TAG: Архбюро Остоженка

Город 100 городов

03.07.15
17:43

Архитектор Александр Скокан – о больших конкурсах, спорных проектах, многоликой Москве, ее реках и актуальной сфере интересов АБ «Остоженка».

В этом году экспозиция «Архитектор года» на АРХ Москве была отдана команде, одним из лидеров которой является Александр Скокан. Мы попросили его высказаться на главную тему выставки – о московской градостроительной политике и о том, какую позицию занимает в текущем архитектурном процессе АБ «Остоженка».

АЛЕКСАНДР СКОКАН:

Большие конкурсы

Международные конкурсы, собирающие тысячи проектов со всего мира, важны скорее для саморазвития, поскольку позволяют решать задачи, не связанные с нашей действительностью. Попытаться понять, почувствовать другую культуру, историю – это профессионально интересно.

Парламентский центр в Мневниках

В таких делах мы стараемся не участвовать. Разве что интересно поговорить, зачем это затевалось, почему и как. Если помните, два года назад к Москве присоединили территорию больше, чем сама Москва. Одним из локомотивов  освоения этой территории называлось строительство правительственного парламентского центра, который должен был располагаться в местечке под названием Коммунарка. И никого тогда не смущала непростая и трагическая история этого места.

Как теперь стало ясно, это была разводка – ни парламентского, ни правительственного центра не будет, а там ведётся обычное коммерческое строительство. Так что наш Парламентский центр – это Троянский конь. Теперь для него выбирается территория поймы. Я готов биться об заклад, что там тоже не будет никакого парламентского центра, а будет коммерческая застройка. Причем в месте, которое ещё недавно имело статус природоохранной зоны. Кстати, этот статус с территории был снят при странных обстоятельствах. 

То, что это место неподходящее для парламента – очевидно. Там имеет смысл оставить парковую зону – как часть большого москворецкого парка, который начинается от Филевского парка и развивается вдоль Москвы-реки, включая Крылатское, Стрешнево вплоть до Тушино.

По нашему глубокому убеждению парламентский центр не должен быть ни в каком другом месте, кроме как в центре, рядом с Кремлем в Зарядье, где сейчас планируется разбить сомнительный и неуместный парк. 

Во время конкурса на Москву-реку организаторы уже вдогонку сообщили, что принято решение разместить в пойме Парламентский центр и призывали как-то на это отреагировать. Кто-то на это как-то отреагировал и что-то нарисовал. А мы сразу решили, что это ложная затея, и мы этого делать не будем, как не делали в конкурсе на Большую  Москву. 

Мне кажется, что такие ложные дела почему-то не случаются (Дворец Советов), и не надо на них тратить свои силы и энергию. Они не случатся по разным причинам: усугубиться кризис, зальет водой или найдут место получше. На уровне интуиции понимаешь, что незачем в этом участвовать. Хотя большинство коллег не согласны и делают свои предложения. Но это личное дело каждого – как реагировать на такие вызовы.

Конкурс на развитие территорий вдоль Москвы-реки

Все эти проекты не совсем проекты, а скорее набор тезисов или лозунгов. И многое зависит от того, насколько эти тезисы убедительно и наглядно поданы. В поставленной проектной задаче говорилось о необходимости создания «привлекательного образа» городской реки с целью привлечения к ней интереса и соответственно инвестиций. То есть что-то вроде Парка Культуры на 80 км по обоим берегам и сопровождающие его велосипедные дорожки.

Не отрицая полезности идеи, нельзя забывать, что река Москва, давшая своё имя городу, – это то, вокруг чего он возник и сформировался. И это не только благоустроенные набережные, но и природный комплекс, в который входит ещё 140 малых рек. И лишь месте с ними Москва-река способна выжить. И рассматривать проблему как просто дизайнерский проект благоустройства этой прилегающей территории – не совсем правильно. Важнее проследить, как река распространяется по городу с помощью притоков и проникает во все его уголки.

 
 
Мы постарались на нескольких примерах показать, как мы ту же самую Москву-реку в виде ее притоков и малых рек можем обнаружить в Ясенево, на Каховской, Севастопольском проспекте и т.д. И, может быть, не менее важно заниматься благоустройством этих территорий и возрождением малых рек. 
 
 
Бюро «Остоженка». Конкурсная концепция развития территорий вдоль Москвы-реки
 
 
 
А сейчас девелоперы сделают стойку на все территории, прилегающие к главной реке, и быстро все разберут и освоят. Но у нас есть еще очень много потенциально ценных территорий, если на них смотреть с такой заинтересованной девелоперской точки зрения. Например, долина реки Сетунь, которую мы не привыкли воспринимать как единую и цельную природную систему, а скорее как отдельные, не связанные между собой случайные городские фрагменты. А на самом деле ее нужно рассматривать как единую территорию. Это колоссальный экологический и девелоперский резерв. И таких рек много – Городня, Нищенка, Водянка, Синичка, Пономарка, Филька и другие. Из них Яуза с Лихоборкой уже более-менее в порядок приведены. Вот чем нам надо заниматься! И я убежден, что пройдет еще два года, и на какие-то из этих рек будет объявлен конкурс. И если мы будем живы и здоровы, то поучаствуем в этом конкурсе. 
 
 
У «Остоженки» есть большой проект в долине Сетуни – Многофункциональный комплекс и Центр художественной гимнастики Ирины Винер. Спортивный объект и здания под офисы, гостиницу и магазины – две самостоятельные части объекта, разграниченные и одновременно связанные диагональной улицей. Она соединяет участок с рекой. 
 
 

 
 
Многоликая Москва
 
Моя давнишняя идея, заключается в том, что есть обычный, ежедневный город, в котором мы живем и который хорошо знаем, а есть в этом городе еще много других городов. Например, если вы окажетесь где-то в привычном месте, но в необычное время, например на рассвете (особенно в весенние дни) – вы увидите совсем другой незнакомый город. Или когда вы въезжаете в город по железной дороге на поезде, то вы абсолютно дезориентированы и не представляете, где находитесь – мелькают заборы, мосты наискосок, странные дома и места – ничего не понятно. И если посмотреть на Москву с точки зрения железных дорог, то вы увидите, что внутри нашего привычного города, который мы хорошо знаем, лежит совершенно другой неизвестный, свернувшийся как железная змея или пружина. В столице есть и железный город, и речной, и множество других. Идея простая – каждый может открыть и любить свой город. В них можно открывать новые пути, создавать в них туристические маршруты
Кстати, в прошлом году с моей дипломницей мы делали проект по поводу одной из этого множества исчезнувших, «уснувших» речек, проследив ее маршрут. На нем оказался заброшенный стадион с парком и гараж Мельникова и другие достопримечательности, и все это вывело нас на берег Яузы неподалёку от «Винзавода» и других модных мест.
И когда мы делали первый конкурс на Большую Москву, с нами в нем участвовал Андрей Балдин (очень интересный человек – архитектор, историк и метафизик) и он выдвинул такой лозунг: «Москва –  это не город, Москва – это 100 городов». Это некая городская агломерация, которая даже не очень между собой и срослась. Я тоже когда-то провел такой опыт – ехал летом, не спеша, на такси куда-то в конец Ярославского шоссе и насчитал 7-8 довольно разных городов. До Садового кольца – один, от Садового до Рижского вокзала – другой, через железнодорожную реку – третий. Проспект Мира до памятника космонавтам – еще один, напротив ВДНХ – еще, за Яузой – вообще новый город. И каждый из них – со своим характером и лицом. 
Мы планируем сделать книгу по следам речного конкурса. Там Балдин расскажет нам о том, что Москва – это не только100 городов, но и 100 рек. Даже если эта мысль литературная, мне кажется, что она интересная. Город вечерний, дневной, зимний, летний. Пример из сказок «Тысяча и одна ночь» – когда люди уходили из города на ночь, в него приходили обезьяны. И это были разные города. 
Идея о множестве городов в одном пришла мне в голову, когда я работал неподалёку от станции метро Маяковская. Когда я приезжал на работу вовремя – то это была просто станция метро, заполненная толпой людей, которые ничего вокруг не замечали, а бежали густым потоком, сбивая друг друга с ног. А если я опаздывал, то это была красивая станция-музей, по которой бродили туристы с фотоаппаратами. 
Градостроительная политика Москвы
 
