Продолжение человека в пространстве

17.11.14
19:38
автор: Группа сайтов 360.ru    |    просмотр: (9665)

Высказывания и видеопортрет Алексея Розенберга открывают на Archplatforma.ru серию публикаций «Позиция профи»: мастера архитектуры рассуждают о ее смыслах.

Архитектор Алексей Розенберг родом из Томска. Окончил Алма-Атинский архитектурно-строительный институт, преподавал на кафедре архитектуры жилых и общественных зданий. Кандидат архитектуры, член Московского Архитектурного общества и Союза архитекторов России, лауреат многочисленных архитектурных премий. Частную практику ведет с 1984 года. С 1991-го работает в Москве, проектирует дома, интерьеры жилых и общественных помещений.
 
Творческая позиция:

«Хорошая архитектура дает человеку возможность развития его личностных качеств в самом широком понимании. Не важно, к какому стилю или исторической эпохе принадлежит архитектурный объект, главное, чтобы в нем была активная энергия, заложенная туда автором, были символы, смыслы, воздействия. Тогда у человека, который с ним взаимодействует, появляется структурированный взгляд на мир. Человек, выросший среди такой архитектуры, становится способным на многое. Понимание этого я вынес, как ни странно, из кино, из фильмов итальянских неореалистов. В то время, когда был еще начинающим архитектором.

Квартира на Тишинской площади. Объект, реализованный в 2005 году


Главная и изначальная функция архитектуры — защищать человека от внешней среды. Жилье «расширяет» человека в пространстве. За счет него ты ощущаешь себя гораздо больше, чем ты есть. Знаете, как выстраивают свое временное жилище кочевники? По принципу буферного пространства между собой и космосом, который их окружает: в центре стоянки находится юрта, вокруг нее кольцом выстраиваются повозки, за ними по периметру располагается скот, а окружает все это мусор, сложенный как своеобразное оборонительное сооружение, т.е. тоже кольцом. Кочевник защищается, расширяя себя в пространстве.


Архитектура не только защищает человека от внешнего мира, но и «впускает» мир к нему, при этом впускает дозированно
. То, как оформлен проем — оконный или дверной — это тот язык, на котором архитектор высказывается о своем отношении к миру: насколько постройка пропускает свет, воздух, ощущения от воды, дождя, снега, других проявлений стихии или, наоборот, насколько обитатели спрятаны от всего этого. Японские архитекторы, например Тадао Андо, делают границу между внутренним и внешним нейтральной, заставляя тем самым человека самостоятельно регулировать свои отношения с окружающим миром. Если человек здоров и силен, он близко подходит к прозрачной невидимой стене, если ему плохо — забивается в дальний угол.

Дом в Крекшино, 2012

Архитектура должна быть защищающей, но одновременно и опасной. Смысл в том, чтобы столкнуть безопасность и опасность и поместить человека в такое пространство — тогда он получит заложенную здесь энергию. При этом у него должна оставаться свобода выбора, насколько он будет рисковать. Например, вы делаете подиум без ограждения. Это немного чревато, но не настолько, чтобы мурашки по коже бежали. Возникает катарсис, архитектура тебя колет, тонизирует. Если тебе страшно — ты прошел по дальнему краю, если комфортно — прошел по бровке.


Как дать понять человеку, что Бог присутствует? Через свет. С наибольшей силой это проявлено в азиатской архитектуре. Она так подчеркивает фактуры, в ней так организован свет, чтобы он ложился на глинобитную стену под нужным углом, проявляя все ее дырочки и ворсинки. Или так размещено маленькое окно, что оно обязательно поймает последний луч закатного солнца, и он будет скользить по полу.

Офис "Союзмультфильма", 2009

 О поиске образа. Когда архитектор решил все первичные вопросы своего объекта: «расширил» человека, позволил ему самому решать степень своей защищенности или агрессивности, наполнил его жилище светом — дальше встает вопрос, какой образ на это надеть. В этот момент приходит время чистого творчества, в котором можно довериться своей интуиции. Допустим, образ такой — «электростанция 3000 года». Она индустриальная, она технологичная, она ни на что не похожа. Можно придумать интереснейший дикий объект — но сможешь ли ты заставить человека его воспринять, будет ли он готов жить в такой архитектуре? Самое интересное — заставить заказчика поверить в новый образ.

Исторические строительные материалы — кирпич, бетон — передают ощущение долговечности и стабильности на подсознательном уровне. Гипсокартон, подвесные потолки, навесные фасады — это гламурная архитектура. Это бутафория, декорации, которые через некоторое время растворятся в воздухе и исчезнут. Традиционные материалы в наше время приобретают новый смысл, они брутальны, они не боятся износа, они красиво стареют, только из них можно создать по-настоящему вечную оболочку. Поэтому брутализм – это альтернатива коммерческой архитектуре и обращение к чему-то настоящему».

Дом в Мамонтовке, 2013

Квартира на Самотеке, 2006

 

Видеоверсия

 

Сайт архитектора: https://sites.google.com/site/alexeyrozenberg/home

 

автор: Группа сайтов 360.ru |  просмотр:(9665)
Добавить в блог







Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey