

За счет диагонального расположения эллипсовидного зала-«капсулы» по периметру корпуса образуются несколько меньших по площади пространств, каждое из которых отдано своей функции: в одном размещено кафе, в котором также могут проходить круглые столы или открытые дискуссии, в другом расположилась медиатека и хранилище. Тут же могут проходить выставки, для которых могут использоваться имеющиеся перегородки или, при необходимости, возводится легкие мобильные конструкции.

ЦДК, словно небольшая вселенная, туго закручивается вокруг своего «центра силы» - зрительного зала. Архитекторы сознательно играют со сменой масштабов помещений, степенью их освещенности, материалами отделки и расположением акцентов, превращая перемещение по Центру в игру «угадай, что будет дальше». В отделке интерьера активно используются стекло и металл, дерево и пластик. Красный, белый, серый, черные цвета перемежаются коричневым и охристо-золотистым цветам деревянных покрытий и элементов интерьера. Все разнообразие фактур и оттенков уравновешивается массивом наружных стен из старинного красного кирпича, очищенного от наслоений гаражной эпохи.

Эта интеллектуальная и дизайнерская насыщенность пространства ощущается почти физически и могла бы восприниматься как чрезмерная, если бы не мастерство авторов, которым каждый раз хватает вкуса, тонкости и чувства юмора, чтобы удержаться в зоне психологического комфорта. Когда откатывается волна первого восторженного ошеломления, начинаешь понимать насколько продуманно и прозорливо организован здесь каждый квадратным метр. Все что нужно, находится на тех местах, где ты ожидаешь это увидеть, и спроектировано так, чтобы с удовлетворить все возможные потребности. Причем часть решений рассчитана на перспективу, когда Центр активизирует свою деятельность и начнут работать те функции, которые пока еще только стоят в планах. Например, при помощи медиатеки Центра в перспективе можно будет обращаться к архивам расположенного по соседству РИА Новости, а в последствии и в архив Госфильмофонда России в Белых Столбах.

Но уже сейчас все желающие могут прийти в Центр документального кино, чтобы посмотреть один из фильмов, специально отобранных кураторами, перекусить в кафе или покопаться в архивах. На культурной карте города появилось новое замечательное место, а благодаря усилиям архитекторов бюро WowHaus оно превратилось и в архитектурную достопримечательность.

Архитектор Олег Шапиро (бюро Wowhaus) на презентации ЦДК

Дмитрий Ликин (бюро Wowhaus)

Официальный сайт бюро: www.wowhaus.ru

Гранитная сеть

12.12.12
17:17

Проектируя культурно-ландшафтный комплекс в шотландском Абердине, бюро Diller Scofidio + Renfro опиралось на опыт, полученный при разработке известной во всем мире концепции нью-йоркского парка High Line – превращения отрезка бывшей надземной железной дороги в пешеходную зону. 

Творческая группа в составе нью-йоркского бюро Diller Scofidio + Renfro, шотландской фирмы Keppie design и ландшафтного бюро из Филадельфии Olin Studio подготовила проект архитектурно-ландшафтного комплекса Granite Web, который будет построен в историческом центре Абердина. Если все сложится успешно, «Гранитная Сеть» (а именно так переводится название с английского) станет самым большим городским садом и общественным пространством.  

Под строительство уже отведен участок площадью 6 га с небольшим зеленым холмом. Здесь, согласно проекту установят многоуровневую монолитную конструкцию с возрастающей высотой, напоминающую на плане растянутую эластичную сеть. Верхняя ее часть, согласно проекту, будет опираться на вершину холма, в который будет интегрирован главный объем культурного центра. Пространство у подножья холма, сформированное приподнятой на опорах бетонной конструкцией, предназначено для обустройства летней открытой эстрады и зрительного зала, решенного в виде каскада. 

Вытянутые ячейки «Гранитной сети» фантазией архитекторов превращены в систему пешеходных тропинок и рамп, вливающихся в площадь, которая пространственно связана с входной группой культурного центра. Его фасады «вырастут» прямо из земли; благодаря остеклению солнечный свет будет проникать в подземные помещения.

 

Официальный сайт бюро: dsrny.com

Фантастические сады Сингапура

03.08.12
16:00

Реализована первая стадия одного из самых масштабных в мире архитектурно-ландшафтных проектов – «Сады у бухты» (Gardens by the Bay), амбициозной программы по превращению Сингапура в «город-сад». В конце июня был открыт для публики первый из трех парков комплекса – Bay South Garden.