«Музыку» заказывают девелоперы и бизнес. Все городское строительство – это некий бизнес, и все, что здесь происходит, происходит в его интересах. Вся мудрость городской верхушки состоит в том, насколько им удается с этого бизнеса состригать социальную пользу. Мое поколение к этому еще не адаптировалось, может быть, и не успеет. Собственно ничего дурного в этом устройстве нет. Весь мир так живет, и это не мешает появляться каким-то ярким архитектурным событиям. Но уже 20 с лишним лет прошло, а наше общество все еще алчную стадию первичного обогащения никак не может пройти. Нам говорят: «подождите, подождите, сейчас все насытятся, тогда мы, наконец, займёмся хорошими делами». Но все хорошие дела откладываются, появляются новые изголодавшиеся люди. Тем не менее, интересное что-то происходит. 
 
Задачи современного архитектора
 
Теперь непременное требование для каждого архитектурного проекта – как минимум, три варианта фасада. Это подразумевает, что выбор производит не архитектор, который эти фасады рисует, придумывает, а заказчик или Москомархитектура.
Наш стройбизнес становится все проще и проще, более и более коммерческим, и поэтому строит достаточно примитивные (мы говорим в первую очередь о жилых домах) 20-этажные и выше пластины, длиной по 200, высотой 70 и шириной 15 метров. Композиция из таких гигантских пластин, образующих замкнутое каре, называется теперь квартал, хотя это не совсем квартал. И это безобразие мы должны декорировать. Появилась целая плеяда таких фасадных архитекторов, которые придумывают хитроумные фасадные узоры, раскрашивают панели. Но, на самом деле, это не дело архитектора. Лучше честно звать на эту работу художника – человека, который думает другим полушарием. У него это даже лучше получится – в клетку, в шашечку, в полоску.
Архитектора теперь представляют как специалиста, который рисует фасады. Потому что все остальное прописано в нормах или определяется техническим заданием от риэлторов. Это шаблоны и стандарты и никакого особого творчества здесь нет, и не подразумевается. То, что сейчас строится – это в основном недвижимость, то есть коммерческий продукт, а не архитектура. 
Не исключаю, что все меняется, и профессия архитектора трансформируется. Лет 10-15 назад все стали дизайнерами, теперь урбанистами. Толком никто не знает,  что это такое, а урбанистов как собак не резанных. Урбанист – звучит модно. 
 
 
В 2014-2015 годах "Остоженка" провела архитектурно-градостроительное исследование и выпустила по его результатам книгу "Кварталы Волхонки – Территория культуры – Архив Волхонка". Подробнее об этом проекте: http://archi.ru/russia/59475/genii-vazhnogo-mesta
 
 
Важная часть исследования — проложение новых маршрутов и пешеходных связей между разобщенными дворами Волхонки. Возведение новых сооружений предполагается в границах и параметрах исторических зданий, существовавших на этих участках когда-то. 
 
 
Мы сейчас часто занимаемся большими городскими фрагментами. Не знаю, возрастная это особенность или результат профессиональной биографии. Но вообще я принципиальной разницы между градостроительной задачей и интерьером для себя не вижу. И то и другое  – профессиональная задача, и является неким пространственным уравнением, которое проектировщик, урбанист, архитектор, интерьерщик или дизайнер решает.

На стрелке между Остоженкой и Пречистенкой в исследовании предлагается возвести павильон в масштабах двухэтажного дома, снесенного в 1972 году. Памятник Энгельсу, оставаясь на своем месте, интегрируется в новую постройку.

Я считаю, что диапазон от города до дверной ручки – это мечта архитектора. Идеалом такой разносторонней творческой фигуры с диапазоном от художника, графика, скульптора до градостроителя, урбаниста, утописта и философа был Корбюзье. Для моего поколения именно он был объектом подражания и зависти. Я считаю, что повезло тем из нас, кто попробовал себя на разных участках этого диапазона. Что до меня, то мне все одинаково интересно, если надо – могу и дверную ручку спроектировать.

www.ostarch.ru

 

Уместность

30.05.15
11:10
Категории: | События | Выставки

АРХ Москва 2015. Экспозиция бюро «Остоженка».

Год назад были подведены итоги выставки «Арх Москва 2014» и объявлено имя «Архитектора года». Им стал Александр Скокан  –  руководитель архитектурного бюро «Остоженка». Вручая почетный диплом, свидетельствующий о  признании профессиональным сообществом достижений Александра Скокана, куратор выставки Барт Голдхоорн, отметил, что эта номинация связана с совокупностью заслуг архитектора, отличившегося в течение всего года: «Остоженка» – эта та компания, которая в продолжение долгих лет создает очень качественную архитектуру, имеющую к тому же социальную направленность. Александр Скокан – архитектор с огромным опытом в области жилищного строительства, он делает такие проекты, в реализацию которых в нынешних российских условиях вообще невозможно поверить – настолько они инновационны». 

Обладатели почетного звания получают право проведения персональной выставки в рамках следующего фестиваля «АРХ Москва». Выставки «Архитекторов года» превращаются в продолжение диалога с обществом - кто-то предлагает отчет о проделанной работе, кто-то делится опытом, секретами и технологиями проектирования, кто-то декларирует свои взгляды и ценности.

Как оказалось простая, на первый взгляд, концепция «Остоженки» вобрала в себя все перечисленные возможности, причем сделано это скромно, изобретательно и комплиментарно для зрителей – чтобы получить всю информацию им придется проявить интеллект и находчивость. Посетителям предлагается путеводитель, в который поможет прочитать и рассмотреть все смыслы, упакованные в «пустое», казалось бы, пространство. Об идее необычной экспозиции говорится в Манифесте, написанном лично руководителем мастерской (прилагается), а нам Александр Андреевич подробно объяснил мотивы такого решения и рассекретил тайники выставки. 

«Мы как лучшие архитекторы получили лучшее пространство. А, как говорят наши риэлторы, самое главное в архитектуре это место – «location, location и location». В нашей экспозиции все так же  - главное это место. Место, которое начинает всю экспозицию АРХ-Москвы и является с одной стороны аван-пространством, а с другой – транзитным. Мы назвали его «Остоженка». Мы исходили из свойства этого особенного места и желания его не испортить. Люди же пришли посмотреть не только на нашу экспозицию, а на всю большую выставку. Наша часть - это некоторый тамбур, прихожая. Мы считаем, что квинтэссенция архитектуры это пространство.

Идея экспозиции трехслойная. Первый слой – полотнища, которые создают несколько театральную обстановку, организующую пространство. Они помогают притормозить, трансформировать, закрутить, немножко запутать транзитный поток посетителей. Здесь удобно назначать встречу: ты находишься и на виду, на проходе, а в тоже время за ширмами можно найти более приватное пространство и общаться.  Мне пришло в голову, что блуждая между этими ширмами, можно даже встретить самого себя:  сюда завернул, а отсюда еще не успел уйти и увидел самого себя со спины… Это некий пространственный трюк.

В тоже время мы ставим некий эксперимент и над самими собой, и над зрителями.Наша жизнь наша хаотична и разнообразна, но в ней есть места, точки, когда все фрагменты  собираются и хаос превращается в понятную картину, в понятное явление. 

Это второй слой экспозиции. На полотнищах размещены фрагменты трех композиций - надпись «архитектурное бюро Остоженка», логотип (два квадрата, черный и красный) и макет Остоженки, которая дала название нашему бюро. Они разбросаны в хаотическом беспорядке, но есть три точки за пределами этих композиции. Если встать на одну , то вдруг среди беспорядка знаков и букв, вы ясно увидите надпись. Отойдете вправо или влево в сторону - и все опять превращается в хаос. Такое же превращение происходит с макетом и логотипом.

Так мы хотим показать, что в мире есть какие-то магические места, смысловые сокровенные точки, в которых нам все становится  ясно и понятно мир и собирается в таких «точках сборки» (как это называется  у военных). Надо стремиться их отыскивать, или самому создавать и  формировать. Для того чтобы помочь посетителям, на входе в экспозицию можно взять путеводитель-листовку, в котором обозначены эти места, а на полу наклеены круги, которые обозначат три таких «точки сборки».

Третий смысловой уровень нашей выставки связан с современными технологиями. Мы люди 21-го века и у всех есть какие-то гаджеты для получения и считывания информации. На полотнищах зонирующих пространство есть желтые круги. Если  навести на них телефон, планшет, то можно увидеть 9 объектов. Это 3D-макеты, которые будут возникать «из воздуха». Их можно будет крутить, рассматривать. 

Макет – это основа  архитектуры. Это то, за что  архитектор, на самом деле,  отвечает. Дальше проект начинает жить своей жизнью – его портят заказчики, портят строители, портят потребители и эксплуатирующие организации. Далее макета – этой «пространственной игрушки» -  архитектор реально не может отвечать за то, что происходит с его зданием. Поэтому мы представляем 8 проектов в виде 3D-моделей.

Их можно не только разглядеть, но и сохранить в памяти гаджета, украсть его. Где еще такое возможно – унести с собой фрагмент экспозиции, если она понравилась. Это проекты:

1. Жилой комплекс в Борисоглебском переулке

2. Офисное здание на Трубной улице 

3. Национальная библиотека Кансай-Кан

4. Жилой комплекс и офис на Пречистенской набережной

5. Жилой комплекс в городе Балашиха

6. Торговый центр «Гвоздь» на Волоколамском шоссе

7. Жилой комплекс в г. Одинцово

8. МФК и центр художественной гимнастики на ул.Верейская

Нам кажется, что такая форма презентация нашей работы более емкая и интересная, чем  демонстрация фотографий. Потому что архитектурная фотография это особый жанр, в котором  образ архитектуры больше зависит от фотографа, чем от архитектора. Любой объект можно снять так что, его дефекты будут незаметны, а какие-то достоинства выпячены. Любая архитектурная фотография имеет приблизительное отношение к реальному, построенному проекту. Поэтому вывешивать проекты не хотелось - архитекторы люди раздражительные, оплюют любую архитектуру, так что лучше было не подставляться. 

Кроме этой экспозиции мы поучаствовали в выставке настоящих рукодельных макетов - Музее макетов, который придумал Барт Голдхорн. Ведь макеты это не только рабочий инструмент, но и художественный  объект. Я считаю, что макет – это вещь мистическая и любой макетик, не важно из чего он сделан, имеет больше смысла и больше значения и ценности чем любая шикарная 3D-композиция. Потому что это плоская картинка, в ней не так много содержания, как в таком магическом предмете, как макет. Он сам о себе знает больше. Ты его сделал, а дальше он тебе рассказывает, как он должен развиваться дальше. 

В этом музее мы выставляем два маленьких макета. Хотя просили один, но мы не могли себе отказать. Один из ранних начала 90-х годов – это здание Международного банка, за который мы в 95 получили Госпремию. Вначале 90-х мы все были свежие, немного наивные и у нас было искреннее и наивное представление, о том, как должен выглядеть банк. Он должен был подхватить  традиции, которые прервались в 1917-м году.

 

Вторая игрушка – макет, который мы делали для японского конкурса на  парламентскую библиотеку в Кансай-кан.  Мы ничего не выиграли, но мы сделали композицию, которая нам самим очень нравилась и в то же время мы не до конца понимали,  как она будет развиваться. Это та форма, из которой потом художник Владимир Чайка сделал наш логотип, состоящий, из двух квадратов. А макет тогда сделал замечательный архитектор Игорь Корбут, которого, увы, уже нет в живых. В нашей цеховой истории есть такие люди, которые не стали публичными фигурами, у всех на слуху. Но они очень важны для профессионалов. Его мнение, его суждение всегда было очень важно и ценно для нас. И то, что этот макет сделан его руками имеет для нас значение - это тоже память о нем. Он оформлен как ящичек со стеклом, а в нем два секретика – такие, как делают дети. Для того, кто эту историю знает, все будет понятно, ну а кто не знает, скажет: «какой-то интересный секретик».

Такова концепция нашей выставки - мы поставили пространственную задачу, и нашли решение уместное, как нам кажется, для этого места. Уместность –  это один из наших главных критериев.

МАНИФЕСТ

Архитектурная экспозиция – это PR-акция, послание коллегам-архитекторам, непосвящённой публике или что-то ещё? Может быть, это рефлексия, преодоление комплекса неполноценности, эксгибиционизм, иное что-то?

Во всяком случае, это хороший повод поразмышлять на тему, кто мы такие, что мы делаем и что должны или хотим делать.

По правде говоря, большая часть того, что мы проектируем, называется просто недвижимость (real estate), и мы не более, чем один из многих инструментов для создания и продвижения ее на рынке. Наши способности особенно востребованы, когда заходит речь о декорировании этой недвижимости, т.е. о рисовании фасадов, хотя во многих случаях для этих целей более подошёл бы художник.

Коллег-архитекторов мы вряд ли порадуем фотографиями построенной по нашим проектам недвижимости: к сожалению, довольно часто качество построек не соответствует идеалу, да и коллеги всегда очень придирчивы и разборчивы.

Мы решили, что, может быть, будет правильно, используя потенциал места, где будет располагаться наша выставка, и вспоминая уроки наших риелторов, что главное в архитектуре — это место, где она  расположена, считать экспозицию местом встречи, общения и связанных с этим всяких человеческих радостей.

Как в восточной мудрости, говорящей, что суть или польза кувшина в пустоте, заключённой в нём, так и здесь, мы пытаемся показать, что смысл архитектуры там, где её нет, т. е. в пустом пространстве, в котором нет ничего кроме полотнищ, членящих это пространство на более мелкие порции, делая его  приспособленным не только для движения, прохода, но и для неожиданных столкновений, узнаваний, представлений, знакомств, разговоров и т.п.

Одним словом, добро пожаловать в пространство «Остоженки»!

 P.S. А поскольку мы проживаем свою жизнь не только в пространстве, но и во времени, а на дворе эпоха высоких технологий – XXI век, где у каждого современного человека всегда с собой есть какой-нибудь «гаджет» – все желающие смогут, следуя инструкции, получить дополнительную информацию о проектах ООО Архитектурного бюро «Остоженка» на своём устройстве.

 

Фасады нового корпуса Третьяковской галереи: конкурсная концепция АБ «Остоженка»

16.07.13
14:18

Архитекторы предложили декоративно-орнаментальную фасадную структуру, следующую за всеми линиями плана.

Архитекторы бюро «Остоженка» признаются, что разработка конкурсной концепции оказалась непростым с профессиональной точки зрения делом.  Из пояснений авторов следует, что они попытались выстроить архитектурный диалог с историческими зданиями, построенными по проектам В.М. Васнецова и А.В. Щусева, используя ту же, преимущественно красно-белую, с отдельными разноцветными добавками, цветовую гамму и  объемные орнаментальные элементы. Однако в отличие от этих и других зданий комплекса, выходивших в уютные Замоскворецкие переулки, главные фасады новых построек обращены к каналу, к открытым городским пространствам, где доминируют Кремль, комплекс зданий Б. Иофана и другие крупные сооружения.

Архитекторы предложили декоративно-орнаментальную фасадную структуру, следующую за всеми линиями плана  и представляющую собой набор цветных бетонных элементов различной конфигурации и размера, промежутки между которыми заполнены витражными конструкциями. Такое решение позволяет достаточно гибко реагировать на потребность внутренних помещений в дневном свете и  предполагает вариативность. 