«Парк южной бухты» (генеральный разработчик – фирма Grant Associates) может похвастаться не только роскошной ботанической «начинкой», но и сразу несколькими архитектурными «аттракционами». Главная достопримечательность территории – лес из 18 «супердеревьев» высотой от 25 до 50 метров. Эти гигантские конструкции из стали и бетона представляют собой вертикальные сады, поросшие вьющимися растениями, эпифитами и папоротниками.

Фото Gardens by the Bay

«Супердеревья» не только декоративны, но и функциональны: они являются важной частью парковой экосистемы (собирают в накопители дождевую воду, которая потом используется для их же собственного полива, выводят часть отработанных вод и т.п.). На верхушке одного из них расположилось кафе, а самые высокие экземпляры оборудованы лифтами – с их помощью можно подняться на «проложенную» между супердеревьями подвесную прогулочную дорожку. С наступлением темноты деревья расцвечиваются подсветкой и проекциями. 

Фото Gardens by the Bay

Архитектурное бюро Wilkinson Eyre Architects спроектировало для парка  два эффектных гигантских стеклянных купола: это оранжереи Flower Dome – с микроклиматической зоной для флоры Средиземноморья   и Cloud Forest Dome – там разместились растения горных дождевых тропических лесов.
Со временем на территории Gardens by the Bay  будут открыты еще два парка – Bay East и  Bay Central, а полная площадь комплекса составит 101 гектар.

Фото Gardens by the Bay

Фото Gardens by the Bay

Фото Gardens by the Bay

Фото Gardens by the Bay

Фото Gardens by the Bay

Фото Gardens by the Bay

Фото Gardens by the Bay

Фото Gardens by the Bay

Фото Gardens by the Bay

Фото Gardens by the Bay

Фото Gardens by the Bay

Фото Gardens by the Bay

Официальный сайт архитектурных бюро: grant-associates.uk.com, wilkinsonsoneyre.com

Официальный сайт проекта: gardensbythebay.com.sg

 

«Садовые кварталы»: станет ли опытная модель образцовой?

14.03.12
16:57

В Хамовниках продолжается строительство элитного микрорайона. В феврале был проведен «круглый стол», в ходе которого архитекторы, критики и инвесторы обсудили особенности и перспективы проекта, объединившего на одной стройплощадке сразу семь видных российских бюро.

Тема встречи - «Авторская архитектура кварталов: градостроительный и потребительский аспекты». В центре внимания оказался проект, уже отмеченный крупными профессиональными премиями (в том числе «Жилой комплекс года», Urban Awards, 2011) и признанный одним из самых значимых событий последнего времени в российской архитектуре. Напомним, почему «Садовые кварталы» достойны неоднократного и самого пристального рассмотрения. 

Участок, где в три очереди ведется строительство четырех элитных кварталов, имеет крайне удачное расположение: в двух шагах от метро Фрунзенская, в самом сердце района Хамовники – рядом с парком им. Мандельштама, между улицами Усачева, Ефремова и 3-ей Фрунзенской.

Генеральный план «Садовых кварталов». В первую очередь в 2013 году будут сданы объекты, обозначенные цифрами 4.1-4.8.

Раньше на этом месте был завод «Каучук». Компания Уникор, собственник предприятия, вывела его в одну из периферийных промзон и занялась рекультивацией бывшей территории завода для возведения жилого комплекса. «Чистое поле» площадью 11 га посреди исторической застройки в престижной, экологически благополучной зоне столицы –  просто «Платиновая миля», идеальная ситуация для элитного строительства. Впрочем, девелопер мог выбрать самые разные сценарии ее развития. Компания Уникор пошла по достаточно сложному пути. Было решено строить не просто элитный микрорайон, а «город в городе», «город-сад» – провести экореконструкцию с обновлением грунта, спрятать все транспортные коммуникации и паркинги под землю, освободив тем самым кварталы от машин, разбить площади и бульвары, обустроить в центральной части пруд с набережными, создать инфраструктуру, включающую школы и детские сады, помещения для кружков и занятий спортом, магазины, кафе, рестораны и прочее. Были также выделены зоны деловой активности с бизнес-центром.