Комментарий архитектора Марии Дехтяр: 
 
Анализ предложенного проекта, истории развития и формирования всего музейного комплекса, растянувшейся на более чем сто лет, выявляет много противоречий, и поэтому естественным кажется желание предложить более радикальные решения. Однако рамки конкурса, в котором мы согласились участвовать, не позволяли это сделать. Мы ограничились предложениями только по поводу фасадной оболочки. Это была непростая с профессиональной и этической точки зрения задача, требующая одновременно такта и решительности. За очень небольшой срок необходимо было проанализировать ресурсы существующего проектного решения, понять запрос такого сложного организма с долгой историей, как Третьяковская галерея, и, наконец, почувствовать к чему склоняет данная территория, место.

Предлагаем также ознакомиться с другими конкурсными концепциями.

Проект бюро SPEECH 

Проект бюро ТПО «Резерв» 

Проект бюро TOTEMENT/PAPER 

Проект бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» 

Проект бюро UNK project 

 

Официальный сайт бюро: ostarch.ru

В Институте Генплана Москвы продолжается обновление кадрового состава

26.02.13
16:45
Категории: | События | Хроника

20 февраля на должность главного архитектора  ГУП «НИ и ПИ Генерального плана города Москвы» заступил Андрей Гнездилов, один из основателей бюро «Остоженка».

Незадолго до этого стало известно, что и.о. директора Института Генплана назначена Карима Нигматулина. Ранее, занимая другие руководящие должности в структуре той же организации ( с августа 2012 года - первый зам. директора), она возглавила разработку мастер-плана или перспективной программы градостроительного развития г. Москвы, присоединенных территорий и всей Московской Агломерации в виде единого системного документа.

В связи с этой первоочередной задачей, стоящей перед Институтом, приглашение Андрея Леонидовича Гнездилова в команду вполне понятно. Бюро «Остоженка», со-основателем и идеологом которого он является, известно средовым подходом к проектированию и сформировало многие из его принципов. Андрей Леонидович участвовал в создании масштабных градостроительных концепций для Москвы и других городов России (Омск, Пермь, Самара), а также в глобальном исследовании, проведенном в рамках конкурса на концепцию развития Московской Агломерации. Проделанная работа позволила выявить слабые и сильные стороны столицы и ее региона, лучше понять потенциал имеющихся ресурсов. Творческая группа, куда входила «Остоженка», оказалась в числе финалистов конкурса. Команда Института Генплана считает, что опыт Андрея Гнездилова позволит эффективно решать весь спектр актуальных задач. Добавим также, что в лице нового главного архитектора важное профильное учреждение обрело своего представителя и в Архитектурном совете Москвы, состав которого был недавно обнародован.


Источник (информация и портет): сайт ГУП «НИ и ПИ Генерального плана города Москвы»

Иллюстрации из презентации концепции «Большая Москва», представленной бюро «Остоженка».

«Остоженка» 2006 - 2012

23.12.12
17:04
Категории: | События | Книги

Для известного архитектурного бюро, тезки исторического района Москвы, конец года ознаменовался выпуском сборника новых проектов, уже второго в серии Tatlin Mono.

В конце 1980-х Совмин СССР решил построить элитный дом в Савеловском переулке - для председателя Рыжкова и его замов. Местные жители активно протестовали против строительства. Тогда нашелся умный человек – заместитель председателя местного райисполкома Малютина Татьяна Григорьевна, которая предложила чиновникам: «Давайте вы будете строить не только для себя, но и сделаете реконструкцию района». Планом реконструкции занялось бюро «Остоженка», вышедшее в 1989 году из Научно-проектного центра МАРХИ. Историю мастерской с новыми подробностями вспоминают в уже втором посвященном «Остоженке» выпуске «Татлин Моно» Андрей Гнездилов, Дмитрий Гусев, Владимир Ерманенок, Раис Баишев, Валерий Каняшин – ядро коллектива, уникально неизменившееся за все эти годы. Директор и главный архитектор бюро Александр Скокан в отдельном интервью дает оценку обозначенному периоду. Шесть лет, с 2006-го -по 2012 -й, для «Остоженки» были не менее плодотворными, чем предыдущие. От разработки отдельных эксклюзивных домов мастерская вновь вернулась к градостроительству. Опыт, приобретенный при создании генплана района Остоженка, оказался применим и в более крупных масштабах.

Как известно, в этом году мастерская вышла в финал конкурса «Большая Москва». Эта работа в сопровождении вводных тезисов архитектора и краеведа Андрея Балдина и открывает каталог новых проектов. Градостроительный акцент в нем очевиден – бюро проектировало кварталы в Перми, Самаре, Омске, Зеленограде, городе Видное, на территории Тушинского аэродрома. Общее для всех решений – стремление к ясной, регулярной структуре в сочетании с воспроизведением планировочных идей, исторически характерных для того или иного места. Уважение к последнему всегда было и до сих пор остается краеугольным камнем философии мастерской. В сборник также включены значительные конкурсные разработки – для павильона России на «Экспо-2010» в Шанхае, района A 101 в Подмосковье и кампуса МИСИСа. Отражено проектирование масштабных жилых комплексов «эконом-класса», ставшее в последнее время одним из основных направлений деятельности бюро, представлены и многие другие опыты, концептуальные, успешно воплощенные или еще находящиеся в стадии реализации.

Презентация выпуска состоялась 6 декабря в одном из корпусов Музея Москвы, расположенном в архитектурном комплексе «Провиантские склады». Теплые слова дружному коллективу «Остоженки» говорили президент Союза архитекторов России Андрей Боков, профессор, заслуженный архитектор России Илья Лежава, народный архитектор России Юрий Гнедовский. На старинные беленые стены проецировались кадры из рабочих будней, фильмы, снятые в разное время существования бюро, история которого насчитывает уже почти четверть века.

Архитекторы Александр Скокан и Андрей Гнездилов («Остоженка»)

Речь держит друг бюро, архитектор Юрий Гнедовский

Официальный сайт бюро: www.ostarch.ru

Раздел бюро «Остоженка» на сайте archplatforma.ru

Cайт издательства Tatlin: www.tatlin.ru

Прогулка по Грюнвальду

06.08.12
12:00
Категории: | Новости | Архитектура

Авторы клубного квартала, выросшего на границе Москвы и Сколково, провели по нему экскурсию для журналистов. О совместной работе над комплексом рассказали Сергей Чобан и Сергей Кузнецов (SPEECH Чобан & Кузнецов), Валерий Каняшин («Остоженка») и Антон Мосин («Мосин и Партнеры»).

Участок, где были построены 13 шестиэтажных жилых домов, находится cразу за поворотом со Сколковского шоссе к поселку Заречье, на правом берегу реки Сетунь. К кварталу подступает лес, что нашло отражение в названии проекта - «Грюнвальд» («зеленый лес» в переводе с немецкого), название также отсылает к одноименному престижному кварталу Мюнхена.

Из обращенных в сторону леса окон открывается вид и на Школу управления «Сколково», спроектированную Дэвидом Аджайе.

Пространство квартала многоуровневое. От проезжей части его отделяет стена стилобата, где разместились парковки. Сверху пролегла пешеходная эспланада с островками зелени, вдоль нее ожерельем расположились жилые дома, ориентированные на внутренний променад главными входами, а по насыпи между зданиями проходит панорамная тропинка – еще одна прогулочная зона квартала.

Благодаря такой иерархии пространств в квартале есть ощущение приватности и обособленности. Но то ли потому что не выросли еще деревца на улице с оптимистичным названием «Весенняя», то ли потому что дома еще не полностью заселены, «Грюнвальд» с его чистеньким мощением и молчаливыми зданиями кажется пока пустым, «стерильным» архитектурным пространством. С другой стороны, организаторы пресс-тура специально выбрали момент, когда комплекс еще можно спокойно обозреть снаружи и изнутри (мы заходили в пару свободных квартир) в первозданном - уже законченном, но еще не обжитом - виде.

В историю российской архитектуры XXI века этот проект может войти как первый реализованный опыт сотрудничества архитекторов из разных бюро в рамках единого мастер-плана. Практика, популярная на Западе, потихоньку прививается и в нашей стране  (здесь можно вспомнить «Садовые кварталы» в Хамовниках ). Но для 2003 года, когда было начато проектирование комплекса в Заречье, это было ново.

«Грюнвальд» - нетипичная история и для рынка недвижимости. На четырех выгодных гектарах между городом и лесом девелопер мог бы забабахать многоэтажную громаду с легкой претензией на элитность и успокоиться. Специалисты «Группы ЛСР» решили, что в этом месте правильнее соорудить клубный квартал бизнес-класса с камерной, уютной средой, какая бывает в европейских городах. Расчет был сделан на то, что клиентов привлекут преимущества загородной жизни (тишина, свежий воздух, реликтовые сосны, заглядывающие в окна и т.п.), одновременно близость к столице  (двадцать минут езды без пробок) и нестандартное жилье по проектам архитекторов первого ряда.

Разработчиками мастер-плана выступили два бюро: SPEECH Чобан & Кузнецов (Сергей Чобан уже работал с «Группой ЛСР», проектируя «Дом у моря», жилой комплекс в Санкт-Петербурге) и «Остоженка». Они задали пространственную структуру, расположение и конфигурацию домов, придумали четыре типа зданий. В застройке чередуются корпуса, круглые в плане, секторные и две разновидности квадратных. В девелоперской «легенде» они потом получили говорящие наименования: «Вальс», «Сектор», «Кубус», «Вуаль» (последний из-за специфики фасада).

«Круглые и секторные дома – непростая планировочная задача, но они дают интересные видовые точки, обогащают пластику пространства», - объяснил Сергей Чобан и добавил, что сейчас на такую нестандартную конфигурацию решиться не каждый девелопер, а  «ЛСР» во многих моментах пошла архитекторам навстречу. Авторам мастер-плана удалось, например, убедить заказчиков в необходимости потратиться на качественные натуральные материалы – в отделке большинства зданий был использован светлый камень. Проработкой фасадов, планировкой этажей и решением входных зон каждого типа домов занимались разные мастера. Здесь к SPEECH и «Остоженке» присоединились «Проект Меганом» с Антоном Мосиным и немецкая компания AssmannSalomon.

Бюро SPEECH взяло на себя самую сложную форму – круглую. Корпуса под кодовым названием «Вальс» представляют собой башни с навесными вентилируемыми фасадами, «сплетенными» из рельефных плит. Каменная «плетенка» обрамляет регулярную сетку окон. Горизонтальное рифление плит – не только декоративный прием, придающий поверхности фактурность – оно также нивелирует технические зазоры между блоками.

На пяти этажах «Вальса» по три квартиры, шестой делят два пентхауса. Проектировщики постарались свести неортогональные элементы в плане к минимуму, чтобы облегчить зонирование и расстановку мебели в интерьерах. Свободу планировочных маневров обеспечивает и малое количество несущих опор.

Сергей Чобан во время экскурсии высказал мнение, что проблему энергоэффективности зданий нужно в первую очередь решать на архитектурном уровне, а не полагаться целиком и полностью на последующую технологичную «начинку». В спроектированных SPEECH Чобан & Кузнецов корпусах важную роль играет баланс каменных и стеклянных поверхностей.

 «Сектор» делала «Остоженка». Строгую нарезку горизонтальных каменных плит оживляет «аритмия» разнокалиберных оконных проемов и вкрапление пластин разных оттенков песочно-древесной гаммы. В отделке плоских фасадов камень сочетается с облицовочными панелями, имитирующими дерево. 

Валерий Каняшин («Остоженка»)

Дома в «Грюнвальде» стоят на расстоянии достаточном, чтобы прочитывались особенности архитектурного решения, но все же довольно плотно. Антон Мосин, которому достались корпуса с простым, почти квадратным планом, решил проблему визуальной защищенности обитателей посредством фасадов. Издалека кажется, что его дома обтянуты зеленой маскировочной сеткой (вуалью). При ближайшем рассмотрении она оказывается оболочкой из перфорированных алюминиевых панелей цвета патинированной меди. Фасады, выходящие на соседние дома, целиком закрыты панелями, часть которых является балконными дверцами.

Стены, где нет ситуации «окно в окно» - панорамные, стеклянные. На них вторым слоем тоже установлены аналогичные панели, но здесь их можно перемещать по направляющим, регулируя степень света и тени в той части квартиры, где предположительно жильцы будут обустраивать гостиные.

«Панели позволят обойтись без штор, кроме того, они хорошо поглощают звук», - рассказывает Антон Мосин.

Рисунки перфорации были позаимствованы из ассортимента русских народных орнаментов вышивки крестиком. Узоры на всех трех «Вуалях» разные: есть дубовые листья, подсолнухи и гроздья рябины. 

«Кубусы» выполнило немецкое бюро AssmannSalomon. «У европейской компании, имеющей большой опыт в проектировании подобных кварталов, было чему поучиться», - рассказывает об интернациональной составляющей проекта Сергей Кузнецов. Поэтому «Грюнвальд» может войти в историю архитектуры и как один из первых объектов столичного региона, где  до конца довели свою работу зарубежные архитекторы. Ведь здесь, как известно, иностранцам не очень везет, но у «Сколково», видно, какая-то особенная аура.

«Кубусы» отличаются стройными рядами окон квартир и «мондирановскими» переплетами остекления лестничных проемов. Разнообразие в пластику фасадов вносят асимметричные прямоугольные выступы. Еще одна особенность этих домов - самые компактные и простые по планировке квартиры. Словом, это характерный образец рациональной западной архитектуры.

После прогулки по кварталу участники пресс-тура имели возможность задать вопросы архитекторам и представителям девелоперской компании. Нас заинтересовала инфраструктура микрорайона, потенциальный образ жизни его обитателей. Сейчас, строя жилые кварталы, девелоперы выносят на щит обилие общественных пространств и заведений, наличие не только парковок, но и образовательных учреждений. В «Грюнвальде» есть парковка, фитнес-центр, в зданиях имеется некоторый процент коммерческих площадей, который теоретически может быть занят офисами, магазинами или другими предприятиями сферы услуг.

Слева направо: Василий Фетисов, Сергей Кузнецов, Антон Мосин, Валерий Каняшин

«Плотность населения в «Грюнвальде» невысока, строительство детских садов и тем более школ не предусмотрено по нормам. Тем более учебные заведения имеются в шаговой доступности», - объяснил Валерий Каняшин. Однако, как мы увидели чуть позже, детей в не полностью заселенном квартале уже немало (как раз после слов Валерия на улице появилась группа мам с колясками), поэтому жильцам придется что-то придумывать, как минимум, с детскими игровыми площадками. Хотя, когда под боком лес, это не самая большая проблема.

Круглое здание с разноцветными стеклянными фасадами - фитнесс-центр, спроектированный бюро SPEECH Чобан & Кузнецов.

Вообще сложилось ощущение, что по атмосфере и ритму комплекс больше всего подошел бы именно семьям с маленькими детьми, а по географии - бизнесменам, связывающим свое будущее с деятельностью в Сколково. С точки зрения инфраструктуры и строительной стратегии авторы идеи «Грюнвальда», кажется, изначально рассчитывали на соседство строящегося иннограда, где запланированы разнообразные общественные пространства, магазины, детские сады и многое другое.