Дома  по проекту «Сергей Скуратов Architects»

Важно, что при всем этом ставку сделали на актуальную авторскую архитектуру и именно российскую, хотя к такому решению пришли не сразу. По словам Аркадия Воловника, вице-президента по развитию девелоперских проектов УК Уникор, тендер, проведенный среди западных бюро, выявил, что зарубежные мастера «не готовы работать в российских условиях и не знают запросы наших людей». Единственный иностранец, привлеченный в итоге к работе, - Хосе Асебильо, главный архитектор Барселоны. Он выступил консультантом по структуре кварталов. В качестве генерального проектировщика была выбрана компания «Сергей Скуратов Architects». Наряду с ней различные объекты в проекте выполняют ТПО «Резерв», SPEECH Чобан&Кузнецов, «Проект Меганом», «А-Б», бюро «Остоженка», «Бюро 500».

Участники круглого стола. Слева-направо: архитектор Иван Щепетков ( «Бюро 500»), историк архитектуры Николай Малинин, архитектор Сергей Скуратов, модератор беседы, обозреватель Валерия Мозганова (Бизнес ФМ), Юрий Григорян («Проект Меганом»)

Зачем нужно было приглашать столько именитых мастеров в один проект? Как им работается вместе? Повысил ли этот ход коммерческую эффективность? Стоило ли вообще придумывать для жилого комплекса такую сложную и недешевую структуру? Как этот микрогород будет взаимодействовать с макрогородом? И, наконец, станут ли «Садовые кварталы» образцом для подражания? Сегодня, когда возведены каркасы зданий первой очереди (2010-2013 гг.), и в них распродано более половины квартир, создатели микрорайона решили, что уже могут ответить на эти вопросы, и встретились с журналистами за «круглым столом» в бизнес-центре «Арбат», расположенном в Хамовниках по соседству со стройплощадкой.

Архитектор Юрий Григорян, вице-президент по развитию девелоперских проектов УК Уникор Аркадий Воловник, архитектор Сергей Никольский (бюро «А-Б»)

Во избежание монотонности и пестроты. Объемно-пространственная концепция «Садовых кварталов»  закладывалась еще до того, как было принято решение привлечь несколько бюро. Четкая композиция с парком и прудом в центре стала основой для формирования кварталов как единого организма. Идея «распределить» объекты между авторами, объяснил Аркадий Воловник, возникла из желания избежать монотонности застройки: «Мы привлекли семь мастерских, чтобы на одной территории были разные дома. Москва ведь вся разная, и «эклектичный» подход органичен для ее градостроительной традиции. При этом все авторы придерживались дизайн-кода, заданного главным архитектором, что собирает их работы в одно целое».

Дома, спроектированные бюро «Проект Меганом»

Объекты «Бюро 500»

Дома  по проекту «Сергей Скуратов Architects»

Код, разработанный мастерской Сергея Скуратова для «Садовых кварталов», включает единый высотный регламент, использование в зданиях однотипных элементов (например, везде есть входные атриумы в два света) и материалов, среди которых ведущая роль отведена кирпичу. «Это не самый модный сейчас материал, но он как нельзя лучше соответствует «днк» места и придает в целом модернистскому архитектурному решению достаточную долю консерватизма, - отметил Сергей Скуратов, собственноручно выбиравший качественные кирпичи на фабриках в Голландии. Опытный мастер признался также, что «Садовые кварталы» - самый сложный в его практике проект: «Строительство отдельных домов – дело уже привычное, а  трехуровневая подземная структура, объединяющая постройки, возводимые в три очереди, – новое, сложное. За время проектирования три раза менялись пожарные нормы, и приходилось все переделывать. Здесь на одной территории сосредоточено множество функций жизни человека. Увязать все это вместе непросто».

Объекты «Сергей Скуратов Architects»

Объекты «Сергей Скуратов Architects»

Поэтому главный архитектор, как он сам говорит, рад, что не приходится все делать одному. В команду были приглашены его коллеги по цеху, отношения между которыми основаны на дружбе и профессиональном уважении. Все работают в одном жанре – умной, интеллектуальной архитектуры и способны вести диалог, что для достижения гармоничного результата, пожалуй, важнее всего. Представители трех бюро, работающих вместе с Сергеем Скуратовым над зданиями первой очереди, говорили об уникальном опыте, который они получают, участвуя в этой истории. Иван Щепетков из «Бюро 500» рассказал, что свою задачу он и его коллеги видели в том, чтобы встроить доверенные им два дома  в общую картину, как детали в пазл - «не выпасть и не притянуть лишнего внимания». Сергей Никольский из «А – Б» выразил благодарность за то, что им, напротив, дали выйти за ограничительные рамки и сделать одно, но едва ли не самое заметное здание, выделяющееся на общем фоне каплевидной формой и сплошным остеклением. Юрий Григорян (у «Проекта Меганом» в проекте три  жилых дома с фактурными «сетчатыми» фасадами) вспомнил о своем первом сотрудничестве с Сергеем Скуратовым на Остоженке, когда они строили жилые дома на соседних участках. Еще тогда (конец 1990-х-начало «нулевых»), их коллега, архитектор Сергей Гришин убедил девелопера в необходимости отдать объекты нескольким архитекторам, чтобы поддержать разнообразие исторической застройки.