Зашла речь и о коммерческой стороне проекта. В смысле рентабельности не очень понятно, почему девелоперы задействовали не одно бюро, а несколько. Обошлось это явно дороже, в то время как окупаемость такого рода затрат просчитать сложно. Общий ответ: город, даже маленький, выглядит живее, когда у домов есть индивидуальность, когда чувствуется рука разных мастеров. Об этом говорили и сами авторы, и присутствовавший на встрече представитель девелоперской компании Василий Фетисов. Он не назвал конкретных цифр, обмолвился, что кризис, само собой, внес корректировку в планы и сроки, заверил, что уже  90%  квартир продано, и все затраты себя оправдали. Возвращаясь от бизнеса к архитектуре, можно сказать, что самым позитивным следствием коалиции творческих сил стал объект, абсолютно органичный в «заповеднике современной архитектуры», которым уже в обозримом будущем грозит стать Сколково.

«Садовые кварталы»: станет ли опытная модель образцовой?

14.03.12
16:57

В Хамовниках продолжается строительство элитного микрорайона. В феврале был проведен «круглый стол», в ходе которого архитекторы, критики и инвесторы обсудили особенности и перспективы проекта, объединившего на одной стройплощадке сразу семь видных российских бюро.

Тема встречи - «Авторская архитектура кварталов: градостроительный и потребительский аспекты». В центре внимания оказался проект, уже отмеченный крупными профессиональными премиями (в том числе «Жилой комплекс года», Urban Awards, 2011) и признанный одним из самых значимых событий последнего времени в российской архитектуре. Напомним, почему «Садовые кварталы» достойны неоднократного и самого пристального рассмотрения. 

Участок, где в три очереди ведется строительство четырех элитных кварталов, имеет крайне удачное расположение: в двух шагах от метро Фрунзенская, в самом сердце района Хамовники – рядом с парком им. Мандельштама, между улицами Усачева, Ефремова и 3-ей Фрунзенской.

Генеральный план «Садовых кварталов». В первую очередь в 2013 году будут сданы объекты, обозначенные цифрами 4.1-4.8.

Раньше на этом месте был завод «Каучук». Компания Уникор, собственник предприятия, вывела его в одну из периферийных промзон и занялась рекультивацией бывшей территории завода для возведения жилого комплекса. «Чистое поле» площадью 11 га посреди исторической застройки в престижной, экологически благополучной зоне столицы –  просто «Платиновая миля», идеальная ситуация для элитного строительства. Впрочем, девелопер мог выбрать самые разные сценарии ее развития. Компания Уникор пошла по достаточно сложному пути. Было решено строить не просто элитный микрорайон, а «город в городе», «город-сад» – провести экореконструкцию с обновлением грунта, спрятать все транспортные коммуникации и паркинги под землю, освободив тем самым кварталы от машин, разбить площади и бульвары, обустроить в центральной части пруд с набережными, создать инфраструктуру, включающую школы и детские сады, помещения для кружков и занятий спортом, магазины, кафе, рестораны и прочее. Были также выделены зоны деловой активности с бизнес-центром.

Дома  по проекту «Сергей Скуратов Architects»

Важно, что при всем этом ставку сделали на актуальную авторскую архитектуру и именно российскую, хотя к такому решению пришли не сразу. По словам Аркадия Воловника, вице-президента по развитию девелоперских проектов УК Уникор, тендер, проведенный среди западных бюро, выявил, что зарубежные мастера «не готовы работать в российских условиях и не знают запросы наших людей». Единственный иностранец, привлеченный в итоге к работе, - Хосе Асебильо, главный архитектор Барселоны. Он выступил консультантом по структуре кварталов. В качестве генерального проектировщика была выбрана компания «Сергей Скуратов Architects». Наряду с ней различные объекты в проекте выполняют ТПО «Резерв», SPEECH Чобан&Кузнецов, «Проект Меганом», «А-Б», бюро «Остоженка», «Бюро 500».

Участники круглого стола. Слева-направо: архитектор Иван Щепетков ( «Бюро 500»), историк архитектуры Николай Малинин, архитектор Сергей Скуратов, модератор беседы, обозреватель Валерия Мозганова (Бизнес ФМ), Юрий Григорян («Проект Меганом»)

Зачем нужно было приглашать столько именитых мастеров в один проект? Как им работается вместе? Повысил ли этот ход коммерческую эффективность? Стоило ли вообще придумывать для жилого комплекса такую сложную и недешевую структуру? Как этот микрогород будет взаимодействовать с макрогородом? И, наконец, станут ли «Садовые кварталы» образцом для подражания? Сегодня, когда возведены каркасы зданий первой очереди (2010-2013 гг.), и в них распродано более половины квартир, создатели микрорайона решили, что уже могут ответить на эти вопросы, и встретились с журналистами за «круглым столом» в бизнес-центре «Арбат», расположенном в Хамовниках по соседству со стройплощадкой.

Архитектор Юрий Григорян, вице-президент по развитию девелоперских проектов УК Уникор Аркадий Воловник, архитектор Сергей Никольский (бюро «А-Б»)

Во избежание монотонности и пестроты. Объемно-пространственная концепция «Садовых кварталов»  закладывалась еще до того, как было принято решение привлечь несколько бюро. Четкая композиция с парком и прудом в центре стала основой для формирования кварталов как единого организма. Идея «распределить» объекты между авторами, объяснил Аркадий Воловник, возникла из желания избежать монотонности застройки: «Мы привлекли семь мастерских, чтобы на одной территории были разные дома. Москва ведь вся разная, и «эклектичный» подход органичен для ее градостроительной традиции. При этом все авторы придерживались дизайн-кода, заданного главным архитектором, что собирает их работы в одно целое».

Дома, спроектированные бюро «Проект Меганом»

Объекты «Бюро 500»

Дома  по проекту «Сергей Скуратов Architects»

Код, разработанный мастерской Сергея Скуратова для «Садовых кварталов», включает единый высотный регламент, использование в зданиях однотипных элементов (например, везде есть входные атриумы в два света) и материалов, среди которых ведущая роль отведена кирпичу. «Это не самый модный сейчас материал, но он как нельзя лучше соответствует «днк» места и придает в целом модернистскому архитектурному решению достаточную долю консерватизма, - отметил Сергей Скуратов, собственноручно выбиравший качественные кирпичи на фабриках в Голландии. Опытный мастер признался также, что «Садовые кварталы» - самый сложный в его практике проект: «Строительство отдельных домов – дело уже привычное, а  трехуровневая подземная структура, объединяющая постройки, возводимые в три очереди, – новое, сложное. За время проектирования три раза менялись пожарные нормы, и приходилось все переделывать. Здесь на одной территории сосредоточено множество функций жизни человека. Увязать все это вместе непросто».

Объекты «Сергей Скуратов Architects»

Объекты «Сергей Скуратов Architects»

Поэтому главный архитектор, как он сам говорит, рад, что не приходится все делать одному. В команду были приглашены его коллеги по цеху, отношения между которыми основаны на дружбе и профессиональном уважении. Все работают в одном жанре – умной, интеллектуальной архитектуры и способны вести диалог, что для достижения гармоничного результата, пожалуй, важнее всего. Представители трех бюро, работающих вместе с Сергеем Скуратовым над зданиями первой очереди, говорили об уникальном опыте, который они получают, участвуя в этой истории. Иван Щепетков из «Бюро 500» рассказал, что свою задачу он и его коллеги видели в том, чтобы встроить доверенные им два дома  в общую картину, как детали в пазл - «не выпасть и не притянуть лишнего внимания». Сергей Никольский из «А – Б» выразил благодарность за то, что им, напротив, дали выйти за ограничительные рамки и сделать одно, но едва ли не самое заметное здание, выделяющееся на общем фоне каплевидной формой и сплошным остеклением. Юрий Григорян (у «Проекта Меганом» в проекте три  жилых дома с фактурными «сетчатыми» фасадами) вспомнил о своем первом сотрудничестве с Сергеем Скуратовым на Остоженке, когда они строили жилые дома на соседних участках. Еще тогда (конец 1990-х-начало «нулевых»), их коллега, архитектор Сергей Гришин убедил девелопера в необходимости отдать объекты нескольким архитекторам, чтобы поддержать разнообразие исторической застройки.

Здание от «A-Б»

Посторонним вход разрешен. Феномен Остоженки во время обсуждения вспоминали неоднократно, и не со знаком «плюс». Большинство зданий «Золотой мили», примечательных с архитектурной точки зрения, имеют закрытую территорию. Остоженка превратилась в «каменный мешок», выключенный из жизни города - одни машины, охранники, а красоты архитектуры совсем не видно, хотя, как сказал Скуратов, в новостройки закладывались общественные функции, но они оказались невостребованными. Участвующий в круглом столе историк и критик архитектуры Николай Малинин высказал опасение, не разделят ли «Садовые кварталы» участь Остоженки (не исказит ли и этот прекрасный замысел привычка состоятельных собственников всеми способами отгораживать свое пространство от постронних)? «Репрезентация проекта радует. Это, действительно, музей современной архитектуры, где каждое здание – своего рода шедевр. Но важны не отдельные здания, а пространство между ними. Когда все зеленое - очень красиво, а как это будет выглядеть зимой, которая у нас полгода? Чтобы делать вывод, удался ли эксперимент, нужно понаблюдать за жизнью проекта лет 10-20», - рассуждал он.

Здание от «A-Б»

Аркадий Воловник от лица компании-девелопера заверил, что в проекте соблюден баланс приватного и публичного пространств. Последнее составляет около 6 га (из общих 11). Нельзя будет закрыть доступ к центру микрорайона, к пруду, который запроектирован так, чтобы промерзать зимой до основания и функционировать как общественный каток. В кварталах с их значительной площадью озеленения должно быть достаточно места для прогулок и отдыха для горожан. Пространство микрорайона задумывалось как открытое, демократичное, активно взаимодействующее с городом и претендующее на роль нового центра притяжения. Проектом также предусмотрена модернизация транспортной структуры всего района. Словом, Хамовники от появления «Садовых кварталов» только выиграют.

Объекты «Сергей Скуратов Architects»

Клиент созрел. Вкладываясь в разработку комфортной среды обитания, инвесторы рассчитывали на новый тип потребителя. По мнению Дмитрия Кузнецова, руководителя Департамента продаж элитной недвижимости Est-a-Tet, сегодня покупателей квартир интересует не только высота потолков и планировка, как это было несколько лет назад, но и концепция застройки, инфраструктура, экология, безопасность». Обустройство пруда и продуманного ландшафтного дизайна, максимально приближенного к естественной природе, – это тоже выгодные инвестиции. В Лондоне или Нью-Йорке, по наблюдению Сергея Скуратова, люди за виды на воду и парки готовы жертвовать качеством архитектуры, а здесь ничем жертвовать не надо.

Объекты «Сергей Скуратов Architects»

Инвесторы убеждены в том, что в нашей стране созрел класс потребителей, понимающих современную архитектуру. По крайней мере, в той ее, не лишенной достаточной доли консерватизма, как говорилось выше, версии, которую предлагают «Садовые кварталы». Насколько потенциальным покупателям квартир важны имена мастеров, и знают ли они их вообще? Эти темы в ходе круглого стола, на наш взгляд, остались не раскрытыми. Предположим, что пока на потребителя больше воздействует само понятие «авторская архитектура», подразумевающее эксклюзивность, качество и ответственность за все это некого авторитетного специалиста, а в данном случае не одного, а нескольких.

Объекты «Сергей Скуратов Architects»

Тенденция vs единичный случай. Последуют ли за «Садовыми кварталами» аналогичные проекты жилья, или микрорайон в Хамовниках останется историей, не имеющей прецедентов, хотя бы в силу дефицита земли в престижных районах города? Аркадий Воловник заметил, что в том же ЦАО имеются промышленные территории, пригодные для редевелопмента, но вот есть ли у их собственников или арендаторов аналогичные возможности и планы, как у Уникора, он не знает. Что касается звездных архитектурных альянсов, достаточно распространенных на Западе, в России их эффективность испытывается сейчас и на более масштабном, чем жилищное строительство, уровне - в проектировании иннограда Сколково, где ведущие российские архитекторы трудятся наряду с западными «звездами». Для возникновения других мощных «коллабораций» пока никаких противопоказаний нет, но и благоприятной ситуации на горизонте пока тоже не видно, по крайней мере в ближайшем будущем. Возможно, такой потенциал есть у территории ЗИЛа, судьба которой сейчас решается.

«Садовые кварталы»  в цифрах: 

Первая очередь проекта: 2010-2013 гг., вторая очередь - 2012-2014 гг., третья очередь - 2014-2017гг.

Площадь участка: 11, 08 га.

Площадь застройки: 450 тыс. кв.м.

Жилая часть - 177 тыс. кв.м.

Количество жилых зданий - 34 (4-14 этажей)

Мастерская Сергея Скуратова проектирует 24 дома, «Проект Меганом» - 3, ТПО «Резерв» - 2, «А-Б Студия» - 1, «Остоженка» - 3, SPEECH - 1, «Бюро: 500» - 2.

Площадь квартир  -  60 кв.м - 600 кв.м.

Высота потолков - 3,8-4,1 м.
 

Официальный сайт проекта: sadkvartal.ru

 

Кредо Александра Скокана

27.02.12
12:50
Категории: | События | Презентации

Музей архитектуры им. А.В. Щусева продолжает цикл лекций СREDO. Вo вторник, 28 февраля, cостоится встреча с главным архитектором известного московского бюро «Остоженка».

Деятельность этого творческого коллектива началась в конце 1980-х годов с разрабоки генерального плана нового строительства в исторической части столицы, давшей мастерской название. В дальнейшем бюро спроектировало немало узнаваемых офисных и жилых зданий в центре города, а также многофункциональных комплексов на периферии. В числе их работ - краснокирпичные высотки с пентхаусами рядом со станцией метро «Сокол»  и дом-мираж на улице Пресненский Вал, где впервые в квартирах было масштабно применено панорамное остекление. Постройки «Остоженки» запоминаются необычной конфигурацией - выгнутыми, или, наоборот, вогнутыми, поверхностями, заостренными или срезанными углами. За годы практики бюро выработало и особый подход к градостроительству, отраженный в концепциях развития территорий не только Москвы и ее области, но и Перми, Омска, Краснодара.

Главное, что, по мнению Александра Андреевича Скокана, характеризует творчество бюро, директором и главным архитектором которого он является, - уважительное и ответственное отношение к контексту, в котором должно возникнуть что-то новое. «Правильная, созвучная времени архитектура вырастает из конкретного места как результат прочтения его судьбы, обусловленной историей, и верного понимания ресурсов его развития для решения задач сегодняшнего дня» - так лаконично сформулировано кредо мастера и его коллег на сайте «Остоженки». Подробнее глава бюро представит свою практику в лектории Музея архитектуры имени A.В. Щусева во вторник (Флигель «Руина»), 28 февраля.

Начало лекции - в 19.00.

Официальный сайт музея: muar.ru

Официальный сайт бюро: ostarch.ru

Офисное здание в Бутиковском переулке, 2003-2010

Дом «Панорама» на улице Пресненский Вал, 2003-2005
 

 
Офисное здание на улице Щепкина, 2006-2010

Административное здание на 1-ой Брестской улице, 2001-2004

Застройка южной части микрорайона Видное, 2001-2007

Лучшие постройки 2010 года по версии Премии «Дом Года/Best Building Awards»

01.11.11
16:54
Категории: | События | Премии

По итогам Премии «Дом Года/ «Best Building Awards», подведенным во время фестиваля «Зодчество-2011», среди самых удачных реализаций оказались: заводское здание, офис энергетической компании, шахматный клуб, экопоселки и пара загородных домов интересной конфигурации. 