Здание от «A-Б»

Посторонним вход разрешен. Феномен Остоженки во время обсуждения вспоминали неоднократно, и не со знаком «плюс». Большинство зданий «Золотой мили», примечательных с архитектурной точки зрения, имеют закрытую территорию. Остоженка превратилась в «каменный мешок», выключенный из жизни города - одни машины, охранники, а красоты архитектуры совсем не видно, хотя, как сказал Скуратов, в новостройки закладывались общественные функции, но они оказались невостребованными. Участвующий в круглом столе историк и критик архитектуры Николай Малинин высказал опасение, не разделят ли «Садовые кварталы» участь Остоженки (не исказит ли и этот прекрасный замысел привычка состоятельных собственников всеми способами отгораживать свое пространство от постронних)? «Репрезентация проекта радует. Это, действительно, музей современной архитектуры, где каждое здание – своего рода шедевр. Но важны не отдельные здания, а пространство между ними. Когда все зеленое - очень красиво, а как это будет выглядеть зимой, которая у нас полгода? Чтобы делать вывод, удался ли эксперимент, нужно понаблюдать за жизнью проекта лет 10-20», - рассуждал он.

Здание от «A-Б»

Аркадий Воловник от лица компании-девелопера заверил, что в проекте соблюден баланс приватного и публичного пространств. Последнее составляет около 6 га (из общих 11). Нельзя будет закрыть доступ к центру микрорайона, к пруду, который запроектирован так, чтобы промерзать зимой до основания и функционировать как общественный каток. В кварталах с их значительной площадью озеленения должно быть достаточно места для прогулок и отдыха для горожан. Пространство микрорайона задумывалось как открытое, демократичное, активно взаимодействующее с городом и претендующее на роль нового центра притяжения. Проектом также предусмотрена модернизация транспортной структуры всего района. Словом, Хамовники от появления «Садовых кварталов» только выиграют.

Объекты «Сергей Скуратов Architects»

Клиент созрел. Вкладываясь в разработку комфортной среды обитания, инвесторы рассчитывали на новый тип потребителя. По мнению Дмитрия Кузнецова, руководителя Департамента продаж элитной недвижимости Est-a-Tet, сегодня покупателей квартир интересует не только высота потолков и планировка, как это было несколько лет назад, но и концепция застройки, инфраструктура, экология, безопасность». Обустройство пруда и продуманного ландшафтного дизайна, максимально приближенного к естественной природе, – это тоже выгодные инвестиции. В Лондоне или Нью-Йорке, по наблюдению Сергея Скуратова, люди за виды на воду и парки готовы жертвовать качеством архитектуры, а здесь ничем жертвовать не надо.

Объекты «Сергей Скуратов Architects»

Инвесторы убеждены в том, что в нашей стране созрел класс потребителей, понимающих современную архитектуру. По крайней мере, в той ее, не лишенной достаточной доли консерватизма, как говорилось выше, версии, которую предлагают «Садовые кварталы». Насколько потенциальным покупателям квартир важны имена мастеров, и знают ли они их вообще? Эти темы в ходе круглого стола, на наш взгляд, остались не раскрытыми. Предположим, что пока на потребителя больше воздействует само понятие «авторская архитектура», подразумевающее эксклюзивность, качество и ответственность за все это некого авторитетного специалиста, а в данном случае не одного, а нескольких.

Объекты «Сергей Скуратов Architects»

Тенденция vs единичный случай. Последуют ли за «Садовыми кварталами» аналогичные проекты жилья, или микрорайон в Хамовниках останется историей, не имеющей прецедентов, хотя бы в силу дефицита земли в престижных районах города? Аркадий Воловник заметил, что в том же ЦАО имеются промышленные территории, пригодные для редевелопмента, но вот есть ли у их собственников или арендаторов аналогичные возможности и планы, как у Уникора, он не знает. Что касается звездных архитектурных альянсов, достаточно распространенных на Западе, в России их эффективность испытывается сейчас и на более масштабном, чем жилищное строительство, уровне - в проектировании иннограда Сколково, где ведущие российские архитекторы трудятся наряду с западными «звездами». Для возникновения других мощных «коллабораций» пока никаких противопоказаний нет, но и благоприятной ситуации на горизонте пока тоже не видно, по крайней мере в ближайшем будущем. Возможно, такой потенциал есть у территории ЗИЛа, судьба которой сейчас решается.