Победа в номинации «Дом года: выбор профессионалов» досталась Трубному электросварочному цеху «Высота 239» Челябинского трубопрокатного завода (архитекторы В.Юданов и С.Илышев, студия «Ё_программа»). Профессионалы, вошедшие в Экспертный совет под руководством архитектора Владимира Плоткина, отметили изобретательность и одновременно лаконичность в решениях фасадов, выразительность цветовой палитры с яркими акцентами, взвешенность и функциональную обоснованность каждой детали. Особенно ценно, что все эти комплименты были высказаны в адрес объекта промышленного назначения, что само по себе редкость.

По итогам всенародного голосования (номинация «Дом Года: выбор народа») лучшим зданием прошедшего года признан офисный центр «Новатэк» на Ленинском проспекте, выполненный по проекту С.Чобана и С.Кузнецова, бюро «SPEECH». И, надо сказать, что выбор народа вполне обоснован. Здание из благородного светлого камня с фасадом, оживленным «волнами» скругленных выступов, - образец стиля и качества.

Помимо двух основных номинаций, в этом году впервые появились награды в специальных категориях. «Лучшим малоэтажным проектом/ Best of low building» стал частный жилой дом в поселке «Горки-6», спроектированный архитектором Антоном Надточим в мастерской «Атриум». Выразительный облик этой постройки сформирован единой ломкой линией, очерчивающими крышу, наклонные стены, балкон и пол, чуть оторванный от земли.

Многофункциональный комплекс «ЭкоДолье Оренбург» группы компаний «Экодолье» заслужил награду в номинации «Лучший загородный поселок/Best housing development» - за лапидарным архитектурным решением его домов стоят продвинутые системы энергосбережения, снижения потребления воды и объема отходов.

Вилла в деревне Васильево Ленинградской области, составленная из кубических объемов, стала «Лучшим деревянным домом/Made in wood». Таким образом, награда дважды нашла Сергея Чобана – автора проекта.

Свои призы вручили партнеры Премии Информагенство СА «Архитектор» и Национальное агентство малоэтажного и коттеджного строительства НАМИКС. Агентство НАМИКС отметило подмосковный поселок «Западная Долина» компании «Загородный проект». В проектировании коттеджного поселка были задействованы такие именитые российские архитекторы, как Т.Кузембаев, Ю.Борисов, А.Леонов и др. Итогом такого сотрудничества явился современный малоэтажный поселок с ярко выраженной архитектурной концепцией и ориентацией на экологичность и энергоэффективность.
По мнению СА «Архитектор» самой выдающейся и в то же время органичной постройкой 2011 года стало офисное здание бюро «Остоженка» в Бутиковском переулке.


В финале торжественной церемонии награждения на сцену был приглашен Эрик Ван Эгераат, получивший диплом от стратегического партнера проекта Duvils Group в номинации «Made in Future». Его небольшой шахматный клуб, спроектированный для Ханты-Мансийска, поразил представителей Duvils Group охватом технологических инноваций и инженерных спецэффектов.

2010 год стал для Премии на удивление плодовитым – участие в конкурсе приняли более 70 новых домов, построенных в России. Премия, существующая с 2005 г., с энтузиазмом расширяет свои границы. Не исключено, что в будущем году на смену всероссийскому охвату придет международный.

Кампус для МИСиСа: конкурсный проект бюро «Остоженка»

16.08.11
14:59
Категории: | Концепты

Проект единственного отечественного бюро, вошедшего в тройку финалистов международного конкурса на эскиз проекта кампуса Национального исследовательского технологического университета МИСиC.

Разработка студенческого городка для НИТУ «МИСиС» ведется в рамках градостроительного «Проекта A101». ГК «Масштаб», собственник земельных участков площадью около 3100Га в пределах от 3-х до 23-x км от MКАД по Калужскому шоссе, планирует на них строительство нового жилья, социальных объектов и коммерческой недвижимости. Под строительство кампуса МИСиСа компания выделила 100Га земли в соответствии с президентской Программой создания и развития Национального исследовательского технологического университета «МИСиС». Она предусматривает размещение научных площадей, лабораторий, жилых помещений для студентов и преподавателей в загородной зоне. Весь градостроительный проект, ядром которого является кампус, займет территорию площадью 400 000 квадратных метров. В предварительном этапе конкурса на проектирование кампуса участвовало 14 известных международных архитектурных бюро. В финал вышли голландское бюро Mecanoo, российское – «Остоженка» и испанское – АСХТ. 

Проект архбюро «Остоженка»

Участок для строительства в плане напоминает неправильный многоугольник, что усложняет конфигурацию пригодных для застройки территорий. Конкурсной программой приветствовалась гибкость планировочного решения. Поэтому архитекторы бюро «Остоженка» решили использовать простую универсальную градостроительную сетку с размерами ячейки 100х100 м. Она может быть заполнена модульными элементами различного функционального назначения. Их размещение можно варьировать. Также российским проектировщикам представлялось важным учесть специфику ландшафта и сохранить по максимуму пруд, луга и овраги. В регулярную прямоугольную застройку вносит разнообразие здание студенческого общежития. Оно поднято на высоких опорах над землей (у жителей городка таким образом появилась бы крытая галерея для прогулок и общения) и имеет криволинейные очертания – изгибается длинной волной на границе плотной застройки и природного ландшафта. Планировка общежития коридорная, жилые блоки перемежаются общественными помещениями для коллективного отдыха и занятий. Под зданием на всем его протяжении расположена подземная автостоянка на 580 автомобилей.
Этот проект занял второе место, проиграв голландской концепции всего 15 баллов .

Официальный сайт архитектурного бюро: ostarch.ru
 

 

Команда Mecanoo, набравшая 76 очков, расположила в центральной части студенческого городка учебно-исследовательские корпуса – так называемую «академическую милю». А по обеим сторонам от нее - двухэтажные жилища преподавателей, трехэтажные общежития для студентов и четырехэтажные дома для обслуживающего персонала. Решение Mecanoo, возможно, показалось жюри более простым в реализации. Полностью университетский городок планируется построить за 7-10 лет, а градостроительный проект должен быть готов к концу 2011 года. 

Проект архбюро Mecanoo

 

Мастер-класс бюро «Остоженка»

10.06.11
14:26

14 июня в Центральном доме архитектора состоится презентация и обсуждение проектов и построек одного из ведущих архитектурных бюро Москвы.
 

Александр Андреевич Скокан, главный архитектор «Остоженки», считает, что «правильная, созвучная времени архитектура вырастает из конкретного места, как результат прочтения его судьбы, обусловленной историей, и верного понимания ресурсов его развития для решения задач сегодняшнего дня». На счету  творческого коллектива, разделяющего это убеждение, уже 50 реализованных объектов и около 30 проектов. Деятельность бюро началась в 1989 году с реконструкции микрорайона «Остоженка» - большого проекта, давшего бюро название. Сегодня его сооружения можно встретить как на Ленинградском проспекте, так и на противоположном конце Москвы - проспекте Андропова. Из последних реализаций, иллюстрирующих принципы архитекторов, - офисные здания в Бутиковском переулке и на улице Щепкина. Своим объемно-пространственным решением они выделяются на фоне окружающей застройки и в то же время абсолютно ей не противоречат. Во время мастер-класса специалисты бюро, возможно, расскажут, как им удалось этого добиться, и поделяться другими профессиональными открытиями и наблюдениями. 

Встреча, организованная Информагенством CА «Архитектор», состоится 14 июня в «Белой гостиной» ЦДА, в 18.30.

Официальный сайт бюро: ostarch.ru

Офисное здание в Бутиковском переулке

Офисное здание на улице Щепкина

 







Арх.бюро
Люди
Организации
Производители
События
Страны
Наши партнеры

Подписка на новости

Укажите ваш e-mail:   
 
О проекте

Любое использование материалов сайта приветствуется при наличии активной ссылки. Будьте вежливы,
не забудьте указать источник информации (www.archplatforma.ru), оригинальное название публикации и имя автора.

© 2010 archplatforma.ru
дизайн | ВИТАЛИЙ ЖУЙКОВ & SODA NOSTRA 2010
Programming | Lipsits Sergey