«Садовые кварталы»  в цифрах: 

Первая очередь проекта: 2010-2013 гг., вторая очередь - 2012-2014 гг., третья очередь - 2014-2017гг.

Площадь участка: 11, 08 га.

Площадь застройки: 450 тыс. кв.м.

Жилая часть - 177 тыс. кв.м.

Количество жилых зданий - 34 (4-14 этажей)

Мастерская Сергея Скуратова проектирует 24 дома, «Проект Меганом» - 3, ТПО «Резерв» - 2, «А-Б Студия» - 1, «Остоженка» - 3, SPEECH - 1, «Бюро: 500» - 2.

Площадь квартир  -  60 кв.м - 600 кв.м.

Высота потолков - 3,8-4,1 м.
 

Официальный сайт проекта: sadkvartal.ru

 

Крутые финские горки

26.12.11
17:34

Бюро BIG взялось за модернизацию курорта в Леви (Финляндия). Архитекторы создадут нетривиальные горнолыжные склоны многоцелевого использования.

Скругленные эксплуатируемые кровли четырех основных построек комплекса, где разместится новый отель, будут превращены в горнолыжные трассы. Лыжники, поднявшись на крыши, смогут скатиться с них и двигаться дальше в любом направлении вниз по склону. Таким образом, здания, окружающие центральную площадь горной деревни и защищающие ее от суровых лапландских ветров, естественным образом продолжают и дополняют природный ландшафт. Площадь пространственно объединена с чашеобразным внутренним двором, где находятся магазины, кафе и бары. Вся территория курорта пронизана сетью дорожек для лыжников и пешеходов. На крыши людей будут доставлять из фойе отеля специальные лифты. Внешний пояс застройки – это жилые коттеджи, виллы и таунхаусы, предназначенные для размещения гостей Леви. В летнее время искусственные склоны собираются использовать в качестве площадок для прогулок и пикников.

 

Официальный сайт архитектурного бюро: big.dk 

 

Барселона получит новые «зеленые легкие»

22.08.11
16:59
tags: | Aldayjover | RCR | West 8 |

В каталонской столице более 70 городских садов и парков, а скоро появится еще один. Бюро West 8 проектирует линейный парк «Ла Сагрера».  Он будет разбит вдоль старой железной дороги и свяжет между собой городские районы, лежащие между горами и морем.

С появлением высокоскоростных поездов в Барселоне необходимость в старых железнодорожных путях постепенно отпала. Их благополучно поместили в тоннель, а освободившуюся территорию общей площадью  22,2 га было решено превратить в зеленый оазис в сердце оживленного города. На проект линейного парка был проведен конкурс. Победителем стало бюро градостроительных проектов и ландшафтного дизайна West 8, основанное в 1987 году в Роттердаме.

Основная задача проекта «Ла Сагрера» – формирование новой здоровой и экологически чистой городской среды. Парк – новые легкие Барселоны – по диагонали пройдет сквозь весь город, соединив зеленой тропой Каталанские Пиренеи с берегом моря. Он станет своего рода связующим элементом между морем  и горами, растительным покровом и городской застройкой, соединит разрозненные районы, бульвары, памятники культурного наследия.
Проект предполагает возникновение не только парковой зоны для отдыха горожан, но и появление нового маршрута для передвижения пешеходов, велосипедистов, роллеров и т.д. Он сделает флору города еще более разнообразной  и улучшит общую экологическую ситуацию. Множество фонтанов, расположенных вдоль пешеходной оси, позволит оборудовать историческая система водоснабжения «Рек Комталь», обеспечивающая горожан водой с римских времен и вплоть до XIX века.

Официальный сайт ландшафтного бюро: west8.com 

 

Фото Aldayjover, RCR, West 8 и SBDA

Фото Aldayjover, RCR, West 8 и SBDA

Фото Aldayjover, RCR, West 8 и SBDA

Фото Aldayjover, RCR, West 8 и SBDA

Фото Aldayjover, RCR, West 8 и SBDA

Фото Aldayjover, RCR, West 8 и SBDA

Фото Aldayjover, RCR, West 8 и SBDA

Фото Aldayjover, RCR, West 8 и SBDA

 

 

1  2






Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey